Экспорт бриллиантов из Индии в мае вырос на 131,44%

Общий экспорт бриллиантов из Индии, составивший в мае 2021 года 2 010,92 млн долларов США по сравнению с 868,88 млн долларов в мае 2020 года, показал рост на 131,44%, согласно данным портала gjepc.org.

Сегодня

Lucapa Diamond привлекла более 1,6 млн австралийских долларов в рамках плана покупки акций

Lucapa Diamond привлекла 1,65 млн австралийских долларов за более чем 33 млн акций, проданных правомочным акционерам в рамках своего плана покупки акций.

Сегодня

«Алмазная лихорадка» в провинции Квазулу-Натал в ЮАР

По сообщениям СМИ, в деревне КваХлати в южноафриканской провинции Квазулу-Натал вспыхнула «алмазная лихорадка». Агентство Reuters сообщает, что более 1 000 искателей удачи стеклись в деревню в поисках драгоценных камней после того, как в этом районе...

Сегодня

Танзания запускает новый завод по переработке золота

Танзания ввела в эксплуатацию новый аффинажный завод в городе Мванза, в то время как центральный банк страны обдумывает планы по закупке этого драгоценного металла.

Сегодня

Продажи ювелирных изделий с бриллиантами демонстрируют рекордный рост

Продажи ювелирных изделий с бриллиантами, пережившие пандемию (март, апрель, май 2021 года), демонстрируют рекордный рост в Соединенных Штатах. Согласно отраслевому анализу, продажи ювелирных изделий с бриллиантами за этот период выросли на 30%...

Вчера

Природные бриллианты в обручальных кольцах выходят из употребления?

23 октября 2020

news_23102020_diamond.png

Фото: gr8effect (Pixabay)


Источник: The Wall Street Journal

(livemint.com) - Новое поколение производителей ювелирных изделий, использующих выращенные в лаборатории бриллианты и бриллианты повторного обращения, а также переработанные металлы, обращается к миллениалам и другим клиентам, которые хотят точно знать, откуда берется то, что они покупают. Может ли эта тенденция предвещать необратимые перемены?

Когда Камилла Мартин-Томсен (Camille Martin-Thomsen) стала заниматься покупкой обручального кольца вместе со своим женихом, она обнаружила, что процесс оказался не таким простым, как она надеялась. Пара, которая разрывалась между Бруклином и Копенгагеном, искала кольца от люксовых ювелирных домов в США и Дании. Качество изготовления было важно для 45-летней Мартин-Томсен, архитектора, заместителя декана и профессора, равно как и этические принципы, связанные с кольцом. «Я была очень расстроена тем, насколько равнодушно иногда относились люди к покупке бриллиантов, - говорит она. - Я просто не могла жить, сознавая, что для того, чтобы у меня были прекрасные вещи, я потенциально могу причинить вред другим людям или навредить Земле».

Они начали изучать вопрос, касающийся созданных в лаборатории бриллиантов, узнав, что созданные человеком бриллианты химически идентичны тем, которые добываются из недр, то есть, они имеют такой же химический углеродный состав и такую же кристаллическую структуру. (Им также присваиваются те же классы веса в каратах, огранки, чистоты и цвета, что и добытым бриллиантам.) Когда Мартин-Томсен и ее нынешний муж увидели, что цены на выращенные в лаборатории бриллианты значительно ниже, чем на добытые из недр, выбор стал очевидным. Цены на оправы в нью-йоркском магазине Frank Darling начинаются с $690, а кольца начинаются с $1 490 за солитер огранки «багет» весом пол карата и доходят до $10 370. (Имеются обручальные кольца Cartier Solitaire 1895 разного веса в каратах и ​​различной степени чистоты; например, кольцо из желтого золота с бриллиантом весом 0,52 карата и чистотой VS1 стоит $6 050). Ей так понравились оправы, которые предлагались в Frank Darling, что пара остановилась на покупке двух обручальных колец у этой компании.

