Epiroc поставила оборудование стоимостью 200 млн рэндов на платиновый рудник в Южной Африке

Компания Epiroc, производитель оборудования, получила крупный заказ на низкопрофильное горнодобывающее оборудование от компании African Rainbow Minerals (ARM) для использования на платиновом руднике Бокони (Bokoni) в ЮАР.

Сегодня

Eastern Platinum продлила с Impala условия поставки концентрата МПГ из хвостохранилищ Крокодил-Ривер

Компания Eastern Platinum продлила с компанией Impala Platinum условия договора о поставках концентрата из хвостов рудника Крокодил-Ривер (Crocodile River Mine, CRM), которые впервые были подписаны в 2020 году на поставку концентрата металлов...

Сегодня

В 2022 году Китай увеличил импорт золота из Швейцарии и России

Согласно последнему выпуску данных об импорте золота, в прошлом году Китай импортировал больше золота из Швейцарии и увеличил закупки золота в России.

Вчера

В декабре 2022 года экспорт бриллиантов из Индии упал на 28,25%, а импорт – на 27,32%

В декабре 2022 года общий валовой экспорт бриллиантов в размере 1 270,36 млн долларов показал снижение на 28,25% по сравнению с 1 770,61 млн долларов за тот же период предыдущего года.

Вчера

Благоприятная среда для инвестиций в золото в 2023 году

2023 год обещает стать благоприятным периодом для инвестиций в золото. Некоторые аналитики с большим оптимизмом смотрят на перспективы этого актива безопасного убежища.

Вчера

Глубоководная добыча полезных ископаемых: минеральные богатства или бедность вымирания

12 марта 2020
expert_29022020.png
Фото: Debmarine Namibia

Автор: Анна Доманска (Anna Domanska)

(industryleadersmagazine.com) - Изменение климата, воздействие на окружающую среду и истощение ресурсов на суше вынуждают страны и международные регулирующие органы поощрять консервативное использование ресурсов и искать рациональные решения в области энергетики. И компании, которые ищут возможность колонизации космоса и планет, а также использования морского дна в поисках минералов и металлов, раздвигают границы за пределы земной поверхности.

Добыча на морском дне рассматривается как ответ на дефицит, с которым столкнулся энергетический сектор. Глубоководная добыча полезных ископаемых - это процесс разработки месторождений полезных ископаемых, находящихся на дне океана, покрывающего около 65% поверхности Земли, на глубине больше 200 метров.

Металлы и минералы были обнаружены на морском дне почти столетие назад. С тех пор предпринимаются согласованные усилия по поиску экономически целесообразной технологии, достижению международного консенсуса, основанного на правилах, кодексах и очевидном обязательстве не нарушать глубоководную экологию, что позволило бы вести глубоководную морскую добычу.

«На суше мы уже в полной мере используем минеральные ресурсы, - говорит Жан-Батист Жоффрей (Jean-Baptiste Jouffray) из Стокгольмского университета. - В то же время потребность в редких элементах и ​​металлах становится все более важной для предоставления экологически чистых технологий, таких как ветряные и солнечные электростанции».

Некоторые компании уже начали подводную добычу. Западная Африка, Папуа-Новая Гвинея, Япония и Корея прочесывают свои территориальные воды в поисках драгоценных металлов и минералов. De Beers Group использует специализированное оборудование, которым оснащены суда, для прохождения морского дна драгой в поисках алмазов. В 2018 году им удалось добыть 1,4 млн каратов вдоль прибрежных вод у побережья Западной Африки. Еще одна добывающая компания Nautilus Minerals работает в Папуа-Новой Гвинее.

Кроме того, страны ведут борьбу за получение разрешений на добычу в международных водах, чтобы подготовиться к следующей гигантской деятельности, когда будут получены все разрешения и выпущены правила.

Создан всемирный орган под эгидой Организации Объединенных Наций, известный как Международное управление по проблемам морского дна (International Seabed Authority, ISA) - автономный орган, насчитывающий 168 государств-членов. Его задача заключается не в том, чтобы прекратить добычу, а в том, чтобы уменьшить ущерб, который будет нанесен такой деятельностью, и давать разрешения компаниям и странам на бурение в определенных областях. Это управление также разработает технические и экологические правила и сформирует Международный горный кодекс (International Mining Code). Считается, что правовой кодекс будет готов примерно в 2020 году, когда ожидается большой взрыв промышленной подводной добычи.

ISA уже выдало 30 с лишним лицензий подрядчикам по добыче полезных ископаемых для работы в районах Атлантического, Тихого и Индийского океанов.

Контракт, заключенный по Атлантическому океану, прилегающему к объекту наследия и экологически важному месту под названием Затерянный город (Lost City), уже вызывает настороженность в природоохранных кругах. Этот район представляет собой гигантское гидротермальное поле и оазис экосистем редкой фауны и флоры. В 2000 году здесь был найден целый мир, оторванный от поверхности Земли, процветающий в среде, подпитываемой металлами и материалами на морском дне.

Компании уже начали инвестировать в технологию добычи и выемки грунта драгой, ожидая завершения разработки кодекса.

