Dominion Diamond Mines подала в суд на Diavik Diamond Mines

На компанию Diavik Diamond Mines, которая полностью принадлежит Rio Tinto, подала в суд компания Dominion Diamond Mines, являющаяся ее партнером с долей в 40% в алмазном руднике Даявик (Diavik), расположенном в Северо-Западных территориях...

Сегодня

DMCC позиционирует Дубай в качестве глобального центра торговли природными и лабораторными алмазами

В соответствии со своим мандатом по привлечению, облегчению и стимулированию новых торговых потоков через Дубай Дубайский центр биржевых товаров позиционирует этот эмират в качестве центра торговли природными и лабораторными алмазами.

Сегодня

Алмазный рудник Даявик завершил тестирование на COVID-19, заболевших не обнаружено

Согласно пресс-релизу Rio Tinto, на алмазном руднике Даявик (Diavik) в Канаде проведено около 2 600 тестов на COVID-19.

Сегодня

Зимбабве задумалась над продажей своего запаса алмазов

Зимбабве планирует продать свой запас алмазов объемом более одного миллиона каратов в то время, когда торговля алмазным сырьем замедлилась из-за пандемии Covid-19, сообщают государственные СМИ.

Вчера

В 2019 году мировая добыча алмазного сырья снизилась на 12%

Согласно последним данным Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP), мировая добыча алмазного сырья сократилась на 12%, до 130,3 млн каратов в натуральном выражении. Россия сохранила лидирующую позицию, добыв 45,3 млн каратов алмазов...

Вчера

Настоятельный призыв разрешить аллювиальному алмазному сектору, испытывающему трудности, создавать рабочие места

18 июня 2020

expert_15062020_sadpo.png
Фото: SADPO


Автор: Мартин Кример (Martin Creamer)

(miningweekly.com) - Открытие аллювиальных алмазов на уникальных вторичных месторождениях на среднем участке Оранжевой реки вниз по течению от Хоуптауна в Южной Африке в 1867 году послужило катализатором, положившим начало развитию алмазодобывающей отрасли в южной части Африки.

Но, по сравнению с периодом расцвета между 1990-ми и началом 2000-х годов, сегодняшний юниорский алмазодобывающий сектор лишь слабо напоминает свою прежнюю отрасль, говорит заместитель председателя Южноафриканской организации производителей алмазов (South African Diamond Producers Organisation, SADPO) Линдон Де Мейлон (Lyndon De Meillon).

Независимые исследования показали, что за последние 20 лет сектор сократился на 90%, в основном из-за плохого законодательства и чрезмерного регулирования.

Сейчас SADPO обращается к правительству с настоятельным призывом разрешить ей использовать замечательную новую технологию для своего оживления и одновременного уменьшения огромной безработицы в ряде регионов, где аллювиальная добыча алмазов юниорами сталкивается с большими трудностями. Все, что нужно, - это признание уникального характера этой добычи и искоренение бюрократизма.

Де Мейлон, независимый производитель алмазов, является владельцем Paleostone Mining, владеющей двумя действующими аллювиальными рудниками. Он геолог с дипломом бакалавра в области геологии и степенью магистра в области океанографии. Он работает в алмазном бизнесе в течение 28 лет и заверяет Mining Weekly, что уникальные в мировом масштабе и исключительные месторождения Южной Африки могут быть успешно использованы благодаря надежному геологическому моделированию, использованию опыта, дешевой эксплуатации и технологическим достижениям. Но необходимо избавиться от бюрократизма, и должно быть введено законодательство, которое позволит малому и юниорскому горнодобывающему сектору страны создавать богатство и рабочие места.

По данным SADPO, добыча алмазов в Южной Африке в 2018 году составила около 9,25 млн каратов. На кимберлитах добыли 9,03 млн каратов, причем на долю De Beers пришлось примерно 4,68 млн каратов, а на Petra Diamonds - 4,35 млн каратов. На других, более мелких кимберлитах добыли около 10 000 каратов, на аллювиальных месторождениях - около 160 000 каратов, а из морских отложений - 50 000 каратов.