В последнее время появилось новое поколение ювелирных брендов, в основном онлайновых, предлагающих обручальные кольца с выращенными бриллиантами напрямую потребителям, что бросает вызов традиционному представлению о том, что самые ценные ювелирные изделия должны быть с камнями, добытыми из недр. Некоторые также используют бриллианты повторного обращения, что может относиться как к самим антикварным камням, так и к тем, которые прошли заново огранку и им придана современная форма. В отличие от выращенных бриллиантов, камни повторного обращения обычно стоят столько же, сколько и их аналоги, добытые из недр, но производители ювелирных изделий и их клиенты любят их за то, что они оказывают крайне низкое воздействие на окружающую среду. Помимо Frank Darling, бренды в этом сегменте включают базирующийся в Нью-Йорке C1V1L, Ceremony из Лос-Анжелеса и Kimaï из Антверпена, поклонницей которого считается Меган Маркл (Meghan Markle). Частные инвестиционные компании, такие как Huron Capital, инвестировавшая в WD Lab Grown Diamonds в Вашингтоне, округ Колумбия, делают ставку на эту тенденцию. И знаменитости тоже: Леонардо Ди Каприо (Leonardo DiCaprio) инвестировал в Diamond Foundry, находящуюся в Сан-Франциско, когда компания собрала более $100 млн в 2015 году.

В процессе выращивания в лаборатории используется крошечный алмаз, называемый алмазной затравкой (которую иногда получают из природного алмаза, а иногда из выращенного в лаборатории), и один из двух методов формирования нового алмаза. Эти два процесса, используемые для их создания, - либо высокое давление и высокая температура, либо химическое осаждение из паровой фазы, - воспроизводят условия, при которых алмазы формируются в недрах Земли, но с гораздо большей скоростью. (Природные алмазы считаются исчерпаемым ресурсом из-за ограниченных запасов, залегающих достаточно близко к поверхности земли). На выращивание алмаза в один карат уходит от семи до десяти дней, а на выращивание алмаза в три карата - около месяца. После этого проводят их огранку, придавая им традиционные формы, такие как «кушон», «овал» и круглую форму.

Большинство алмазодобывающих компаний сертифицируют свои алмазы в соответствии с требованиями Кимберлийского процесса (Kimberley Process), который появился благодаря резолюции Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, принятой в 2000 году, о выработке международного стандарта для алмазов, гарантирующего отсутствие связи алмазов с конфликтами. Критики сертификации говорят, что, сосредоточив внимание только на конфликтных алмазах, она исключает другие формы эксплуатации рабочих, включая детский труд и справедливую оплату труда, и что отслеживание камней прекращается после того, как они пройдут огранку и полировку. Некоторые ювелирные компании внедряют свои собственные стандарты в дополнение к Кимберлийскому процессу, например, De Beers Group, которая разработала свои собственные принципы передовой практики в дополнение к использованию собственных программ отслеживания.

Однако для новых брендов выращенные в лаборатории бриллианты могут стать более экономичным способом производства ювелирных украшений. 34-летний Блейкли Торнтон (Blakely Thornton) основал свою ювелирную компанию C1V1L в 2019 году с фирменным дизайном для повседневных украшений - ожерелий и браслетов-манжет из золотой и серебряной сетки. Желая расширить производство за счет обручальных колец и других ювелирных изделий на заказ, в конечном итоге он стал партнером поставщика выращенных в лаборатории бриллиантов, найдя их цены более прозрачными, чем те, которые он видел на рынке природных бриллиантов. «Поскольку клиенты понимают, что выращенный в лаборатории бриллиант - это не кубический цирконий ... я смотрю на выращенный бриллиант как на Tesla в области роскошных ювелирных изделий, - говорит Торнтон. - Люди, которые могут купить Mercedes, думают, что я не хочу иметь V-образный двенадцатицилиндровый двигатель, который ухудшит [жизнь] моих детей».

Точное понимание воздействия выращенных в лаборатории алмазов на окружающую среду по сравнению с природными алмазами не совсем однозначно. В отчете контент-платформы Future Planet компании BBC, опубликованном в начале этого года, была предпринята попытка оценить, являются ли процессы выращивания камней в лаборатории более экологически безопасными, чем добыча полезных ископаемых, но не пришли к окончательному выводу, ссылаясь на отсутствие прозрачности, из-за чего сложно получить точные данные об углеродном следе каждого из них. Например, анализ 2014 года, проведенный консалтинговой фирмой Frost & Sullivan, показал, что на добычу алмазов требуется вдвое больше энергии, чем на производство выращенных в лаборатории алмазов, что все равно является значительным количеством энергии.

