Dominion Diamond Mines подала в суд на Diavik Diamond Mines

На компанию Diavik Diamond Mines, которая полностью принадлежит Rio Tinto, подала в суд компания Dominion Diamond Mines, являющаяся ее партнером с долей в 40% в алмазном руднике Даявик (Diavik), расположенном в Северо-Западных территориях...

Сегодня

DMCC позиционирует Дубай в качестве глобального центра торговли природными и лабораторными алмазами

В соответствии со своим мандатом по привлечению, облегчению и стимулированию новых торговых потоков через Дубай Дубайский центр биржевых товаров позиционирует этот эмират в качестве центра торговли природными и лабораторными алмазами.

Сегодня

Алмазный рудник Даявик завершил тестирование на COVID-19, заболевших не обнаружено

Согласно пресс-релизу Rio Tinto, на алмазном руднике Даявик (Diavik) в Канаде проведено около 2 600 тестов на COVID-19.

Сегодня

Зимбабве задумалась над продажей своего запаса алмазов

Зимбабве планирует продать свой запас алмазов объемом более одного миллиона каратов в то время, когда торговля алмазным сырьем замедлилась из-за пандемии Covid-19, сообщают государственные СМИ.

Вчера

В 2019 году мировая добыча алмазного сырья снизилась на 12%

Согласно последним данным Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP), мировая добыча алмазного сырья сократилась на 12%, до 130,3 млн каратов в натуральном выражении. Россия сохранила лидирующую позицию, добыв 45,3 млн каратов алмазов...

Вчера

Настало ли время инвестировать в добычу золота в Южной Африке?

19 июня 2020

expert_19062020.jpg
Фото: mohamed_hassan (Pixabay)


(miningreview.com) - Цена на золото может быстро расти, но вряд ли она привлечет какие-либо инвестиции в рудники Южной Африки.

Раньше золото было безопасным убежищем во времена неопределенности. В связи с крахом экономики и фондовых рынков во всем мире в результате продолжающейся пандемии COVID-19 инвесторы вновь бросились покупать золото, в результате чего спрос на него в последние дни достиг 7-летнего максимума свыше $1 700 за унцию.

Последняя тенденция цен на золото стимулируется денежными вливаниями с целью смягчения серьезного воздействия COVID-19 на мировую экономику. Правительства во всем мире утверждают широкие меры стимулирования помимо почти нулевых процентных ставок и количественного смягчения в надежде на ускорение развития бизнеса.

Можно подумать, что высокая цена будет стимулировать увеличение инвестиций в южноафриканские золотые прииски, однако рыночная цена является лишь одной из составляющих, и есть другие факторы, которые инвесторы учитывают и которым на самом деле могут уделять больше внимания.

История золотодобычи в Южной Африке восходит к 1873 году, когда началось первое крупномасштабное производство и когда у деревушки Пилигрим Рест (Pilgrim’s Rest) были обнаружены аллювиальные залежи, а вскоре последовало открытие золота в Витватерсранде в 1884 году.

Открытие золота в конце 19-го века привело к развитию города Йоханнесбурга, Эголи, или города золота, и в течение многих лет Южная Африка была основным производителем золота в мире.

Это уже не так, и добыча золота в Южной Африке продолжает снижаться в течение нескольких десятилетий. После пиковой добычи около 1 000 тонн в 1970 году добыча золота в стране упала в 2018 году до 130 тонн, и теперь на Южную Африку приходится лишь около 4% мирового объема производства золота.

Однако это снижение не является результатом истощения резервов, и было бы неправильно полагать, что в Южной Африке заканчивается золото. Фактически, более 50% всех запасов золота находятся в Южной Африке, а бассейн Витватерсранд остается крупнейшим золотым ресурсом в мире.

Спад производства на протяжении десятилетий был обусловлен сочетанием закрытия, старения активов и промышленных конфликтов, что создало неблагоприятную эксплуатационную среду. В горнодобывающую промышленность Южной Африки не привлекаются инвесторы, особенно иностранные.

У отрасли есть свои проблемы, и многие заявляют, что просто слишком сложно инвестировать в горнодобывающую промышленность Южной Африки как из-за жестких требований, связанных с расширением участия чернокожего населения в экономике (BEE), так и постоянных изменений, которые правительство может внести и вносит в Горную хартию, что приводит к появлению значительной неопределенности для инвесторов.

И само собой разумеется, что производственная деятельность рабочих, в конечном итоге приводящая к росту затрат на заработную плату из года в год, и ограничение нагрузок со стороны Eskom также играют роль в сдерживании инвесторов.

И сдерживаются не только новые инвестиции. Даже ведущие горнодобывающие компании со штаб-квартирой в Южной Африке теперь сосредоточены в другом месте, так как Anglo Gold Ashanti недавно продала последние свои южноафриканские горнодобывающие активы и вышла на южноафриканский рынок, чтобы сосредоточиться на «поисках менее рискованных инвестиций в оффшорной зоне».

Не все новости плохие, австралийская компания Theta Gold Mines инвестирует примерно 1 млрд рэндов на строительство шахты в историческом шахтерском городе Пилигрим Рест в провинции Мпумаланга.

Предприятие Theta Gold Mines представляет собой пробуждение гигантского месторождения, где в 1873 году началась первая золотая лихорадка в Южной Африке, и планируется добыть 6 млн унций в течение следующих 20 с лишним лет.

Благодаря новым технологиям могут быть вновь открыты многие старые рудники в Южной Африке, и было бы целесообразно вести добычу на большей глубине, чтобы получить доступ к огромным запасам, которые все еще находятся глубоко под землей.

Однако это потребует значительных капиталовложений, и ключевой момент заключается в том, сможет ли Южная Африка привлечь инвестиции, особенно в то время, как остальная часть Африки становится более доступной и менее рискованной для инвестиций в горнодобывающий сектор.