Galileo определила 1,5-километровую аномалию залегания золота на проекте в Зимбабве

Компания Galileo Resources определила границы аномалии залегания золота длиной 1,5 км после отбора проб почвы на большом расстоянии вдоль северной части района Бембеши в рамках золотодобывающего проекта Булавайо (Bulawayo) в Зимбабве.

Сегодня

У персонала розничных торговых сетей среднего звена недостаточно знаний о бриллиантах

Компания CXG, мировой лидер в области анализа потребностей потребителей, провела исследование «Тайный покупатель» (Mystery shopping) среди национальных и региональных ритейлеров, чтобы выяснить, как в розничных торговых сетях представляют клиентам...

Сегодня

Mountain Province объявила производственно-финансовые результаты за 2022 год

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила производственно-финансовые результаты за полный финансовый год, закончившийся 31 декабря 2022 года.

Вчера

Компания Caracal Gold нашла в Кении новую зону с высоким содержанием золота

Caracal Gold обнаружила новую зону в Кении с высоким содержанием золота над подземными выработками и площадями, пробуренными в рамках оценки минеральных ресурсов на месторождении Килимапеса Хилл (Kilimapesa Hill). Этот производитель золота из...

Вчера

«Норникель» запускает новую корпоративную программу «Цифровой инвестор»

Старший вице-президент - руководитель блока кадровой, социальной политики и общественных связей «Норникеля» Лариса Зелькова дала старт новой программе «Цифровой инвестор».
Каждый сотрудник, проработавший в компании более года, получит в свое распоряжение...

Вчера

Закрывается крупнейший в мире алмазный рудник

17 июля 2019

На нем добывается около 90% розовых алмазов, некоторые из них являются самыми дорогими в мире.

Авторы: Дэвид Стрингер (David Stringer) и Томас Бишеувел (Thomas Biesheuvel) 

expert_17072019.png
Горно-обогатительный комбинат Argyle Diamonds                                                                  Фото: Rio Tinto

(Bloomberg) – Крупнейший в мире рудник, больше знаменитый значительным количеством столь востребованных розовых и красных драгоценных камней, которые он выдает каждый год, а не тем, что является производителем низкокачественных камней, закрывается группой Rio Tinto Group после почти четырех десятилетий. Соперники из России и Канады надеются, что это может помочь улучшить положение отрасли, находящейся в тяжелом финансовом положении.

Рудник Аргайл (Argyle) компании Rio в отдаленной Западной Австралии преобразовал сектор с 1983 года, когда он начал поставлять драгоценные камни для обоих сегментов рынка. RBC Capital Markets и Panmure Gordon числятся среди брокеров, банков и конкурентов, прогнозирующих, что закрытие может вызвать резкое повышение цен, которые ослаблялись с 2011 года, согласно данным PolishedPrices.com, провайдера отраслевой информации.

Производство на руднике Аргайл, около 2 600 километров (1 600 миль) к северо-востоку от столицы штата г. Перта, планируется закрыть до конца следующего года после окончательного истощения его поставок экономически выгодных камней, сказал Арно Суара (Arnaud Soirat), генеральный директор по добыче меди и алмазов.

«С рынка уйдут довольно значительные поставки, - сказал Суара в интервью в пятницу на площадке рудника. – В конце 2020 года мы будем останавливать работу и начнем проводить реабилитацию участка».

Рудник Аргайл лучше всего известен как источник примерно 90% знаменитых розовых алмазов в мире – камней от розовых до пурпурных оттенков, которые имеют самые высокие цены в секторе. Sotheby’s продал на аукционе камень Pink Star (Розовая звезда) весом 59,6 карата, добытый De Beers, конкурентом Rio, за $71 млн в апреле 2017 года - это рекордная аукционная цена для любого драгоценного камня. Хотя розовые камни привлекают самое большое внимание, на их долю приходится менее 0,01 % от общего объема производства рудника Аргайл.

Этот рудник также является самым крупным производителем алмазов с точки зрения объема и именно это сделало это предприятие основным виновником глобального перепроизводства алмазов. Свыше трех четвертей объема производства Аргайла составляют более дешевые коричневые алмазы, а общий объем производства рудника продается по цене $15-$25 за карат, по оценкам Canaccord Genuity Group Inc., сделанным в 2017 году. Это намного меньше $171 - средней цены за карат, достигнутой De Beers в прошлом году.