DeepGreen - стартап, базирующийся в Ванкувере, Канада, уже собрал US$150 млн, чтобы начать разведку полезных ископаемых в некоторой части Тихого океана.

Методология будет заключаться в том, чтобы проводить углубление и очистку дна океана, подобно вспашке на суше, и всасывать минеральные конкреции, называемые полиметаллическими конкрециями, отделять их от морского песка и сбрасывать ненужные вещества обратно.

Эти конкреции содержат никель, кобальт и магний, которые необходимы для производства литиевых батарей и развития смарт-технологий, осуществляемых на поверхности Земли.

ISA выдало максимальное количество лицензий на добычу на одном участке суши, который называется зоной (разломов) Кларион - Клиппертон (Clarion-Clipperton Zone, CCZ), охватывающей около 4,5 млн кв. километров от Гавайских островов до Мексики.

Как только горный кодекс будет введен в действие, компании начнут работу по углублению дна в глубоководных районах в промышленных масштабах, проводя вакуумные дноуглубительные мероприятия, вспашку с последующим осаждением шлама.

Основные проблемы такого метода:

Дноуглубительные работы приводят к тому, что большое количество донных отложений нарушается и рассеивается по большой площади океана, и из-за давления, существующего в глубоком море, процесс осаждения погубит большое количество морских существ.

Проведено недостаточно исследований и экспериментов, чтобы выяснить, какой ущерб будет нанесен многочисленным экосистемам в глубоководном море.

Небольшой эксперимент был проведен в конце 1980-х годов морским экологом и ученым Хьялмаром Тилем (Hjalmar Thiel), названный методом DISCOL, при котором было «вспахано» около 2 кв. километров морского дна. Было обнаружено, что на этом участке получили большое количество песка, который разлетелся на мили, негативно воздействуя на фауну и флору далеко от этого участка. Кроме того, при обследовании 30 лет спустя было найдено пустынное место без следов новой жизни.

Недавние испытания, проводимые бельгийской компанией по тестированию робота, собирающего конкреции, были отменены из-за технических трудностей.

Недавний обзор научных исследований, собранных Greenpeace, показал, что отходы от добычи полезных ископаемых «могут перемещаться на сотни или даже тысячи километров».

ISA отреагировало на некоторые из этих проблем, сообщает Nature, заявив, что «чрезвычайно важным аспектом мандата ISA является обеспечение соответствующих экологических оценок и гарантий в деятельности, которую он регулирует».

Он добавил: «Его решения принимаются консенсусом 168 стран, входящих в его состав, причем все страны имеют по одному голосу». Пока что члены одобрили только разведочные работы.

Наряду с конкрециями, другие места, которые привлекают внимание потенциальных добывающих компаний, - подводные горы. Они возвышаются на тысячи футов над равнинами самого глубокого моря и покрыты металлами и минералами, такими как кобальт, платина и молибден. Здесь обитают кораллы, губки, тунец, акулы, дельфины и морские черепахи.

Третьим видом добычи полезных ископаемых в глубоководном море являются месторождения полезных ископаемых, богатые медью, свинцом, цинком, золотом и серебром, которые образуются вокруг выходов перегретой воды, называемых гидротермальными источниками. Эти источники поддерживают такие существа, как маленький, слепой краб-йети (Kiwa tyleri) и брюхоногий моллюск, одетый в металлическую броню (Chrysomallon squamiferum), у которого есть железный панцирь. Эта броня изучается силами обороны, чтобы понять ее состав, обеспечивающий повышенную прочность. Это первое глубоководное животное, объявленное находящимся под угрозой исчезновения из-за угрозы, возникающей в связи с добычей полезных ископаемых.

Без каких-либо серьезных исследований или данных ни добывающие компании, ни подрядчики, ни международная организация не знают, каковы риски и каковы будут последствия.

Наносятся последние штрихи к горному кодексу, охватывающему нормативные акты, финансы и окружающую среду. «Это самая большая подготовка, которую мы когда-либо проводили к любой промышленной деятельности», - говорит Майкл Лодж (Michael Lodge), генеральный секретарь ISA.

«Как только будет вестись добыча, будет вестись мониторинг, тогда можно будет разрабатывать стандарты, и можно будет постепенно ужесточать эти стандарты, как только будет установлена обратная связь по результатам мониторинга вашей деятельности», - говорит Лодж.

ISA считает, что начальная стадия развития этой отрасли проводится лучше, чем отрасли ядерной и нефтедобывающей промышленности, где первопроходцам сначала было разрешено идти вслепую и проводить разведку без соблюдения каких-либо правил, регулирующих эксплуатацию.

Ученые и экологи говорят, что еще есть время для сбора данных и исследований в области добычи полезных ископаемых. Даже после того, как кодекс будет введен в действие, пройдет несколько лет, прежде чем добывающие компании смогут привлечь капитал и собрать необходимое оборудование для работы крупных добывающих предприятий.

В исследовании BBC мировой рынок глубоководной добычи в 2020 году оценивается в $650,0 млн, и ожидается, что он вырастет до $15,3 млрд к 2030 году при совокупном годовом росте (CAGR) в 37,1%.