Namdeb продала рудник Элизабет Бэй в местный консорциум

Namdeb, совместное предприятие правительства Намибии и De Beers, продало свою шахту Элизабет Бэй (Elizabeth Bay) и связанные с ней морские активы в качестве действующего предприятия компании Lewcor Group, 100% акций которой находятся в собственности...

13 сентября 2019

Ангола откладывает открытый аукцион лицензий на добычу полезных ископаемых в Нью-Йорке

Ангола немного отложила процесс открытых торгов по пяти концессиям на добычу полезных ископаемых для организации нового роуд-шоу в Нью-Йорке, сообщило министерство минеральных ресурсов и нефти страны.

13 сентября 2019

Forevermark представляет коллекцию Artemis на Неделе моды в Нью-Йорке

Forevermark представила изысканные новые дизайны из коллекции Forevermark Artemis, которую она создала в сотрудничестве с известным модельером Бибху Мохапатрой (Bibhu Mohapatra) и PMJ Jewels.

13 сентября 2019

Генеральный директор DMCC приветствует министра минеральных ресурсов Анголы в DMCC

Фериал Ахмед (Feryal Ahmed), главный операционный директор Дубайского центра биржевых товаров, принял Диамантино Азеведо (Diamantino Azevedo), министра минеральных ресурсов и нефти Анголы, и высокопоставленную делегацию правительства...

13 сентября 2019

Stornoway получила первоначальное постановление верховного суда Квебека

Stornoway Diamond Corporation объявила, что корпорация и ее дочерние компании - Stornoway Diamonds (Canada) Inc. (SDCI), Ashton Mining of Canada Inc. (Ashton) и FCDC Sales and Marketing Inc. (FCDC), совокупно именуемые...

13 сентября 2019

Signet из «золотого мальчика» превращается в «мальчика для битья»

06 июня 2019

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – В конце апреля компании Signet Jewelers был нанесен удар новой дискредитирующей статьей по поводу обвинения в сексуальном домогательстве, имевшем место раньше в ее отделении Sterling, которое традиционно контролировало Kay и Jared.

Эта статья Тэффи Бродессер-Акнер вынесена на обложку журнала The New York Times и написана хорошо и эмоционально, и в ней описаны некоторые истории, от которых действительно тошнит.

Signet пожаловалась, что эта статья «представляет нашу компанию в неверном свете». Вероятно, это так. Читая статью, можно подумать, что в Sterling - компании старой закалки - постоянно отпускали шутки насчет женской груди и занимались оргиями. Без преданности делу и упорной работы компания не добилась бы того, чего она достигла, - а я помню времена, когда Sterling намного отставала от Zale.

Я встречался со многими людьми из Signet. Они, как правило, приличные и серьезные люди. Я знаю ветеранов компании, в основном на корпоративном уровне, которым по-настоящему нравилось там работать и которые по праву гордились тем, что они создали. Я также знал людей, главным образом в магазинах, которым она не нравилась и которые чувствовали, что на них оказывалось давление и контролировался каждый их шаг. В крупной компании, конечно, бывает всякое.

Просто потому, что Signet считает эту историю несправедливой, не означает, что она не точная. Нужна слепая убежденность, чтобы не поверить всем историям или посчитать, что 249 показаний под присягой ложные. Как Бродессер-Акнер, я внимательно ознакомился с обнародованными показаниями по коллективному иску. В отличие от нее, я смог прочитать всего около 10 из них – больше не смог вынести.

Signet отметила, что эти обвинения освещались в средствах массовой информации и раньше, включая The New York Times. Она назвала обвинения «старыми», отметив, что некоторые были еще в 1990х. Даже если это правда, это воспринимается как отказ от ответственности. Некоторые из обвинений против Билла Косби (Bill Cosby) и Харви Вайнштейна (Harvey Weinstein) такие же старые, даже еще старше. А, как отметила Мишель Графф (Michelle Graff), некоторые из работников все еще чувствуют последствия этих случаев.

Я писал два года назад, что в то же время, когда были обнародованы показания по Signet, кар-шеринговая компания Uber переживала свой собственный скандал о домогательствах. Но Uber повела себя в этом вопросе по-другому. Считается, что у нее было более шаткое положение. Обвинения были более свежими. Главный исполнительный директор компании и раньше допускал сексистские заявления. Компания высказывалась в пользу нарушения этических норм.

И Signet, и Uber обратились к независимым сторонам для изучения своей гендерной политики: Uber наняла бывшего генерального прокурора Эрика Холдера и юридическую фирму Perkins Coie; Signet наняла бывшую судью Барбару Джоунс (Barbara Jones).

Доклад Холдера был обнародован. (Как и аналогичный доклад, подготовленный по Airbnb.) Доклад Джоунс не был обнародован. Signet не раскрыла, что она обнаружила.

Проблемы компании Uber также были недавно подробно изложены в уважаемом издании. Но статья об Uber, появившаяся в прошлом месяце в New Yorker, была построена вокруг интервью, которое дал новый главный исполнительный директор Дара Хосровшахи (Dara Khosrowshahi), пригласивший журналистку в свой загородный дом. Она ужинала вместе с его детьми. Она встретилась с его женой.

Конечно, Uber выглядела более привлекательно с точки зрения культуры, чем базирующаяся на среднем Западе средняя по размеру ювелирная сеть на рынке. Но Хосровшахи был также откровенен в отношении неблагополучного прошлого компании Uber. До своего прихода в компанию он считал, что она была «совершенно испорченной», - сказал он. – Я удивлялся, что неприятные вещи могли всплывать на свет одна за другой». Когда он стал главным исполнительным директором, он написал, что культуру Uber «необходимо развивать». В частности, ее принцип «наступать на пятки» - ее упор на конкуренцию за рабочее место, даже если это означало увольнение коллег, - «слишком часто … служил оправданием для того, чтобы быть подлецом».