Избыток дешевых и мелких алмазов снизил прибыли почти каждой алмазодобывающей компании и еще больше затруднил получение прибыли гранильщикам, полировщикам и трейдерам отрасли. В декабре несколько покупателей Rio отказались покупать дешевые камни, а De Beers была вынуждена урезать некоторые цены и предлагать уступки покупателям.

Все-таки, принимая во внимание устойчивость спроса потребителей на алмазы и запланированное закрытие крупных рудников, включая Аргайл, «рациональное соотношение между спросом и предложением должно привести к росту цен», сказал в марте Пат Годан (Pat Godin), главный исполнительный директор Stornoway Diamond Corp. Снижение объема производства алмазов из-за закрытия Аргайла поможет оживить цены, заявила в мае базирующаяся в Торонто Mountain Province Diamonds Inc.

Около 21 млн каратов мирового объема производства алмазов в год, включая около 14 миллионов в год от Аргайла, запланировано к выходу с рынка к 2023 году, это объем, который может быть только частично восполнен добавлением новых рудников, считает российская АЛРОСА (ПАО), крупнейший в мире производитель алмазов. Разрыв между годовым спросом и предложением может составлять от 11 до 35 млн каратов к 2023 году, заявила компания в своей презентации в прошлом году.

«С точки зрения розовых алмазов, воздействие будет еще более резким» из-за закрытия рудника Аргайл, сказал в интервью Суара из Rio. «Вы может представить себе, что будут действовать законы спроса и предложения, и вы можете представить себе воздействие, которое это окажет на те очень редкие розовые, красные, голубые и пурпурные алмазы».

По оценкам производителя у Аргайла имеется всего около 150 цветных алмазов достаточно хорошего качества, которые можно добыть и выставить на свой ежегодный тендер - продажу приглашенным покупателям, - на котором представляют 50-60 самых ценных драгоценных камней года, сказал он.

Цены на розовые алмазы уже выросли в четыре раза за последние 10 лет, и покупатели «сейчас только начинают осознавать потенциальное воздействие, которое окажет закрытие Аргайла» на дальнейшее повышение стоимости, сказала Фрауке Болтен-Бошаммер (Frauke Bolten-Boshammer), владелица Kimberley Fine Diamonds, ритейлерской компании из города Кунунурра, расположенного примерно в 200 километров к северу от рудника. Она торгует драгоценными камнями с 1990-х годов.

Вообще, алмазному сектору, вероятно, также необходим толчок в развитии спроса в нижней части алмазопровода, считает Ричард Хэтч (Richard Hatch), лондонский аналитик из Berenberg. Закрытие рудников, из-а чего сократится предложение, «вероятно, поможет, но является ли это той движущей силой, которая на самом деле нужна отрасли? Вероятно, нет», сказал Хэтч.

По покупателя нанесен удар дефицитом финансов и стагнацией на рынках сбыта, а ослабление рупии сделало драгоценные камни еще более дорогими для индийских производителей, которые проводят огранку и полировку примерно 90% камней в мире.

Из-за закрытия Аргайла прекратится примерно 75% объема выпуска алмазов Rio, но воздействие на доходы производителя алмазов все-таки будет незначительным. Алмазы приносят всего лишь около 25% поступлений, а на долю железной руды – основного товара этой компании - приходится почти 60%.

Rio в 2016 году закрыла проект разработки месторождения Бандер (Bunder) в Индии, а в 2015 году вышла из рудника Мурова (Murowa) в Зимбабве. Единственный другой актив этого производителя по алмазодобыче, Даявик (Diavik) в Канаде, запланирован к закрытию в 2025 году, хотя продолжаются геологоразведочные работы для потенциального продления срока службы этого участка, сказал Суара журналистам в пятницу на руднике Аргайл.

Все-таки компания нацелена сохранить свое присутствие в этом секторе. Хотя она может рассмотреть вопрос о приобретениях с целью добавления новых объемов производства, основное внимание Rio уделяет геологоразведке – этот вариант займет больше времени для обеспечения нового роста объема производства. Работа продвигается на проекте Форт а ля Корне (Fort a la Corne) в провинции Саскачеван, это совместный проект, который потенциально может войти в производство через 5-10 лет, сказал Суара.

Алмазы «не являются крупным бизнесом компании Rio, но это очень прибыльный бизнес», сказал он репортерам, добавив, что компания имеет преимущества в этом секторе, которые она может продолжать использовать, включая технический опыт и брендирование. «Это не товар, это предмет роскоши, и поэтому динамика рынка совсем другая».