KPCSC требует положить конец потоку «конфликтных алмазов»

Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса (Kimberley Process Civil Society Coalition, KPCSC), действующая в качестве наблюдателя за Кимберлийским процессом от имени гражданского общества, потребовала действий от представителей алмазодобывающей...

Сегодня

Антверпен приветствовал министра горнодобывающей промышленности ДРК

Власти Антверпена и Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) приветствовали в ходе рабочего визита нового министра горнодобывающей промышленности ДРК Антуанетту Н'Самбу Каламбаи (Antoinette N’Samba Kalambayi)...

Сегодня

Средняя цена алмазов Diamcor составила 192,07 доллара за карат

Компания Diamcor Mining продала 2 516,91 карата алмазов, добытых на ее проекте Крон-Эндора (Krone Endora) в районе рудника Венеция (Venetia) в Южной Африке и получила валовую выручку, превысившую 483 000 долларов США. Средняя цена проданных...

Сегодня

Выставка крупнейшего российского форума ювелирной индустрии «JUNWEX Москва» пройдет в конце октября

C 26 по 27 октября три павильона ВДНХ (№ 55, 57 и 33) станут площадкой для крупнейшего российского форума ювелирной индустрии - выставки «JUNWEX Москва». Около четырехсот компаний-участниц представят широчайшее разнообразие драгоценной продукции...

Сегодня

По мере восстановления алмазной отрасли Lucapa Diamond улучшает прогноз по прибыли от основной деятельности

Lucapa Diamond сообщила о значительном обновлении своего прогноза на 2021 год, согласно которому ее EBITDA за весь год увеличится примерно на 45%, до 26–28 млн австралийских долларов, благодаря хорошим производственным показателям на рудниках Луло...

Сегодня

Как страны предъявляют все более жесткие требования к горнодобывающим компаниям

24 апреля 2019

Автор: Барбара Льюис (Barbara Lewis); редактор: Дейл Хадсон (Dale Hudson)

(mining.com) – Сочетание политического популизма, более высоких цен на товары и накал ожиданий, который подстегнет спрос на некоторые сырьевые материалы, привело правительства, имеющие ресурсы, к изменению правил для горнодобывающих компаний, работающих в их странах.

В большинстве случаев правительства стремятся увеличить свою долю прибылей, а не повысить всеобщий ресурсный национализм, хотя Монголия пытается национализировать долю в медном месторождении.

Эта жесткость не универсальна.

Некоторые правительства рассматривают ужесточение требований других стран как шанс для привлечения инвестиций. Эфиопия запускает реформы, ориентированные на бизнес, после того, как премьер-министр Абий Ахмед (Abiy Ahmed) был назначен на свою должность в прошлом году.

Что изменилось на этот раз?

Обычно владельцы ресурсов повышали требования, предъявляемые ими к международным компаниям, когда повышаются цены на товары.

Цены на товары растут с начала этого года, но они относительно низкие и все еще восстанавливались после обвала 2015-2016 года, когда началась последняя волна ресурсного национализма.

В Африке Танзания, которая считается ярким примером, проявила большой интерес к горнодобывающим компаниям после прихода к власти в конце 2015 года президента Джона Магуфули (John Magufuli), обещавшего защитить бόльшую долю богатства природных ресурсов страны.

Участники отрасли и юристы говорят, что политический популизм и социальные сети настойчиво побуждают требовать большей доли, начиная с местных общин около рудников.

Они также говорят, что инвестиции Китая и, в меньшей степени, России укрепляют рычаги воздействия правительств, располагающих ресурсами.

«Растущие инвестиции Китая в горнодобывающие проекты помогают подхлестывать ресурсный национализм, давая многим странам с богатыми ресурсами альтернативу западным инвестициям», - сказал Генри Холл (Henry Hall), заместитель директора консультационной фирмы Critical Resource.

Какие страны доминируют?

