АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Открытие Botswana Diamonds на проекте Торни Ривер продвигается к оценке ресурсов

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на биржах AIM и BSE, заявила, что продвинулась в направлении оценки ресурсов на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

11 июня 2021

Прибыль Chow Tai Fook в 2021 финансовом году выросла на 107%

Годовые результаты группы компаний Chow Tai Fook Jewellery Group за 2021 финансовый год показали, что прибыль компании выросла на 107,7%, до 775,83 млн долларов. Это стало значительным улучшением по сравнению с убытком в 36,6% в 2020 финансовом...

11 июня 2021

Запущен выпуск первой в мире одобренной регулятором алмазной монеты

Новую алмазную монету позиционируют как альтернативный товар для инвесторов, который они могут приобрести вместо золотых слитков.

11 июня 2021

Намибия блокирует предложение Namdia назначить эксперта по оценке алмазов

Министерство горнодобывающей промышленности Намибии заблокировало предложение исполнительного директора государственной компании Namib Desert Diamonds (Namdia) Кеннеди Хамутеньи (Kennedy Hamutenya) назначить своего менеджера по продажам...

10 июня 2021

Генеральный директор De Beers: как мы планируем преобразовать наш бизнес

20 августа 2020

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - В четверг 30 июля De Beers опубликовала финансовые результаты за первое полугодие, которые показывают, насколько сильно она пострадала от COVID-19 - общий доход составил $1,2 млрд, что на 54% меньше, чем годом ранее, который сам по себе не был прекрасным.

В интервью изданию JCK генеральный директор Брюс Кливер (Bruce Cleaver) рассказывает о том, как компания планирует преобразовать свой бизнес, о потребителях после COVID-19, и когда алмазный бизнес выйдет из своего нынешнего упадка.

JCK: Мы продолжаем встречать информацию о том, что De Beers меняет свою бизнес-модель. Что это повлечет за собой?

Брюс Кливер: Это та же самая модель. Она просто делает ее более эффективной и выгодной. Мы рассматривали процесс преобразований, и теперь мы ищем пути ускорения преобразования De Beers. Оно проводится по всей De Beers, от геологоразведки до розничной торговли. На самом деле речь идет о том, как мы собираемся проводить геологоразведку более эффективно, вести добычу более эффективно, с большей прибылью, а также сделать наши бренды в нижней части алмазопровода [De Beers Diamond Jewellers и Forevermark] более прибыльными. Так что это не совсем новая стратегия. Просто вопрос в том, как делать это быстрее, чем мы, возможно, делали это раньше, более эффективно и больше использовать данные и технологию, чем в прошлом. Мы видим необходимость более эффективной интеграции верхнего, среднего и нижнего сегментов алмазопровода, чем раньше, чтобы лучше связать их с данными и технологиями в каждой части бизнеса с целью улучшения возможностей в будущем, когда мы выйдем из пандемии COVID.

Были предположения, что вы измените систему сайтов.

Мы непременно продолжим продавать товары по долгосрочным контрактам с нашими покупателями. Мы всегда развиваем контракт с нашими клиентами, мы собираемся делать это и дальше, и мы будем вести переговоры об этом с нашими клиентами в течение года. Мы, безусловно, хотели бы поработать с ними, чтобы лучше связать их с любыми данными о розничном спросе, в отношении того, что мы им продаем и что мы добываем. Конечно, нельзя сказать, что мы уходим от системы сайтов. Она нам хорошо послужила и будет продолжать служить.

Что все это будет означать на практике?

Одна из болевых точек в средней части алмазопровода - это то, сколько времени требуется алмазу на то, чтобы его добыть из недр и чтобы он попал в розничный магазин. Можем ли мы ускорить эту цепочку создания стоимости для всеобщей выгоды? Можем ли мы больше работать с клиентами, с данными, чтобы сократить это, а затем получить более качественные сигналы о том, что люди продают быстрее, и лучше применить это к тому, что мы продаем людям в боксах, и как формируем боксы и кому их продаем?

