Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

Вчера

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

Вчера

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

Вчера

Tharisa готова выполнить план по производству МПГ

Компания Tharisa с двойным листингом, имеющая предприятия в Южной Африке, намерена выполнить свой годовой план по производству металлов платиновой группы (МПГ) благодаря устойчивым производственным показателям, способствующим сильной ценовой...

Вчера

Endiama увеличит ежемесячную добычу алмазов на проекте Лунинга

Согласно сообщениям СМИ, проект Лунинга (Lunhinga), принадлежащий ангольской государственной алмазной компании Endiama, должен увеличить ежемесячную добычу алмазов с нынешних 10 000 каратов до 20 000 каратов.

15 апреля 2021

Длинная, тревожная история алмазов Маранге

22 июля 2019

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – Российская алмазодобывающая компания АЛРОСА объявила о том, что она подписала соглашение о совместном предприятии по геологоразведке алмазов в районе Чиманимани (Chimanimani) в Зимбабве.

Это объявление сопровождалось презентацией со стороны АЛРОСА, где подчеркивались выгоды, которые крупнейший в мире алмазодобытчик по объемам надеется принести в проблемную отрасль драгоценных камней страны.

«В 2009 году Кимберлийский процесс запретил торговлю алмазами [Маранге], - говорится в ней. - Запрет был снят в 2011 году. Но репутация зимбабвийских алмазов была испорчена. Игроки отрасли неохотно торговали ими и со значительной скидкой».

Вдобавок к репутационным проблемам отрасль Зимбабве испытывает нехватку новых технологий во всем, начиная от добычи и кончая сортировкой, указано также в презентации.

Но АЛРОСА, говорится в презентации, может дать «ответ на все эти вопросы». Делясь своим отраслевым и технологическим опытом, а также ноу-хау по вопросам корпоративной социальной ответственности и прозрачного управления, АЛРОСА может «стимулировать развитие» в секторе.

Одна местная газета провозгласила это как обнадеживающий признак: «То, что такая компания мирового класса, как АЛРОСА, подписала соглашение о своем участии на местном рынке, является ярким подтверждением потенциала мирового уровня местных алмазов и отрасли, что вытекает из этого».

Все-таки, по меньшей мере один проект восстановления в Зимбабве кажется компании АЛРОСА слишком вызывающим опасения. Она подчеркнула, что не будет вести добычу на месторождении в районе Маранге, где находятся самые крупные алмазные месторождения в стране, производящие до 3,5 млн каратов алмазов в год.

Маранге также является местом, где в 2008 году ужасные вспышки насилия в отношении старателей привели к смерти примерно 250 человек и послужили причиной того двухлетнего запрета, наложенного Кимберлийским процессом (КП), который привел к тому, что едва не угробил Сертификационную схему. И хотя международное внимание давно оставило этот район, насилие против алмазодобытчиков сохраняется, согласно информации Центра управления природными ресурсами (Centre for Natural Resource Governance, CNRG), местной неправительственной группы.

Поэтому, когда The Herald, зимбабвийская государственная газета, объявила, что АЛРОСА будет вести горную добычу в Маранге, CNRG проявил беспокойство по поводу того, что в этом объявлении не было прозрачности.

«Вхождение АЛРОСА на месторождение Маранге окутано тайной, и это тот же самый почерк, который использовало правительство Зимбабве для определения инвесторов для алмазов Маранге», - сказано в заявлении, озаглавленном «АЛРОСА вступает на зимбабвийские «поля смерти» Маранге».

АЛРОСА, всегда щепетильно относящаяся к своей репутации, быстро отреагировала, объявив, что она «никогда и ни при каких обстоятельствах не рассматривала и не рассматривает возможность вхождения в район Маранге».

Компания отказалась говорить подробнее о своих причинах этого, но представитель сказал изданию JCK: «Мы уверены, что разработка новых месторождений с помощью АЛРОСА раскроет их огромный потенциал и поможет Зимбабве восстановить свое положение на глобальном рынке, внедрить наилучшие международные практики ответственного ведения бизнеса и корпоративного управления, а также увеличит долю местных алмазов в глобальном объеме производства».

Существующая неразбериха в отношении того, кто ведет добычу в Маранге, является последней главой в долгой, тревожной истории этого региона. Добыча алмазов ведется там в течение последнего десятилетия, и все-таки у нее по-прежнему существуют те же самые проблемы, которые преследовали ее с момента открытия там драгоценных камней: насилие и отсутствие прозрачности, говорит Фарай Магуву (Farai Maguwu), исполнительный директор CNRG.

В феврале 2016 года правительство выгнало семь компаний, которые вели там добычу, и передало все правительственной компании Zimbabwe Consolidated Diamond Co. (ZCDC).

Как и у ее предшественников, время правления ZCDC отмечено конфликтными ситуациями. Так как ею владело правительство Зимбабве, то на ее алмазы были наложены санкции Управлением по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control, OFAC) Министерства финансов США, а это означает, что они запрещены в США. Кроме того, Магуву говорит, что эта правительственная компания была создана без утверждения парламентом и, как и предыдущие алмазодобытчики, столкнулась с вопросами собственности и с вопросом, кто получает доходы.

Еще более серьезно то, что Магуву обвиняет службу безопасности ZCDC в том, что она применяла чрезмерные силовые действия против старателей в этом районе - это та же самая проблема, из-за которой на алмазы с месторождения Маранге был наложен запрет со стороны КП десять лет назад.