В Африке, Демократической Республике Конго, Танзании и Замбии стремятся получить больше прибыли от меди, кобальта и золота.

Демократическая Республика Конго в июне прошлого года подписала распоряжение ввести в действие свой новый горный кодекс, который предусматривает повышение роялти и налогов.

Крупные горнодобывающие компании, например, Glencore и Barrick, не согласились с кодексом и требуют переговоров и ищут пути усиления давления.

Замбия повысила роялти с января и ввела 10-процентный налог, когда цена на медь превышает $7 500 за тонну.

Замбия также планирует заменить налог на добавленную стоимость на невозвратный налог с продаж в попытке уменьшения государственного долга, но отложила этот шаг до июля, приостановив дальнейшие консультации.

Каково влияние на инвестиции?

Руководители горнодобывающих компаний говорят, что первой реакцией является вывод средств из финансирования геологоразведочных работ.

Самые крупные зарегистрированные горнодобывающие компании говорят, что они сосредоточивают свое внимание на своих геологоразведочных работах в странах с низким политическим риском.

Но резервы Демократической Республики Конго соблазнительно богатые и включают медь и кобальт, необходимые для прогнозируемого роста спроса на аккумуляторные автомобили, что дает правительству возможность диктовать свои условия.

Данные, полученные компанией S&P Global Market Intelligence, показывают падение расходов на геологоразведку в Танзании, Замбии и Монголии в прошлом году, хотя инвестиции в Демократическую Республику Конго выросли, так как Ivanhoe Mines и ее китайский партнер Zijin Mining инвестировали в разработку медного рудника.

В мировом масштабе расходы на геологоразведочные работы выросли, но далеки от пиков 2012 года в период наивысшего расцвета, связанного с товарами.

Расходы были самыми высокими в прошлом году в странах, считающихся благоприятными для горной добычи, например, Соединенных Штатах и Эквадоре, который приветствует участие западных геологоразведочных компаний в разведке меди, так как он стремится достичь диверсификации и заниматься не только нефтью.

Что могут сделать компании для своей защиты?

Компании грозились уйти, когда условия участия изменятся не в их пользу, но правительства, владеющие ресурсами, знают, что фирмам не хочется этого делать, если они инвестировали в строительство рудника.

Юристы и руководители горной отрасли говорят, что компании стали проявлять бόльшую осторожность по поводу того, куда им инвестировать в первую очередь.

По мере того, как устойчивость вышла на первый план после катастрофы с плотиной Вале (Vale) в Бразилии, повысилась потребность достичь благоприятного отношения всех частей общества.

«Одним из самых важных аспектов для хорошего понимания является обстановка, связанная с местным сообществом, - без социальных лицензий, рудники либо не будут запускаться, либо этому будет препятствовать деятельность местных активистов», - сказал Уоррен Бич (Warren Beech), партнер из юридической фирмы Hogan Lovells.

Хотя общее настроение показывает осторожность, у Китая и России более высокая готовность пойти на риск, что потенциально дает преимущества при переговорах для правительств, владеющих ресурсами.

«Готовность пойти на риск разная, и Китай, и Россия, похоже, имеют более высокую склонность пойти на риск, вероятно, для поддержания своего стратегического стремления контролировать жизненный цикл … и развивать геополитическое влияние», - сказал он.

В самом крайнем случае, международные горнодобывающие компании могут угрожать арбитражным судом, что, по словам юристов, дешевле страхования политических рисков.

Самуэль Пейп (Samuel Pape) из компании Latham and Watkins, занимающейся урегулированием споров, сказал, что горнодобывающие компании могут искать юридическую защиту с помощью, например, инвестирования через компанию, пришедшую в страну, которая имеет двусторонний инвестиционный договор со страной, владеющей ресурсами.

«Многие споры могут быть разрешены через переговоры без необходимости возбуждения судебного производства по инвестиционному договору, хотя потенциальная возможность такого арбитражного разбирательства может стать важным средством воздействия», - сказал он.