Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

Сегодня

Антверпен открывает собственный учебный центр по огранке алмазов

Алмазная компания HB Antwerp в скором времени откроет в Антверпене   собственный центр обучения экспертов по  алмазам и ювелирным изделиям, cообщил телеканал VRT. Трижды в год "Академия HB" будет набирать на 12-недельный...

Сегодня

«Норникель» принял участие в слушаниях Общественной палаты Норильска

По инициативе «Норникеля» в среду состоялось расширенное заседание Общественной палаты Норильска. Представители общественности и руководители компании обсудили усилия «Норникеля», направленные на улучшение качества жизни в Норильске. Об этом сообщается...

Вчера

Petra Diamonds добыла белый алмаз массой 342,92 карата на руднике Куллинан

Компания Petra Diamonds добыла белый алмаз типа IIa весом 342,92 карата исключительного качества с точки зрения цвета и чистоты на своем руднике Куллинан (Cullinan) в Южной Африке. В сообщении компании об этом говорится, что алмаз, скорее всего...

Вчера

De Beers выручила 510 млн долларов от продажи алмазного сырья на шестой торговой сессии при сохраняющемся спросе

По данным Anglo American, De Beers выручила 510 млн долларов в ходе шестого цикла продаж в 2021 году по сравнению со 116 млн долларов годом ранее. В ходе пятого цикла продаж в этом году продажи алмазного сырья принесли компании 477 млн долларов.

Вчера

Слияния и поглощения в сфере бизнеса роскоши после кризиса могут вырасти

15 мая 2020

expert_07052020.png
Фото: Герд Альтман (Pixabay)


Ключевые выводы:

- Сектор предметов роскоши больше не воспринимается как беспроигрышный вариант, поскольку рынки все чаще признают свою зависимость от экономического цикла.

- Как ожидается, группы компаний с более высокой капитализацией получат возможность осуществлять поглощения других компаний после кризиса, когда все утрясется.

- Смежные категории люксовых товаров и услуг - например, эмпирическая роскошь в виде ярких впечатлений - должны набрать обороты, если предположить, что люди смогут снова путешествовать.

Автор: Лор Гильбо (Laure Guilbault)

(voguebusiness.com) - Во времена кризиса Covid-19 рынки больше не воспринимают акции производителей модных товаров как абсолютно безопасную инвестицию. Приблизительно 40 процентов населения мира находятся в изоляции, стремясь обуздать распространение вируса, магазины должны быть закрыты, а потребители должны оставаться дома.

Инвесторов успокоили $2 триллионами, выделенными США на спасение экономики, но это, вероятно, не повлияет на статус акций производителей предметов роскоши.

«Коронавирус сильно ударил по индустрии товаров класса «люкс», так как компании, производящие такую продукцию, с середины января потеряли треть своей рыночной стоимости на фондовом рынке или больше, - говорит Пьер Маллевайс (Pierre Mallevays), основатель и управляющий партнер в финансовой консалтинговой фирме Savigny Partners. - Рынки с тех пор несколько восстановились, но все еще на 20-25% ниже обычного уровня устойчивых групп и еще ниже обычного уровня прочих».

Гиганты находятся в лучшем положении для того, чтобы выдержать шторм, который может подорвать рыночную стоимость более слабых компаний, сделав их пригодными к поглощению выжившими. Отрасль предметов роскоши в течение некоторого времени консолидировалась, давая конгломератам с широким портфелем брендов преимущество, когда речь заходит о расходах на цепочку поставок, недвижимость, электронную коммерцию, маркетинг и рекламу. LVMH и Kering поглотили многих конкурентов в последние годы, и у них могут быть хорошие возможности для ускорения поглощений, учитывая условия рынка.

«Времена высокой рыночной стоимости перегретой отрасли предметов роскоши, вероятно, на некоторое время пройдут, поскольку рынки будут в большей степени учитывать свою большую зависимость от экономического цикла», - говорит Марио Ортелли (Mario Ortelli), управляющий партнер фирмы-консультанта по люксовым товарам Ortelli & Co.

Бренды имеют тенденцию переходить из рук в руки по наивысшей рыночной стоимости. Прошлый год закончился на высокой ноте, когда LVMH приобрела американскую ювелирную компанию Tiffany & Co. за $16,2 млрд, что стало крупнейшей сделкой в ​​области товаров класса «люкс». Это проиллюстрировало экономический потенциал групп, занимающихся предметами роскоши; аналитики ожидали, что соглашение вызовет дальнейшую консолидацию отрасли, поскольку бренды сталкиваются с более жесткой конкуренцией. «Стратегическое обоснование поглощения Tiffany останется прежним, но справедливо сказать, что эта сделка, совершись она сегодня, обошлась бы LVMH значительно дешевле, соразмерно падению фондовых рынков», - говорит Маллевайс.