Такая непрозрачность является одной из причин, по которой 29-летняя Джесс Ханна (Jess Hannah) и 31-летняя Челси Николсон (Chelsea Nicholson) создали свою компанию по производству колец Ceremony, для которых используются только бриллианты повторного обращения и переработанное золото. (На самом деле, основатели не используют слово «обручальное кольцо», потому что считают, что это устаревшая концепция для некоторых из их клиентов.) Чистый, современный дизайн Ceremony, многие из которых относятся к стилю «унисекс», перекликаются с дизайном ювелирных украшений (и лака для ногтей) J. Hannah, благодаря которым наиболее известна соучредитель Ханна. «[Каждый используемый нами бриллиант] уже находится в цепочке поставок, - говорит Николсон. - И поэтому мы чувствуем, что контролируем это».

Начиная с 1930-х годов, алмазная компания De Beers начала маркетинговую кампанию, которая должна была сделать бриллианты синонимом обручальных колец: давала бриллианты кинозвездам на их обручения, показывала их в публикациях в светской хронике и даже приглашала лекторов в старшие классы школ, чтобы они говорили о бриллиантах. В 1940-х годах она запустила свою теперь известную кампанию «Бриллиант - это навсегда» (A diamond is forever). Компания инвестировала в технологию выращенных в лаборатории бриллиантов, в первую очередь потому, что она хочет обозначить выращенные в лаборатории бриллианты как компонент повседневных ювелирных украшений, которые не обязательно рассматриваются в качестве инвестиций. Ее производственная группа Element Six сосредоточила внимание на выращенных в лаборатории бриллиантах с конца 1950-х годов, а ориентированная на потребителя компания Lightbox Jewelry была запущена в 2018 году и продает изделия с голубыми и розовыми выращенными бриллиантами в дополнение к белым. Говоря о том, почему De Beers основала Lightbox, исполнительный вице-президент группы по потребительским товарам и брендам Стивен Люсье (Stephen Lussier) говорит: «Думаю, было бы справедливо сказать, что мы были обеспокоены тем, каким образом, как мы наблюдали, продаются [выращенные в лаборатории бриллианты], потому что мы не думали, что это они могут выдержать испытание временем».

Другие в этом не так уверены. 26-летняя Джессика Варч (Jessica Warch) и 26-летний Сидней Нойхаус (Sidney Neuhaus) выросли в семьях, работающих в алмазной отрасли Антверпена. В 2018 году они запустили собственную компанию по выращиванию бриллиантов, Kimaï, и ювелирной бижутерии: серьги-каффы (ear cuffs), ожерелья с инициалами и серьги-клаймберы (ear climbers), одну из которых в прошлом году носила Меган Маркл. Однако все чаще клиенты приходили к ним за изготовленными на заказ обручальными кольцами, и теперь они работают над своей собственной коллекцией. «Наше поколение все больше заботится о том, откуда берутся товары, которые мы покупаем, - написали соучредители в электронном письме. - Они хотят иметь возможность проследить, им нужна экологически безопасная упаковка, и они хотят знать, что люди, участвующие в создании их ювелирных изделий, получают зарплату и к ним относятся справедливо».

Некоторым молодым покупателям не нужна вся эта высокая стоимость драгоценности, обычно связанная с покупкой обручального кольца; они испытывают неловкость и видят в этом безликость. Веб-сайт Frank Darling, бренда, в котором архитектор Мартин-Томсен нашла свое кольцо, украшен игривым рисунком и голубым шрифтом, что делает покупку колец менее важным событием. Клиенты просматривают варианты оправы, выбирают материал - желтое 18-каратное, белое или розовое золото или платину, размер своего кольца и решают, что предпочесть - выращенные в лаборатории бриллианты или бриллианты повторного обращения. Если они решают купить «только оправу» для одного из колец, то они могут затем провести поиск в базе данных компании по бриллиантам, чтобы посмотреть варианты камней. Клиенты также могут выбрать кольцо, выполненное по индивидуальному заказу, или начать с домашнего примерочного комплекта, включающего копии колец четырех стилей. «Это категория, которую большинство людей никогда раньше не покупали, и они боятся войти в ювелирный магазин, - говорит 34-летняя соучредитель и генеральный директор Кеган Фишер (Kegan Fisher), основавшая компанию вместе со своим 38-летним мужем Джеффом Смитом (Jeff Smith) в 2019 году. - Дома, где удобно, на вас никто не смотрит, и вы можете сделать столько снимков, сколько захотите. В таком случае меньше напряжения».

А для миллениалов, известных тем, что они отдают предпочтение впечатлениям, а не вещам, цена может быть самым большим аргументом при продаже. Фишер говорит: «Можно потратить вдвое больше денег на бриллиант, добытый из недр, или можно этого не делать и можно будет отправиться в более приятный медовый месяц».