Эти статистические данные, отмечает SADPO, свидетельствуют о значительном сокращении добычи алмазов в Южной Африке с 15,8 млн каратов в 2005 году, что привело к негативному воздействию на экономику, иностранные поступления, занятость и местное население в основных провинциях и районах добычи полезных ископаемых.

Это особенно относится к району Намакваленд на западном побережье Южной Африки и в равной степени к Северной Капской провинции, включая некогда знаменитый алмазный центр Кимберли, а также к Северо-западной провинции.

SADPO подчеркивает, что ситуация не должна была быть такой ужасной, какой она стала, учитывая оставшиеся большие по площади и крупные аллювиальные месторождения алмазов в Намакваленде, Северной Капской провинции и Северо-Западной провинции.

Эти обширные вторичные, или аллювиальные, месторождения алмазов были сформированы в течение миллионов лет выветривания и обнажения пород южного континента и рассеивания алмазов из их первичных кимберлитовых источников в ручьи и реки и, в конечном счете, в море на западном побережье.

Этот процесс сопровождается увеличением средней стоимости за карат, так как плохое качество и камни «с изъяном» постепенно истираются и разрушаются, перемещаясь на большие расстояния.

По оценкам SADPO, всего около 200 частных компаний вместе с несколькими перечисленными юниорскими алмазодобывающими компаниями занимаются добычей аллювиальных алмазов и разработкой небольших кимберлитов в Северо-Западной провинции, Северном Фри-Стейте и Северной Капской провинции. Однако большинству зарегистрированных компаний очень трудно выжить при добыче этих месторождений со сверхнизким содержанием, низкой маржой вследствие их структуры затрат, говорится в сообщении этой организации, опубликованном в Mining Weekly.

По мнению SADPO, аллювиальные месторождения алмазов можно разделить на прибрежные и внутренние, наземные. Алмазы найдены вдоль западного побережья Южной Африки от устья реки Олифант до северной части Намибии. Эти алмазы были вынесены на побережье древними речными системами во время эволюции дренажа в южной части Африки.

Алмазы, найденные вдоль побережья, характеризуются относительно небольшими размерами, но исключительным качеством, благодаря процессу истирания, которому они подвергаются во время своего пути на побережье.

Аллювиальные отложения, расположенные выше по речной системе - ближе к источнику кимберлитов - на суше внутри страны, имеют больший средний размер камней.

Председатель SADPO Герт Ван Никерк (Gert Van Niekerk) отмечает, что в Южной Африке есть уникальный алмазный сектор малых и юниорских компаний, сформировавшийся за длительный период времени, имеющий опыт и навыки, полученные большим трудом, чему помогают инновационные геологические работы, бурение, моделирование рельефа местности и трехмерное моделирование данных, полученных при бурении, дроны и современные методы обработки и извлечения алмазов, обеспечивающие платформу для эксплуатации этих месторождений.

Исключительно низкие и сверхнизкие показатели содержания, а также эффект самородков являются ключевыми проблемами, стоящими перед этим сегментом, и по своей сути приводят к появлению некоторых нишевых месторождений, которые способны обеспечить только кратковременный срок службы рудника от 18 месяцев до трех лет, по сравнению с некоторыми из более крупных месторождений с низким содержанием, обеспечивающих более длительный срок службы рудника от трех до пяти лет.

Де Мейлон отмечает, что в Южной Африке права на добычу полезных ископаемых предоставляются с учетом границ фермерских хозяйств, а учитывая ограниченный характер аллювиальных месторождений, - как правило, ограниченных древними руслами рек, - отрасли требуется очень эффективная система подачи заявок на разрешения, которая позволит обрабатывать заявки на геологоразведку, добычу полезных ископаемых и использование водных ресурсов в течение 12 месяцев с целью планирования перехода к смежным рудным телам на прилегающих участках.