Не сказать, что Джина Дросос (Gina Drosos), главный исполнительный директор Signet, уклонилась от обсуждения вопросов прошлого своей компании. Но она сказала не так уж много об этом, зато несколько раз отмечала, насколько компания признана за свое разнообразие. Она не поговорила с Бродессер-Акнер. Вероятно, потому, что дело все еще рассматривается в судах.

Продолжающееся арбитражное разбирательство – это огромная часть проблемы; на самом деле, похоже, что проблема в этом. Одна из причин того, что Signet всегда публично оспаривает эти случаи, являющиеся предметом судебного спора, заключается в том, что она все еще на самом деле оспаривает обстоятельства в суде. Jock против Sterling - разбирательство по коллективному иску по поводу разницы в зарплате разных категорий работников, в котором впервые всплыли на свет обвинения о домогательстве, все еще находится в суде после 11 лет разбирательства. Даже если бы Signet выразила сочувствие к женщинам, это могло выглядеть лицемерием, принимая во внимание то, что она выступает против них в суде. «Если у вас есть незавершенное судебное дело, касающееся вашей истории, то у вас по-прежнему существуют эти проблемы», - сказала Бродессер-Акнер Кэти Курик (Katie Couric).

Это 11-летнее ожидание, если взять определение, которое использовала Signet недавно, несправедливо, особенно к заявителям по иску, которые, не будем забывать, были бывшими работниками Signet, пожаловавшимися на разницу в зарплате, которая, как общепризнано, существовала (спор идет по поводу причин этого). Некоторые из заявлений под присягой довольно ужасные. «Женщины умерли, дожидаясь слушания этого дела», - недавно написал в Twitter репортер Дрю Харвел (Drew Harwell) из Washington Post, который первым сообщил в прессе об обвинениях.

Signet долгое время утверждала, что обвинения в домогательствах не являются частью коллективного иска. Но это не означает, что они ложные. И когда люди их читают, эта разница имеет небольшое значение.

Теоретически, арбитражные разбирательства должны ускорить процесс. В этом случае несколько постановлений судьи арбитражного суда были обжалованы в федеральном суде. Это лишает смысла внесудебное урегулирование спора. И хотя Signet одержала несколько побед, это затянувшееся дело дорого обошлось.

Юрисконсульт компании обвинил истцов в затягивании процесса. «Свыше 10 лет адвокаты 14 истцов Jock затягивают решения по своим клиентам. Они затягивали дело и увеличили плату за свои юридические услуги, заявляя исковые требования по коллективному иску и пытаясь включить тысячи женщин в арбитражное разбирательство без их согласия и извещения их».

А другие обвинили Signet в затягивании дела. Журнал Times Magazine приводит слова бывшего представителя Комиссии по возможности равной занятости (Equal Employment Opportunity Commission), сказавшего, что одной из причин того, что агентство урегулировало дело с Signet, является то, что оно хотело избавиться от этого предмета спора.

На прошлой неделе сразу после того, как в интернете появилась статья из Times, Верховный суд США постановил, что арбитражные разбирательства по коллективным искам не разрешаются в тех случаях, когда в соглашении о занятости не содержится выраженное в явной форме разрешение на них. (Так было в этом случае). Вскоре после этого, юристы компании Signet обратились с просьбой в апелляционный суд отменить коллективный иск. Это, похоже, близко к тому, что будет выиграна эта часть дела.

Юрисконсульт Signet говорит JCK: «Как только рассматривающий суд по иску Jock решит вопрос о коллективном иске, - что, как мы надеемся, скоро произойдет, - мы сразу продолжим рассматривать каждую жалобу».

Я надеюсь, что они действительно рассмотрят их, справедливо и быстро. Если эти женщины уйдут с малым или ни с чем, это может стать победой с юридической точки зрения, но потерей как с моральной точки зрения, так и с точки зрения репутации.

Signet необходимо реабилитировать себя. Ей нужно принять на себя ответственность за те вещи, которые почти наверняка произошли. Признание в том, что некоторые плохие вещи имели место, не означает, что эта компания была или является плохой компанией. Признание ошибок – это признак этичного бизнеса.

Не существует безболезненного способа решения этих проблем. Мир не выдает «карточек бесплатного выхода из скандала». Сейчас с большим скептицизмом относятся к публичным извинениям. Все же, в эту эпоху социальные сетей брендам необходимо приносить их чаще. Они могли бы к тому же правильно их приносить.

Люди не ожидают от компаний, чтобы они были совершенными. Но когда они совершают ошибки, даже если это старые ошибки, от них ожидают, что они примут на себя ответственность, постараются искупить вину и объяснят, какие изменения будут в дальнейшем. Утверждая столь громогласно о своей невиновности, Signet сделала только хуже для своего имиджа.

Если бы я не знал людей в Signet и прочитал бы эту историю, я мог бы тоже подумать, что это ужасная компания. (Один человек сказал здесь, что, читая об описанных событиях, ее просто физически тошнило). Но я действительно знаю людей там. Я знаю, что в компании есть люди, которые могут ответить на эти обвинения решительно и прямо. Нужно показать эту сторону компании, а не только прошлую неприглядную сторону, которая снова всплыла на прошлой неделе.