RZM Murowa снизила добычу из-за истощения ресурсов с высоким содержанием алмазов

В 2020 году компания RZM Murowa произвела 579 000 каратов алмазного сырья на своих предприятиях в зимбабвийской провинции Мидлендс по сравнению с 685 000 каратов годом ранее.

Сегодня

Экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии снизился на 28,46% в 2020–2021 финансовом году

Общий объем экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии в 2020-2021 финансовом году снизился на 28,46%, до 25,31 млрд долларов по сравнению с 35,37 млрд долларов в 2019-2020 финансовом году, согласно данным, опубликованным Советом по...

Сегодня

GSI открывает новую лабораторию в Джайпуре, Индия

Компания Gemological Science International (GSI) объявила об открытии своей новейшей лаборатории в Джайпуре, Индия. Лаборатория Джайпура будет предлагать все основные услуги GSI.

Сегодня

Бренд Forevermark представляет коллекцию Forevermark Icon™

Forevermark, бриллиантовый бренд De Beers Group, представляет коллекцию Forevermark Icon™, символизирующую характерный мотив бренда, который был неотъемлемой частью его ДНК с момента создания, говорится в пресс-релизе компании, распространенном по этому...

Сегодня

Танзания становится лидером Ассоциации африканских производителей алмазов

Танзания взяла на себя руководство Ассоциацией африканских производителей алмазов (African Diamonds Producers Association, ADPA) после Намибии.

Вчера

Anglo American намекает на тревожную обстановку на переговорах по «подтверждению взаимного обета с Ботсваной»

01 апреля 2020

expert_30032020_2.png
Фото: Герд Альтманн (Pixabay)


Автор: Цаоне Сегаетшо (Tsaone Segaetsho)

(weekendpost.co.bw) - Президент Мокгветси Масиси назвал равноправное (50/50) партнерство De Beers с правительством Ботсваны «браком» и на последней алмазной конференции говорил о «подтверждении обета», ссылаясь на переговоры между двумя сторонами.

В 2010 году соглашение Ботсваны и De Beers о продаже алмазов было продлено на 10 лет, и в сентябре этого года оно истекает. Однако существует большая обеспокоенность тем, что с тех пор, как начались нынешние переговоры, они проходят в обстановке секретности в залах заседаний в Габороне и Лондоне. Но большое любопытство общественности связано с тем, что эти две стороны выглядят дипломатично на публике, что касается их переговоров, и способствуют поддержанию нерушимой пятидесятилетней связи.

Масиси использовал все метафоры, относящиеся к долгим и процветающим любовным или романтическим отношениям, а генеральный директор группы De Beers Брюс Кливер (Bruce Cleaver) в прошлом году, широко улыбаясь перед журналистами на Алмазной конференции, говорил о том, что даже не мечтает о «каком-либо партнере лучше, чем Ботсвана». Противники смотрят на это скептически, некоторые просто чувствуют много похвалы и нежности в словах влюбленных, которые не будут говорить о том, что происходит, когда они наедине, в спальне. Некоторые наблюдатели или оппозиция видят в этом только сладкие слова на людях, в то время как за закрытыми дверями много чего происходит.

Anglo American, владеющая De Beers, недавно сделала косвенный настораживающий намек о том, насколько рискованно для компании иметь деловое партнерство с правительствами, например, соглашение с Ботсваной через их дочернюю компанию. Anglo American владеет 85 процентами акций De Beers, а правительству Республики Ботсвана принадлежат оставшиеся 15 процентов. С другой стороны, у De Beers есть предприятие с правительством Ботсваны в равных долях 50/50, которое привело к рождению Debswana.