«К сожалению, подход «одна политика для всех» (one-policy-fits-all), и бюрократизм, навязанный различными правительственными департаментами и управлениями, особенно невыгодны для юниорского алмазодобывающего сектора, - говорит де Мейлон.

И Ван Никерк, и Де Мейлон подчеркивают, что эти в основном удаленные аллювиальные алмазные рудники и предприятия имеют решающее значение для экономики малых городов в этих регионах, поскольку уровень безработицы часто составляет около 70%. Такие города, как Дуглас, Приска, Блумхоф, Вольмарансстад, Швейцер-Ренеке и другие, предупреждают, что им будет трудно выживать без этого сектора.

Основываясь на текущих показателях добычи, SADPO подсчитала, что у Южной Африки все еще имеется достаточно большой ресурс для поддержания добычи алмазов в течение, по крайней мере, еще одного столетия.

ПРОБЛЕМЫ, СТОЯЩИЕ ПЕРЕД СЕКТОРОМ

Де Мейлон отмечает, что всегда было сложно убедить инвесторов вкладывать деньги в аллювиальные месторождения алмазов.

Основными причинами этого являются низкое и сверхнизкое содержание, а также «эффект самородков», существующий на этих месторождениях, что создает трудности при определении долгосрочной доходности и прогнозировании содержания. Следовательно, неспособность достичь статуса предполагаемых ресурсов или запасов и, следовательно, статуса, «удовлетворяющего банковским требованиям», говорит Де Мейлон.

Тем не менее, эти месторождения могут успешно эксплуатироваться при надежном геологическом моделировании, наличии опыта, при низких операционных затратах и применении технологических достижений.

Основным камнем преткновения для оптимального освоения аллювиальных алмазных ресурсов остается отсутствие должным образом признанного и поддерживаемого алмазодобывающего сектора малых и юниорских компаний в Южной Африке со специально разработанным законодательством.

«Если небольшая объединенная алмазодобывающая компания к тому же испытывает трудности в соблюдении законодательства, разработанного специально для крупных рудников и государственных компаний, представьте себе трудности, с которыми сталкиваются юниорские алмазные компании», - добавляет он.

Но Де Мейлон подчеркивает, что юниоры разработали практические инструменты для разграничения, оценки и эксплуатации этих месторождений, несмотря на неблагоприятную законодательную среду, потому что эти месторождения «дают наиболее стабильную и самую высокую в мире стоимость алмазов, что касается стоимости за карат в долларах, при условии, что регулярно добываются крупные (примерно до 300 каратов) камни D-цвета «без изъяна».

Шкала цвета начинается с буквы D, обозначающей бесцветный камень, и затем продолжается с увеличением присутствия цвета до буквы Z, или светло-желтого или коричневого цвета.

В этом отношении и учитывая позитивную роль, которую эти предприятия и рудники могут сыграть в создании рабочих мест в бедных провинциях и сельских районах, политическим деятелям следует предпринять согласованные усилия для обеспечения пересмотра законодательных и нормативных режимов с целью создания благоприятных условий для этого сектора.

Ван Никерк и Де Мейлон далее отмечают, что необходимо создать небольшой фонд развития алмазодобывающих компаний для проведения преобразований и создания рабочих мест, и что доступ к информации и техническая помощь со стороны Совета наук о Земле и исследовательского центра Mintek должны быть приоритетом для юниорских компаний.

Трудности, связанные со спросом и предложением

Последние 12 месяцев были тяжелыми для большинства местных и международных алмазодобывающих компаний. Хотя производители аллювиальных алмазов, как правило, добывают алмазы более высокого качества, дела у них были не лучше.