Итак, речь на самом деле идет о том, можем ли мы коллективно использовать данные о розничной торговле лучше и быстрее, чтобы продавать алмазное сырье более эффективно, а также, как надеемся, ускорить цепочку создания стоимости и, возможно, даже работу на руднике таким образом, чтобы больше соответствовать спросу и реагировать на сигналы со стороны спроса. Требуется много времени, чтобы добыть алмаз из земли и чтобы он попал в магазин, и структура спроса может сильно измениться за это время. Если мы сможем это ускорить, мы сможем принести пользу всем в цепочке создания стоимости и повысить прибыльность.

И как это повлияет на ваш бизнес в нижнем сегменте алмазопровода?

Нам нужно сделать наши компании в нижней части алмазопровода более прибыльными, и мы должны сделать их лучше, что вы и увидите в ближайшие пару месяцев. Мы также сделаем упор на то, чтобы сделать наш розничный бизнес тоже более прибыльным.

Когда люди говорят об эффективности, это обычно означает сокращение рабочих мест. Считаете ли вы, что так и происходит?

В 2020 году мы проделали большую работу по экономии расходов. Как вы уже видели, наши производственные планы снижаются, мы будем сокращать расходы, притормозим капитальные проекты, сократим основной капитал и урежем расходы головного офиса. Таким образом, это то, что мы уже сделали, но в том, что касается вашего вопроса, сейчас мы собираемся начать процесс официальных собеседований с нашими сотрудниками по всему миру об этом процессе, и, вероятно, будет сокращение рабочих мест. На данный момент я не могу вам сказать, как это будет выглядеть, потому что мы обязаны провести эти собеседования, и мы сделаем это честно и прозрачно. В разных странах существуют совершенно разные правила о том, как это проводить, а в некоторых странах процесс довольно длительный. Мы сделаем это справедливо и правильно, но, скорее всего, будет сокращение рабочих мест.

Собираетесь ли вы по-прежнему проводить реальные сайты?

Мы, безусловно, смогли провести некоторые продажи виртуально, и в настоящий момент мы проявляем достаточную гибкость в отношении способов продажи товаров, потому люди просто не могут приехать в Ботсвану. Мы можем продать некоторые боксы вслепую, и наши сайтхолдеры достаточно доверяют нам, чтобы делать это. Но я думаю, что будет продолжаться основной бизнес людей, собирающихся 10 раз в год для физической проверки товаров. Посмотрим, будет ли это проводиться в сочетании с большим количеством виртуальных транзакций. Но я не скажу, что мы собирались проводить радикальные изменения и отходить от того, чтобы люди приезжали на сайты и сами участвовали в просмотре товаров. Я не думаю, что можно проводить виртуальные продажи для тех объемов товаров, которые мы продаем. Я думаю, что существует множество других преимуществ, которые дает регулярное общение с вашими клиентами.

У вас все еще нет нового контракта с Ботсваной, который ожидался в прошлом году. Что-то сдерживает его заключение?

Это из-за COVID и невозможности встретиться с нашими коллегами. В настоящее время нет сообщения с Ботсваной, нет поездок ни в страну, ни из страны, поэтому мы решили проводить сайты виртуально. Но на самом деле это зависит от того, что невозможно встретиться с нашими коллегами в одном помещении. Как только мы сможем это сделать, мы продолжим этим заниматься, и я уверен, что мы решим этот вопрос вовремя. Мы всегда так делаем.

De Beers говорила о потребителях, которые хотят получать больше эмоциональных подарков. Как алмазная отрасль использует эту возможность в своих интересах?

Хорошей новостью является то, что, если посмотреть на отскок в Китае, видна V-образная реакция. Некоторые люди там сказали, что продали в мае и июне больше, чем в 2019 году. Это обнадеживает, потому что это позволяет сделать вывод, что люди, конечно же, вообще не отказывались от продукта во время распространения COVID. Так что это хорошая информация.

Все данные, которые у нас есть, и все исследования потребителей, которыми мы располагаем, показывают, что люди думают, что значимые подарки будут иметь большее значение в будущем, чем менее значимые, и я думаю, что это вполне распространяется и на бриллианты. Из исследований также известно, что 90% американских потребителей говорят, что они рассматривают возможность сделать подарок, который сохраняет свою стоимость, поэтому я думаю, что сейчас, когда будем выходить из пандемии COVID, появляется несколько действительно хороших возможностей. Я также думаю, что одно из крупнейших конкурентных направлений в этой области - путешествия класса «люкс» - вряд ли достигнут какого-либо значимого уровня до конца года. Так что, может быть, нам могут перепасть некоторые суммы из кошельков потребителей, которые могли бы уйти на что-то другое. Очевидно, что в конце 2020 года у людей будет меньше денег на расходы, поэтому наша роль заключается в том, чтобы заставить их тратить деньги в алмазной отрасли.