Другим плодом партнерства является Diamond Trading Company Botswana (DTCB), также предприятие с равными долями 50/50, DTCB передает 85 процентов своих отсортированных и оцененных алмазов компании De Beers Global Sight holder Sales (DBGSS), а 15 процентов – компании Okavango Diamond Company (ODC), которая полностью принадлежит правительству Ботсваны. В своем недавно опубликованном годовом финансовом отчете и уведомлении о годовом собрании акционеров Anglo American намекнула, что при заключении сделки с Ботсваной через De Beers может случиться, что «неопределенность в отношении будущих условий ведения бизнеса приведет к отсутствию уверенности в принятии инвестиционных решений, что может повлиять на будущие финансовые показатели».

Anglo American хотела выделить «основные риски», связанные с бизнесом компании, а политические и нормативные проблемы приводились из-за опасения, что сделка с правительством может привести к неожиданным и непредвиденным изменениям в будущем. Это может означать, что «неопределенность и неблагоприятные изменения, связанные с регулированием, законодательством или ставками налогов в горнодобывающей промышленности, могут произойти в любой стране, в которой мы работаем».

«Группа не контролирует политические решения, действия регуляторов или изменения ставок местных налогов. Наша лицензия на деятельность, используя права на добычу полезных ископаемых, зависит от ряда факторов, в том числе от соблюдения правил», - заявила Anglo American. Anglo American будет наблюдать за переговорами между De Beers и Ботсваной в надежде, что в конечном итоге они не закончатся тем, как многие предсказывают, что они «приведут к потрясающим изменениям». В прошлом году Масиси в присутствии Кливера сказал журналисту, что он хочет большего для Ботсваны от этой сделки, при этом у Кливера была дипломатическая улыбка в духе пиара.

Те, кто наблюдает за переговорами De Beers и Ботсваны со стороны, говорят, что, вероятно, обсуждалась возможность обмануть Ботсвану, когда камни покинут предприятия Debswana и пересекут границу на пути в центры алмазной торговли по всему миру. Еще одна проблема, ожидаемая во время переговоров, это увеличение процентного объема поглощения ODC со стороны DTCB. Всегда считалось, что Ботсвана, как один из крупнейших производителей алмазов в мире, обладает способностью и возможностью разрабатывать свой собственный прейскурант, используя свой независимый канал помимо каналов De Beers. Говорят, что в настоящее время ODC получает на продажах примерно $500 млн в год (примерно 5 млрд пулов).

Переговоры 2011 года, по-видимому, принесли положительный результат, приведя к переводу DBGSS из Лондона в Габороне, переводу деятельности по продаже алмазов предприятий De Beers в Габороне, переезду специалистов, перенесению опыта и крупнейших в мире сделок с алмазами в Африку. В 2011 году также была создана ODC, которая стала на ноги и заработала годом позже, в 2012 году.

Ожидается, что Debswana также начнет инвестировать в другие сектора, помимо основного бизнеса по добыче алмазов. Некоторые считают, что Масиси занимает жесткую позицию по сделке, несмотря на его дипломатические заявления агентству Bloomberg в мае 2018 года: «У нас сложились прекрасные отношения с De Beers, и мы ожидаем, что эти отношения станут еще более прочными, на самом деле есть возможность достичь взаимовыгодных результатов для обеих сторон, мы хотим больше участвовать в огранке, полировке и розничной продаже».

Завеса секретности

Сеть Справедливого Налогообложения (Tax Justice Network) - надзорный налоговый орган - в своем отчете за 2020 год изображает Ботсвану как слишком скрытную, а отношения страны с De Beers были названы «очень скрытными». Сеть Справедливого Налогообложения привела информацию из недавнего исследования, проведенного Инициативой «Открытое общество для Южной Африки» (Open Society Initiative for Southern Africa, OSISA), под названием «алмазный обман в Ботсване» (Botswana’s Diamond Deception), в котором говорится: «Успех Ботсваны на бумаге не означает, что страна будет получать такие выгоды. Раскрытие ключевой информации и устранение монополии De Beers освободит экономику и ее демократию».