Де Мейлон отмечает, что в последнее время экономически сложной ситуации и ввиду негативного влияния Covid-19 на алмазный рынок в последнее время, даже специальные камни, типичные для аллювиальных месторождений Южной Африки, обычно показывают более значительное снижение цены по сравнению с камнями более низкого качества.

«Не может быть никаких сомнений в том, что алмазная отрасль и в частности аллювиальная алмазодобывающая отрасль будут испытывать трудности с алмазами в течение 2020 года. Однако долгосрочный прогноз остается позитивным», - говорит он.

УНИКАЛЬНЫЕ АЛМАЗЫ

Аллювиальные алмазы ЮАР известны во всем мире благодаря «особым» камням, которые они производят. Например, на некоторых участках Оранжевой реки отмечается самое высокое среднее значение за карат по сравнению с любым другим месторождением в мире.

Общие характеристики аллювиальных алмазных месторождений Южной Африки

expert_15062020_rus.png

На участке Оранжевой реки между городами Хоуптаун и Приска средние значения в $2 500 за карат являются обычными, а для некоторых месторождений они в среднем в два раза больше и даже выше. Однако эти месторождения с высокой ценой в лучшем случае можно описать как месторождения с ультранизким содержанием.

В средней части Оранжевой реки содержание обычно колеблется от 0,1 до 0,3 карата на сто тонн. Это, в сочетании с непредсказуемым показателем содержания, гарантирует, что эти месторождения лучше всего подходят для малых и юниорских алмазодобывающих компаний, способных идти на риск выше среднего.

Содержание на других участках, например, в Северо-Западной провинции, значительно выше, но средняя стоимость алмазов опять же намного ниже, добавляет SADPO.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Технологический прогресс за последние 20 лет и укрепление доллара постепенно изменили экономические параметры, что привело к разработке многих ранее нерентабельных месторождений.

Со временем алмазодобытчики стали лучше понимать соотношение размера алмазов и их стоимости. В Северной Капской провинции, на месторождениях вдоль рек Вааль, Оранжевая и Рит, это привело к увеличению нижнего отсекаемого размера, так как в целом 80% стоимости дают камни размером выше 2 карата.

Большинство операторов в настоящее время устанавливают на своих установках нижней размер на уровне 4-6 мм. Связанные с этим технологии скрининга для удаления этой фракции значительно усовершенствовались.

SADPO добавляет, что, поскольку фракция размером до 6 мм раньше составляла от 30% до 40% объема подаваемого на установку сырья, в настоящее время комбинату предоставляется намного более ценное сырье, у которого есть дополнительные выгоды в нижней части алмазопровода, кроме эффекта экономии за счет масштаба.

Дамбы хвостохранилищ в настоящее время составляют долю от их прежнего размера, и потребление воды также может быть сокращено на 75%. Поскольку песчаная фракция удаляется в сухом виде во время процесса просеивания, она может быть непосредственно использована для рекультивации. Последствия от горной добычи, проводимой этими предприятиями, могут быть намного меньше, поскольку рекультивация происходит намного быстрее.

Де Мейлон, который провел значительное региональное и детальное исследование этих месторождений, отмечает, что большинство компаний используют в своей работе новейшие технологии извлечения алмазов.

Рентгеновские аппараты для исследования валовых объемов позволили повысить эффективность извлечения алмазов, а за работой высокотехнологичных контейнерных систем извлечения и камер системы замкнутого типа можно удаленно вести видеонаблюдение и управлять ими на расстоянии. Они также помогли в уменьшении числа краж камней и потерь.

Что касается будущего этого сектора, Ван Никерк подчеркивает, что SADPO в последние годы сыграла ключевую роль в создании общества малых и юниорских алмазодобывающих компаний с целью обеспечения платформы для поддержки устойчивой работы сектора и его перестройки. При этом SADPO также предприняла значительные усилия и внесла вклад в выявление необходимых законодательных проблем и сокращение бюрократических проволочек, чтобы поддерживать и развивать этот ключевой сектор и способствовать его преобразованию.