Неопределенность не является благоприятной средой для заключения сделок. «Все должно немного успокоиться, прежде чем мы увидим повышение активности», - добавляет Маллевайс. Руководители компаний, занимающихся предметами роскоши, не наблюдали покупательский бум сразу после кризиса 2008 года; поток сделок начал набирать обороты в 2010 и 2011 годах, когда Richemont приобрела контрольный пакет акций Net-a-Porter, Kering завершила сделку по поглощению Girard-Perregaux и состоялась крупнейшая сделка за этот период - поглощение Bulgari компанией LVMH. Прошлое может говорить или не говорить о будущей стратегии компаний, занимающихся люксовыми товарами, но оно дает намек на то, какую осторожность они могут проявлять. «Это сектор с очень опытными руководителями. Они проходили через кризисы раньше. Они знают свой приоритет: сосредотачиваться на усилении капитала бренда, а не на поглощениях», - говорит Бруно-Ролан Бернар (Bruno-Roland Bernard), профессор по финансам в Institut Français de la Mode.

Возможности сохраняются

Предметы роскоши остаются богатым сектором с высокой рентабельностью и прибылью, и после кризиса появятся возможности для групп с более высокой капитализацией. Когда 12 февраля Kering объявила о своих годовых результатах, она показала, что остается на рынке поглощений. Ситуация значительно изменилась за последние несколько недель, но есть вероятность, что Kering и другие гиганты отрасли предметов роскоши по-прежнему способны совершать поглощения других компаний.

По словам Ортелли, существует три типа вероятных целей в секторе предметов роскоши. Компании, которые испытывают финансовые затруднения из-за нестабильных балансовых отчетов, будут готовы к спасению от банкротства путем поглощения после завершения кризиса, особенно если он продолжится в течение значительного периода времени и роста давления. Обычно это не те компании, которые представляют интерес для LVMH и Kering, предпочитающих крупные бренды с наследием, находящиеся в хорошем состоянии. Компании с финансовыми проблемами обычно являются мишенью для прямых инвесторов. Это так и останется, с еще большими инвестиционными последствиями для частных инвестиционных компаний, учитывая более низкую цену и новые цели на рынке.

Публично торгуемые компании, не имеющие акционера, владеющего контрольным пакетом акций, также будут участвовать в сделке. После Tiffany таких немного; самая известная оставшаяся компания - это Burberry. Британский исторический бренд также является одним из немногих крупных на рынке. Цены на акции компании упали примерно на 40 процентов с начала года, что делает Burberry более привлекательной мишенью из-за более низкой цены поглощения.

Наконец, по словам Ортелли, необходимо следить за финансово устойчивыми семейными компаниями. Учитывая сложную рыночную обстановку, контролирующие семьи могут рассмотреть возможность продажи. Для потенциальных покупателей это может быть редкой возможностью приобрести уникальный актив. В эту категорию входят такие бренды, как Chopard, Prada (семье Prada принадлежит 80 процентов компании) и Chanel. Prada и Chanel - весьма привлекательные цели, но маловероятные. Генеральный директор Prada Патрицио Бертелли (Patrizio Bertelli) опроверг заявления о возможной продаже в июне 2018 года, а представитель группы подтвердил, что компания не продавалась в январе 2020 года. Что касается Chanel, то крупнейшим игрокам трудно будет осилить такое поглощение даже по цене со скидкой. Финансовый директор Chanel Филипп Блондо (Philippe Blondiaux) еще раз повторил в июне прошлого года, что компания не продается.

Некоторые смежные люксовые категории могут представлять интерес, пишет Эдуард Обин (Edouard Aubin), аналитик из Morgan Stanley, в декабрьском исследовании, посвященном гостиничной индустрии класса «люкс». LVMH в прошлом году приобрела сеть отелей высшего класса Belmond за $3,2 миллиарда. «С тех пор компания заявила, что будущие поглощения в этой отрасли, скорее всего, будут происходить по принципу раздельного поглощения объектов собственности», - написал Обин. Поскольку туризм класса «люкс» сильно пострадает от потери доходов, он может подтолкнуть игроков к продаже, а «эмпирическая роскошь» является прекрасным вариантом. Когда запреты на поездки будут сняты, потребители смогут пересмотреть свои приоритеты и отдать предпочтение элитным путешествиям, а не дизайнерским сумочкам.

«LVMH всегда становилась сильнее в периоды неопределенности», - написал председатель правления и исполнительный директор Бернар Арно (Bernard Arnault) в годовом отчете LVMH за 2011 год после долгового кризиса в Европе. Кризис может отличаться по своей природе, продолжительности и серьезности, но это заявление все равно актуально. LVMH может выдержать шторм лучше, чем кто-либо другой.