В исследовании говорится, что первоначально Ботсвана владела 15-процентной долей, но спустя несколько лет, когда были обнаружены исключительные алмазы, доля Ботсваны была увеличена до 50 процентов. «De Beers хотела, чтобы она могла сохранить свою монополию и контролировать производство, чтобы эти находки не навредили рыночным ценам. Затем в 2004 году Ботсвана приобрела 15-процентную долю в самой De Beers – пример беспрецедентного взаимодействия суверенной страны с отдельной частной компанией».

Согласно документу OSISA, точная структура этой сделки между Ботсваной и De Beers является сложной и конфиденциальной по нескольким ключевым позициям, но она обещает Ботсване дальнейшие поступления, при этом передавая De Beers власть над алмазной отраслью. В исследовании OSISA высказывается предположение, что De Beers «имеет связи с правящей Демократической партией Ботсваны (Botswana Democratic Party, BDP). «De Beers и BDP связали политические и корпоративные структуры таким образом, что они подрывают системы подотчетности и регулирования с помощью секретности (которую De Beers называет «конфиденциальностью»).

Деловые отношения De Beers, как частной компании, в значительной степени защищены от доскональной проверки. В отличие от ЕС и США, где правительства в свое время запрещали или преследовали De Beers за ценовой сговор и другие действия, противоречащие принципам свободной конкуренции, правительство Ботсваны и ее правящая партия были непосредственными партнерами».

Anglo American сохраняют неопределенность в политике, что пятнает репутацию блестящего алмазного бизнеса

В ходе прошлогодних противоречивых национальных опросов эта страна могла быть втянута в то, что выглядело бы как гражданское потрясение, когда бывший президент боролся со своим преемником, а алмазная отрасль наблюдала, скрестив пальцы. Anglo American в своем недавнем ежегодном финансовом отчете сообщает: «Политическая нестабильность может также привести к гражданским беспорядкам и аннулированию или невозобновлению существующих соглашений, разрешений на добычу полезных ископаемых, соглашений о продаже или аренде. Это может отрицательно сказаться на деятельности группы или ее предприятий».

В преддверии выборов оппозиция Ботсваны также представляла серьезную угрозу: влиятельная фигура, например, бывший президент, бросивший все свое влияние в поддержку блока, могла испугать Anglo American, «мать» De Beers, поскольку ее «дитя» - (De Beers) - только привыкло к красному интерьеру 53-летних стен правящей BDP. Оппозиция могла бы покрасить стены в другой цвет и, что еще хуже, прогнать De Beers, принадлежащую Anglo American. Новая партия могла бы изменить законы и политику, чтобы стать ближе к своей политической идеологии.

Anglo American в такой ситуации предусматривают возможные изменения в законах, которые могут быть неблагоприятными: увеличение затрат может вызвать введение дополнительных нормативных актов или налогов на ресурсы, а возможность реализации стратегических инициатив по снижению затрат или лишению активов, также может быть ограничена, что может снизить прибыльность и повлиять на будущие результаты. Это может привести к тому, что «неопределенность в отношении будущих условий ведения бизнеса приведет к отсутствию уверенности в принятии инвестиционных решений, что может повлиять на будущие финансовые показатели».

Anglo American также объяснила сценарий, при котором глобальные экономические условия могут оказать существенное влияние на страны, экономика которых подвержена воздействию сырьевых товаров, оказывая большее давление на правительства в поисках альтернативных способов повышения доходов и повышая риск социальных и трудовых волнений. Эти факторы могут увеличить политические риски, с которыми сталкивается группа, считает Anglo American.

По словам горнодобывающего гиганта, в качестве меры по смягчению, принимаемой для того, чтобы справиться с политической неопределенностью, которая может помешать прогрессу компании, Anglo American имеет активную стратегию взаимодействия с правительствами, регулирующими органами и другими заинтересованными сторонами в странах, в которых она работает или планирует работать, а также на международном уровне.