Хотя многие из этих старателей ведут добычу незаконно, Магуву считает, что многие из них крайне бедны и добыча драгоценных камней является их единственным источником дохода, а чрезмерному применению силы нет оправдания, несмотря на незаконность их деятельности.

«На них надевают наручники, спускают на них злых собак, некоторые из них умерли», - говорит он.

ZCDC также обвиняют в том, что она не получала надлежащие разрешения экологических организаций, а также в принудительном выселении людей.

(На запрос, отправленный на веб-сайт алмазодобывающей компании ответа не получено. Электронном письмо, отправленное в адрес компании, не было доставлено. Ее последний отчет об устойчивом развитии можно посмотреть здесь).

В качестве реакции на эти конфликтные ситуации, в мае ZCDC уволила половину своего высшего руководства, включая главного исполнительного директора Морриса Мпофу (Morris Mpofu), против которого в настоящее время возбуждено уголовное дело. Роберто де Претто (Roberto de Pretto), и.о. главного исполнительного директора, сказал местной газете, что он надеется «оставить положительное и прочное наследие, чтобы однажды, когда Zimbabwe Consolidated Diamond Company прекратит горную добычу, люди здесь сказали бы: «Я люблю эту компанию»».

Этого может не произойти. В сообщения говорится, что компания обременена долгами и ей грозит возможное закрытие. Недавно государственные средства массовой информации сообщили, что добывающая компания Anjin Investments, которая раньше вела горную добычу в этом районе, вернется в Маранге.

Anjin является совместным предприятием между китайской группой Anhui Foreign Economic Construction Group (AFECC) и военными армии Зимбабве, поэтому ее возвращение вряд ли приветствовалось местным населением. У нее репутация неправильного отношения к своим рабочим, говорит Магуву, и ее обвиняли в загрязнении местной окружающей среды (AFECC не ответила на запрос дать комментарии).

Магуву также сетует на очень низкую прозрачность по поводу того, как Anjin получила этот контракт и как она планирует действовать. Принимая во внимание структуру собственности, на нее, похоже, также будут наложены санкции OFAC, как это было тогда, когда она раньше работала в этом районе.

Магуву говорит, что, если АЛРОСА когда-либо передумает и решит вести горную добычу в Маранге, это может повысить стандарты в регионе. Это может даже привести к тому, что на алмазы из этого района больше не будут налагаться санкции OFAC. Но в настоящее время, считает он, алмазодобывающая компания права, что отказывается.

«Высокие стандарты [АЛРОСА] могли бы привлечь других игроков в этот сектор, - говорит он. – Но правительство Зимбабве похоже на мафию. Существует риск того, что правительство не разрешит им работать по своим стандартам».

Это поднимает вопрос о том, как компании в Соединенных Штатах должны реагировать на это. Как упоминалось, алмазы Маранге все еще находятся под санкциями, о чем у Магуву противоречивые чувства.

«Я не вижу особого смысла в санкциях, - говорит он. – В настоящее время они на самом деле помогают «мафии» говорить, что они не могут продавать свои алмазы открыто, поэтому они делают это тайно. Я не говорю, что снятие санкций повысит прозрачность, но по меньшей мере у них будет мало что сказать о причинах своей непрозрачности».

Магуву был воодушевлен, когда в июне появились сообщения о том, что интернет-продавец Blue Nile не покупает бриллианты Маранге. Не было ясно, было ли это новой политикой и что породило эти сообщения, так как большинство американских компаний в течение долгого времени придерживались политики против продажи драгоценных камней из Маранге, принимая во внимание санкции OFAC. (Электронная торговая компания не ответила на запрос дать комментарии).

Также не было ясно, как она вводит в действие этот запрет, так как бриллианты трудно отследить. За много лет отрасль разработала ряд инициатив по отслеживанию алмазов и бриллиантов, включая Diamond Source Warranty Protocol (Протокол гарантии источника алмазов), который предназначен для искоренения алмазов Маранге. Также появляются более новые решения на основе технологии, например, проект Tracr, поддерживаемый компанией De Beers, и Сертификаты о стране происхождения, введенные Геммологическим институтом Америки (Gemological Institute of America), хотя они еще только набирают силу.

Тем не менее алмазы Маранге по-прежнему продаются в некоторых местах, и Магуву говорит, что отрасли нужно знать о том, что ситуация там по-прежнему плохая.

Как руководитель Коалиции гражданского общества Кимберлийского процесса, он обратился к Сертификационной схеме принять меры, но даже председатели, на первый взгляд выступающие в поддержку реформы, проявили безразличие, говорит он.

«Я считаю, что КП устал от зимбабвийского вопроса, - сказал он. – Они знают, что, если они заставят правительство отчитываться, это откроет ящик Пандоры».

Если область действия КП будет расширена и будет включать права человека, тогда будут охвачены такие вопросы, как этот, но этого еще не произошло, даже хотя Всемирный алмазный совет (World Diamond Council) поддерживает этот шаг.

А сейчас Магуву просто надеется, что алмазная отрасль будет в большей мере вовлечена и откровенна по этому вопросу.

«Отрасль должна избегать алмазов Маранге, и она должна присоединиться к нам в нашем стремлении к тому, чтобы алмазная отрасль Зимбабве стала более прозрачной, - говорит он. – Я ожидаю, что участники отрасли подтвердят, что то, что мы говорим, правда. А если они считают это правдой, им нужно действовать. Это совсем другое дело, когда отрасль высказывает свою точку зрения».