Namdia не будет продлевать спорный контракт на оценку алмазов

Намибийская государственная компания Namib Desert Diamond (Namdia) не будет продлевать контракт Nuska Technologies по оценке алмазов, сообщают местные СМИ со ссылкой на высокопоставленного правительственного чиновника.

Сегодня

COVID-19 подрывает деятельность горнодобывающих компаний ЮАР

Южноафриканский производитель платины компания Wesizwe сообщила, что пандемия COVID-19 серьезно сказалась на использовании двух подземных стволов на ее руднике Бакубунг (Bakubung) в Северо-Западной провинции страны.

Сегодня

Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

16 апреля 2021

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

16 апреля 2021

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

16 апреля 2021

Карлсбадские ученые работают на опережение в области выращенных в лаборатории алмазов, которые могут расшатать ювелирную отрасль

15 августа 2019

Автор: Шалина Чатлани (Shalina Chatlani)

(kpbs.org) – Что, если бриллиант на вашем пальце природный, а метка гласит, что он выращен в лаборатории? Карлсбадские геммологи и отраслевые эксперты говорят, хотя многим людям нравятся эти дешевые камни, некоторые перфекционисты в области бриллиантов озабочены тем, что эти выращенные в лаборатории камни могут отрицательно повлиять на алмазную отрасль.

Так в чем же разница?

В лабораториях Геммологического института Америки (Gemological Institute of America) по всему миру и в Карлсбаде геммологи ежедневно проверяют множество драгоценных камней, включая бриллианты.

Джеймс Шигли (James Shigley), исследователь, работающий здесь, сказал, что они могут увидеть, поступил ли бриллиант из лаборатории, пропуская через него свет.

«Свет создается источником света, который поступает на оптический кабель, который вы помещаете близко к бриллианту и используете этот свет для того, чтобы посмотреть картину флуоресценции, которой нет в выращенных в лаборатории бриллиантах», - сказал Шигли.

Геммологический институт, который разработал систему оценки бриллиантов, которой придерживаются во всем мире, в течение некоторого времени занимался этой работой. Но лабораторные и природные бриллианты по существу одинаковые, сказал Шигли.

«Это бриллиант. Это абсолютно то же самое с химической точки зрения», – сказал он.

Этот процесс основан на углероде, элементе алмазов в его чистом виде. Поэтому, когда ученые хотят вырастить алмазы, они начинают с вакуумной камеры для создания газообразной смеси водорода и углерода.

Затем они помещают небольшую частичку алмаза, называемую затравкой, в эту смесь при повышенной температуре – примерно от 900оС до 1200оС. Газ обволакивает эту затравку и поверх нее вырастает чистый углерод. В результате возникает крупный алмаз.

Единственным различием между этим и естественным образом сформированным алмазом является время – много времени.

«Некоторым из этих природных алмазов свыше миллиарда лет, - сказал Шигли. – Они сформировались, может быть, в сотнях миль под поверхностью Земли и были вынесены на поверхность, возможно, во время извержения вулканов. И они выжили в ходе этого процесса».

Стоимость, основанная на редкости, а не на составе

И именно здесь имеются разногласия в отношении выращенных в лаборатории алмазов. Некоторые в отрасли считают, что эти два товара должны оцениваться по-разному.

«Никогда не будет такого сравнения редкости между природными алмазами, которые довольно редкие. А с выращенным в лаборатории алмазом, который может производиться в больших количествах», - сказал Шигли.

Он сказал, что эти алмазы гораздо дешевле природных. И это может создать некоторые трудности в отрасли, сказал Бен Еновски (Ben Jenowski), консультант алмазной отрасли, базирующейся в Нью-Йорке.

«Если мы видим наращивание объемов производства выращенных в лаборатории алмазов, которое уже происходит, и они становятся все менее дорогими, и в некоторый момент мы ослабим стоимость настоящих алмазов», - сказал Еновски.

Основное воздействие будет на алмазодобывающие компании, дилеров и на производителей     бриллиантов, которые основывают стоимость алмазов на их редкости, сказал он. По оценкам отрасли, на одном алмазном руднике работает свыше 1 000 людей.

«Классическим аргументом является то, что они оказывают меньшее воздействие на окружающую среду, нет кровавых алмазов. В некоторой степени, эти справедливо», - сказал Еновски.

По большей части, сказал Еновски, отрасль будет в основном зависеть от того, как относятся люди. Если все больше людей не возражают против покупки более дешевых выращенных в лаборатории камней, вместо того, чтобы выкладывать средства на природные камни, это может потенциально расшатать отрасль, сказал он.

Использование науки для движения вперед

Поэтому, сказал Шигли, даже если выращенные в лаборатории алмазы и природные алмазы одинаковые, идентификация необходима.

«Конечно, есть часть потребителей, которые заинтригованы выращенными в лаборатории алмазами и наукой, и всем, что связано с ними. И если они правильно раскрыты, и формирование цен правильное, то они занимают прекрасное место на рынке», - сказал он. – Проблема в том, что они могут быть подменены, умышленно или нет. И вы можете купить совсем не то, что, как вы считаете, вы приобрели».

Введение в заблуждение может также испортить репутацию ювелиров, сказал Шигли.

«Их становится все больше, этих выращенных в лаборатории алмазов, на рынке и в ювелирных изделиях. Так как их внешне не отличить, нам приходится проводить некоторую дополнительную проверку с помощью такого прибора или в наших лабораториях».

GIA выдает сертификаты или наносит метки на камни для указания источника их происхождения. Теперь, сказал Шигли, другим элементом этого процесса является просвещение людей о том, как они могут проверить свои драгоценные камни.