Наша реклама во втором квартале была посвящена не столько вопросам, связанным с конкретным продуктом, сколько вопросам устойчивости и той пользе, которую могут принести бриллианты. Для меня одну из больших возможностей будут представлять покупатели из поколения двухтысячных и поколения Z, которых больше интересуют бренды, и у которых устойчивая социальная цель. За эти годы мы проделали огромную работу в этом направлении.

Я думаю, что у Совета по природным алмазам (Natural Diamond Council) появится много интересного во второй половине года. Во втором полугодии у нас, безусловно, будет много работы, и мы готовы работать в партнерстве с другими участниками нижнего сегмента алмазопровода, чтобы попытаться максимизировать покупательную силу доллара в наших расходах.

Каким вы видите второе полугодие?

На этот вопрос очень сложно ответить, потому что все действительно будет зависеть от темпов и устойчивости восстановления экономики США. Любой последующий режим самоизоляции, вторая волна COVID, действительно не пойдут на пользу. Учитывая то, как мало мы добывали и продавали, я думаю, что есть некоторые свидетельства того, что в средней части алмазопровода есть некоторый запас, и, безусловно, продолжаются некоторые продажи ювелирных изделий с бриллиантами. Восстановление, которое мы наблюдали в Америке, было довольно устойчивым. Мне кажется, что некоторые самостоятельные компании работали довольно хорошо, и неплохо обстоят дела в свадебном сегменте. Я не думаю, что худшее уже позади, но относительно того, когда вернется реальный спрос, трудно сказать. Это действительно будет зависеть от того, что произойдет в четвертом квартале в США.

Мы видели, что некоторые алмазные рудники испытывают финансовые трудности, а некоторые закрываются. Считаете ли вы, что предложение упадет в следующие несколько лет?

На мой взгляд, ситуация положительная. Хотя это не очень хорошо для многих компаний, я считаю маловероятным, что существующие сейчас предложения вернутся на прежние уровни. В любом случае, после 2018 и 2019 годов мы бы столкнулись с сокращением предложения, даже если бы все работали на полную мощность. И я не думаю, что рудники станут работать на полную мощность в ближайшее время, если вообще будут работать. Я все же думаю, что это очень хорошо для тех, кто останется. Конечно, это трудно для тех, кого это коснется. Но наша модель показывает, что в ближайшие пять-десять лет будет меньше предложения, чем мы думали даже год назад. Рудник Аргайл (Argyle), наверняка, закрывается, мы знали об этом, но что касается некоторых канадских рудников и некоторых рудников в Танзании, я думаю, что вряд ли у них будет тот же уровень предложения, как мы раньше думали.

Будет ли De Beers заинтересована в покупке каких-то из тех рудников, которые сейчас есть на рынке?

Мы не комментируем конкретные возможности, но мы всегда открыты для тех рудников, которые представляют ценность. У нас сильный баланс.

Что вы думаете о выращенных в лаборатории бриллиантах?

Данные, которые я видел, показывают, что в эпоху распространения COVID ситуация с ними также была довольно тяжелой. Мы продолжаем отслеживать их через Lightbox, и работа над нашим объектом в Портленде была фактически прервана. Портленд - это не то место, где можно было бы ждать сбоев, но пока что дела идут. Сейчас мы вводим в эксплуатацию реакторы. К концу этого года или в первом квартале следующего года этот объект будет запущен. Это положительно для нас, потому что у нас будет бόльший объем для продажи.

Что вы можете сказать в заключение?

Это было невероятно трудное время для всех нас в отрасли, но я думаю, что все проделали огромную работу, помогая местному населению там, где у нас есть рудники, и поддерживая людей, которые работают на нас. Я думаю, что алмазную отрасль ждет светлое будущее. Нельзя сказать, что худшее уже позади, отрасль очень сильно зависит от Америки. Но сейчас самое время начать думать позитивно и готовиться к достойному сезону. Я думаю, что можно ожидать, что 2021 год будет намного лучше.