Namdeb продала рудник Элизабет Бэй в местный консорциум

Namdeb, совместное предприятие правительства Намибии и De Beers, продало свою шахту Элизабет Бэй (Elizabeth Bay) и связанные с ней морские активы в качестве действующего предприятия компании Lewcor Group, 100% акций которой находятся в собственности...

13 сентября 2019

Ангола откладывает открытый аукцион лицензий на добычу полезных ископаемых в Нью-Йорке

Ангола немного отложила процесс открытых торгов по пяти концессиям на добычу полезных ископаемых для организации нового роуд-шоу в Нью-Йорке, сообщило министерство минеральных ресурсов и нефти страны.

13 сентября 2019

Forevermark представляет коллекцию Artemis на Неделе моды в Нью-Йорке

Forevermark представила изысканные новые дизайны из коллекции Forevermark Artemis, которую она создала в сотрудничестве с известным модельером Бибху Мохапатрой (Bibhu Mohapatra) и PMJ Jewels.

13 сентября 2019

Генеральный директор DMCC приветствует министра минеральных ресурсов Анголы в DMCC

Фериал Ахмед (Feryal Ahmed), главный операционный директор Дубайского центра биржевых товаров, принял Диамантино Азеведо (Diamantino Azevedo), министра минеральных ресурсов и нефти Анголы, и высокопоставленную делегацию правительства...

13 сентября 2019

Stornoway получила первоначальное постановление верховного суда Квебека

Stornoway Diamond Corporation объявила, что корпорация и ее дочерние компании - Stornoway Diamonds (Canada) Inc. (SDCI), Ashton Mining of Canada Inc. (Ashton) и FCDC Sales and Marketing Inc. (FCDC), совокупно именуемые...

13 сентября 2019

В дальнейшем борьба в алмазной отрасли может пойти из-за патентов

07 июня 2019

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – Забудьте о Федеральной торговой комиссии США (FTC) и о Геммологическом институте Америки (GIA). В дальнейшем борьба в сфере производства лабораторных алмазов может пойти из-за интеллектуальной собственности.

В недавнем интервью руководители из WD Lab Grown Diamonds сказали, что, как они считают, отдельные конкуренты посягают на лицензированные патенты компании по выращиванию алмазов, использующей метод химического осаждения из паровой фазы (CVD), и они могут подать в суд на некоторых ритейлеров за это.

С 2011 года WD имеет лицензию на технологию выращивания алмазов, разработанную организацией Carnegie Institution в Вашингтоне, которая имеет долю в собственности компании.

«Что Carnegie сделали, так это установили условия, что можно [выращивать алмазы] до разумного размера, - говорит Клайв Хилл (Clive Hill), президент и основатель WD. – Это запатентовано. Мы считаем, что нельзя выращивать алмазы с помощью CVD, не соответствующие этим условиям».

Портфель патентов компании Carnegie также включает обработку CVD-алмазов после их выращивания с помощью воздействия высокой температурой.

Хотя WD рассылала письма с предупреждением в прошлом, Хилл говорит, что в настоящее время она предпринимает усилия на новом «значительно более высоком» уровне.

«Мы сели и оценили возможные затраты, - говорит Хилл. – Если нам придется обратиться в суд, мы обратимся… . Мы потратили много денег на это. Мы работаем с [юридической фирмой] Perkins Coie. В ближайшее время мы предъявим несколько исков некоторым ритейлерам».

Среди компаний, которых она имеет в виду, находятся крупные ритейлеры, производители оборудования для выращивания и несколько более мелких участников.

«Надеемся, что мы сможем выбрать одного или двух, и люди будут сотрудничать с нами немного лучше, - говорит он. – Мы хотим работать с людьми. Таков наш метод работы. Но мы хотим, чтобы это было справедливо. Я не думаю, что это неразумно. Мы считаем, что ритейлеры, особенно крупные ритейлеры, захотят убедиться в этом».

Компания в настоящее время может идти таким путем из-за вливания капитала в конце прошлого года частной инвестиционной фирмой Huron Capital Partners из Детройта.

Майкл Бьюэгард (Michael Beauregard), старший партнер Huron, говорит, что WD не пытается ограничить предложение на рынке и что она будет рассматривать вопрос лицензирования или других видов соглашений.

«Чем мы хотели бы заниматься, так это поставками тем ритейлерам, которым мы не поставляли, - говорит он. – Целью является не сеять вражду. Целью является возможность продавать технологию этой компании большему числу покупателей. Есть несколько ритейлеров, которые представляют собой хорошие и жизнеспособные перспективы для этой компании, которые выбрали, что некоторые товары или часть их товарного потока поступала бы от участников, которые посягали, на наш взгляд, на один или несколько наших патентов. Нужно, чтобы они были осведомлены об этом».

Компания первоначально была нацелена на ритейлеров, а не на компании, производящие алмазы, потому что «мы не обязательно отслеживаем алмазы и бриллианты вплоть до их источника, - говорит, Майкл Зукас (Michael Zukas), вице-президент фонда частных инвестиций Huron и директор WD. – Но мы можем купить у ритейлера и проверить эти алмазы у ритейлера и [предположить], что это нарушение».

«Мы инвестировали в наше партнерство с Carnegie и в технологию, которую мы лицензируем, - говорит он, - и мы хотим убедиться, что условия игры справедливые, а также мы хотим убедиться, что инвестиции защищены».

