Игорь Прохоренко покинул Grib Diamonds

В Группе компаний «АГД Даймондс», включая дочерние структуры, продолжаются кадровые перестановки. Как стало известно Rough&Polished, возглавлявший Grib Diamonds NV (торговое подразделение АО «АГД ДАЙМОНДС» в Бельгии и ОАЭ) Игорь Прохоренко покинул...

Сегодня

De Beers увеличила добычу алмазов в третьем квартале до 9,2 млн каратов

В третьем квартале этого года производство алмазного сырья компанией De Beers увеличилось на 28%, достигнув 9,2 млн каратов, в то время как годом ранее оно составило 7,2 млн каратов.

Сегодня

Asian Eco Technology - новый «лабораторный ребенок» на рынке

Компания Metech International Limited, зарегистрированная на Сингапурской бирже (Singapore Exchange), объявила, что ее совместное предприятие Asian Eco Technology Pte. Ltd. (AET) создало подразделение по производству выращенных в лаборатории...

Сегодня

Первый экземпляр Patek Philippe Ref.2523 впервые выставляется на аукцион

Женевский аукцион Christie's объявил, что 8 ноября на торги будет впервые выставлен первый экземпляр часов “L'Heure d'Or” Patek Philippe Ref.2523. Являясь собственностью одного джентльмена, этот чрезвычайно изящный Patek Philippe стал первым...

Сегодня

Mountain Province объявила производственные результаты за третий квартал 2021 года

Mountain Province Diamonds Inc. объявила производственные результаты за второй квартал, закончившийся 30 сентября 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Было извлечено 1 562 105 каратов алмазов, что на 13% меньше показателя...

Сегодня

Очередная волна электронной торговли предметами роскоши

15 апреля 2020

expert_15042020.png
Фото: Mediamodifier (Pixabay)

Автор: Лорен Шерман (Lauren Sherman)

(businessoffashion.com) - В последние 20 лет бизнес, работающий с предметами роскоши, кардинально менялся по мере того, как унаследованные семейные бренды превращались в многомиллиардные компании индустрии моды, расширяя клиентскую базу предметов класса «люкс» в гораздо большей степени, чем Луи Виттон (Louis Vuitton) и люди, составлявшие стержень его бизнеса, когда-либо могли себе представить. По данным Bain & Company, в 2019 году рынок предметов роскоши для личного пользования стоил €281 млрд (около $310 млрд по нынешнему курсу) по сравнению со €116 млрд (около $128 млрд) в 2000 году.

Конечно, эта цифра должна сократиться в 2020 году, так как мир считает, что экономические последствия, вероятно, будут хуже, чем в период Великой рецессии, вследствие быстрого распространения коронавируса Covid-19, который появился в начале года в Китае и распространился весной на США и Европу. Тысячи людей погибли, а миллионы потеряли работу. Согласно новому отчету Bain, в первом квартале 2020 года мировые продажи предметов роскоши сократятся по сравнению с прошлым годом на 25-30 процентов. По оценкам аналитиков, в этом году рынок может сократиться на 35 процентов.

Это наше новое нормальное состояние. Но до того, как кризис перевернул мир с ног на голову, поставщики предметов роскоши, в том числе французские конгломераты LVMH и Kering, а также швейцарская группа Richemont, завоевали поколение потребителей, одержимых новизной, эксклюзивностью и гламуром. Успех принесла ориентированная на потребности клиентов розничная торговля и бесконечные потоки новых продуктов, которые варьировались в цене от непомерно дорогих для большинства покупателей до совершенно доступных по цене для многих. Но эту любовь также разожгла цифровая эпоха, которая позволила покупателям взаимодействовать со своими любимыми брендами в любое время и в любом месте.

Все началось с запуска онлайн-магазина предметов роскоши Net-a-Porter в Лондоне в июне 2000 года. Будучи отчасти журналом, отчасти виртуальным магазином, Net-a-Porter, был лишь первым из многих мультибрендовых участников онлайн-торговли, которые вошли в эту категорию. В том же году в Милане открылся интернет-магазин Yoox, который продавал дизайнерскую одежду предыдущего сезона группе потребителей, которые раньше никогда не имели к ней доступа.

В 2010 году через Интернет было продано личных предметов роскоши на €4,3 млрд (около $4,7 млрд), и Net-a-Porter был самым надежным электронным продавцом предметов роскоши, не говоря уже о самом модном стартапе в бизнесе. В том же году Richemont приобрела контрольный пакет акций компании за ₤350 млн (около $434 млрд).

К 2019 году потребители по всему миру ежегодно покупали личные предметы роскоши на сумму €33,3 млрд (около $37 млрд). Однако в то время, когда в начале десятилетия Net-a-Porter, похоже, готовился стать интернет-магазином Amazon класса люкс, сектор стал более фрагментированным и хаотичным, чем когда-либо.

Появилась вторая волна конкурентов, стремящихся перехватить эти расходы, в том числе другие мультибрендовые ритейлеры, например, MatchesFashion и Moda Operandi, а также арендные платформы, продавцы подержанных товаров, торговые площадки и провайдеры услуг между двумя одноранговыми игроками. У каждого из этих вновь появившихся участников, от компании The RealReal, торгующей товаром по консигнации, до StockX - торговца разрекламированными сникерами, а также Farfetch - торговой площадки для люксовых товаров, было свое собственное отношение к модели электронной торговли предметами роскоши. Но когда они стали вытеснять Net-a-Porter как доминирующего игрока, они также столкнулись с собственными проблемами. Никто из них не стал лидером рынка.

В настоящее время мультибрендовые ритейлеры конкурируют за покупателей на рынке моды, где предложение превышает спрос. Распространение получила дисконтная форма обслуживания, особенно в США, где интернет-магазины и реальные магазины регулярно снижают свои цены (и прибыли), что приводит одних ритейлеров к банкротству, в том числе всемирно известный магазин Barneys New York, а другие становятся убыточными.

«Я действительно не вижу мира, в котором у вас будут работать все эти конкурирующие мультибрендовые ритейлеры, продающие точно такой же товар, - сказала Дженнифер Хайман (Jennifer Hyman), исполнительный директор службы аренды одежды Rent the Runway. - Они не нацелены на будущее».

Но, пожалуй, больше всего изменений вносит растущая конкуренция со стороны брендов, которые в последние годы сделали свои собственные каналы электронной коммерции более приоритетными.

Сегодня у онлайнового магазина по торговле люксовыми товарами уже мало времени на разработку выгодных стратегий, в то время как кризис, вызванный коронавирусом, толкает экономику в состояние, которое, как ожидается, приведет к глубокому спаду, ускоряя кардинальные изменения в поведении потребителей, что уже происходит. Это не постепенная эволюция, а переломный момент для онлайн-рынка предметов роскоши, где ожидается дальнейшая консолидация, сокращение числа магазинов и их закрытие.
 
Однако в разгар кризиса могут появиться новые возможности. В связи с чем возникает вопрос: как адаптируются лидеры отрасли и как будет выглядеть следующая волна электронной торговли предметами роскоши?