Поскольку WD не раскрывает свои возможные цели, JCK обратилось к другим производителям CVD- алмазов за комментариями. Мартин Рошейзен (Martin Roscheisen), главный исполнительный директор Diamond Foundry, ответил по электронной почте: «Мы инвестировали на протяжении нескольких лет в исследования и разработки для того, чтобы поднять технологию выращивания высококачественных алмазов на совершенно новый уровень. Наша фирменная интеллектуальная собственность говорит сама за себя». Базирующаяся в Сингапуре компания IIA Technologies, которая в настоящее время ведет патентную борьбу с Element Six, не ответила на запрос о комментариях. Согласившийся ответить покупатель компании Scio Diamond предположил, что другие компании посягают на ее патенты.

Помимо этой возможной патентной борьбы, WD занимается многими другими делами. Со времени инвестирования от Huron, ее объем производства удвоился, хотя она не сообщает цифры.

«Мы не собираемся раскрывать объемы производства, - говорит Бьюэгард. – Мы считаем, что производственные планы и листы ожидания отличаются от вашей способности обслуживать потребителей».

По иронии судьбы, у компании, которая подает заявку на патент на обработку после выращивания, весь ее объем производства является «как выращено», без дополнительных видов обработки. Это потому что большинство из обработанных камней получают сероватый оттенок, говорит главный технолог Ярден Цах (Yarden Tsach).

Компания специализируется на бриллиантах весом свыше 1 карата, цвета I и выше, и чистоты SI, вплоть до VS. И она продает в основном ритейлерам, а также посредникам розничной торговли, но избегает продавать непосредственно потребителям.

«По профессии я ритейлер, - говорит Хилл, бывший главный исполнительный директор британской сети в Fraser Hart. – Я раньше терпеть не мог, когда мои покупатели имели обыкновение конкурировать со мной. Я не собираюсь конкурировать с моими покупателями».

Она также продает бриллианты, а не только алмазы.

«Я бы предпочел иметь потребительскую базу, которая имеет дело с нами и является стабильной, покупая у нас из месяца в месяц, - говорит он, - а не поставлять продукцию на какой-то рынок, ориентированный на категории товаров очень широкого спроса, который является волатильным и на котором спрос на мои товары будет менее регулярным. Я действительно хочу работать в нижней части алмазопровода. Я действительно хочу быть близко к покупателям. Я не хочу быть низведенным до массового производителя химических веществ».

Huron говорит, что он заинтересовался WD из-за ее активов интеллектуальной собственности, ее способности отслеживать свои камни, ее способности изготавливать свою продукцию в соответствии с требованиями заказчика и из-за людей, занимающихся этим. «Клайв и Ярден несколько отличаются от многих игроков, с которыми они конкурируют и которые связаны с производством драгоценных камней», - говорит Бьюэгард.

В отличие от других частных инвестиционных компаний, Huron заявляет, что они не торопятся обналичивать безналичные средства.

«Наша фирма работает на фондовом рынке свыше 20 лет, - говорит Бьюэгард. – Будучи фирмой с установившейся репутацией, мы не испытываем давления по поводу выхода с рынка в любой момент. Так как наша компания способна увеличить свою внутреннюю стоимость, мы продолжаем финансировать бизнес и добиваться роста основной деятельности. Возможно, что наша компания дойдет до уровня, необходимого для проведения IPO, особенно, если она диверсифицирована по отраслям. У нее такой профиль роста».

Другие темы, рассмотренные в нашем разговоре, состоявшемся в штаб-квартире WD в парке офиса в Мэриленде:

– Хилл держится подальше от споров о том, являются ли выращенные в лаборатории бриллианты более экологически безопасными, чем добываемые из недр.

Он считает, что компании по выращиванию камней изначально подчеркивали экологический аспект из-за определенного «замешательства» по поводу этого продукта.

«Потом люди поняли, что на самом деле покупатели образованные, им не надо рассказывать сказки. Вполне очевидно, почему им следует покупать выращенные в лаборатории бриллианты. Вы получаете больше за свой доллар».

По этой причине он не заинтересован, чтобы на его предприятии проводился аудит другими сторонами или предоставлялась информацию о киловатт-часах. «Мы довольно благоразумная организация, - говорит Хилл, который раньше работал в области ветроэнергетики. – Я не хочу, чтобы люди тут сновали, проводя аудиторские проверки энергии».

«Полностью возобновляемая энергия – это национальное решение, - продолжает он. – Насколько вы хотите стимулировать это? Насколько легко вы хотите получать разрешения? Когда-то энергия будет в большей степени возобновляемой. Но когда – выше моей компетенции. Невозможно делать предположения по поводу энергии. Это чушь».

– Что касается цен на выращенные в лаборатории бриллианты: Хилл считает, что они снизились, но говорит, что люди смотрят на это неправильно.

«Я все время чувствую, что вопрос несколько перевернут. Что на самом деле происходит, на мой взгляд, так это то, что потребители получают больше за свой доллар. Они смотрят на нас и говорят: «Это технологический бизнес, я ожидаю получить немного больше, чем в прошлом году».

Он говорит, что многие из компаний, которые огорчены по поводу камней, теряющих стоимость, это те же самые компании, которые «продадут что-то и спустя 20 минут, если [покупатель] вернется, они предложат ему 20 центов на доллар».

– Что касается будущего этого сектора, Хилл считает, что продажи созданных бриллиантов в настоящее время ограничены только предложением. Он думает, что спрос повысится, и в следующем году выращенные в лаборатории бриллианты прочно будут мейнстримом.

«Выращенные бриллианты отнимут долю на рынке у добываемых из недр камней, это неизбежно, этого не предотвратить. Я был ритейлером. Я понимаю, насколько пугающими могут быть эти перемены для большинства традиционных ритейлеров. Те, кто занимались сравнительно слабо развивающимся бизнесом всю свою жизнь, внезапно столкнулись с этими переменами, это пугает. Они вынуждены беспокоиться. Но они должны делать то, чего хотят потребители. Такова реальность, этот джин не собирается обратно в бутылку».