Petra Diamonds сгенерировала положительный денежный поток

Ожидается, что Petra Diamonds сгенерирует положительный денежный поток во второй половине года, что поможет компании начать работу над будущими разработками.

Сегодня

Cluev создаст кольцо из желтого бриллианта АЛРОСА весом 30 каратов

Ювелирный дом Cluev приобрел желтый бриллиант весом 30,19 карата, добытый и ограненный российской алмазодобывающей компанией АЛРОСА, для того, чтобы создать из него кольцо.

Сегодня

АЛРОСА запустила новое алмазное месторождение в Якутии

АЛРОСА, крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, начала добычу руды на трубке «Заря» Айхальского горно-обогатительного комбината (АГОК).

Сегодня

De Beers не намерена добывать алмазы в ЦАР

De Beers не намерена добывать алмазы в Центральноафриканской Республике (ЦАР), заявила на прошлой неделе компания.

Сегодня

Добыча алмазов Rio Tinto в первом квартале снизилась на 18%

Производство алмазов Rio Tinto за первый квартал 2019 года, закончившийся 31 марта 2019 года, упало на 18%, до 3,8 млн каратов, по сравнению с 4,6 млн каратов, которые компания добыла в первом квартале 2018 года.

Сегодня

Могут ли блокчейн и отслеживаемость обеспечить более устойчивые результаты для цепочек поставок алмазов и драгоценных камней?

03 апреля 2019

Автор: Лоран Картье (Laurent Cartier) и Салим Х. Али (Saleem H. Ali)

(sustainabilitycommunity.nature.com) – В начале 21-го века алмазная отрасль и суверенные государства создали Сертификационную схему Кимберлийского процесса (KPCS) в ответ на большое давление со стороны НПО, потребителей и других лиц с целью остановить попадание «конфликтных алмазов» в цепочку поставок алмазов.

Алмаз является не единственным минералом или металлом, используемым в цепочках поставок ювелирных изделий, к которым в последние годы приковано внимание: например, внимание было сосредоточено на золоте (кампания Грязное золото (Dirty Gold) в 2004 году и Конфликтное золото (Conflict Gold) в 2012 году), на рубинах и нефрите из Мьянмы (Закон Тома Лантоса (Tom Lantos Jade act) о нефрите, введенный в 2008 году и впоследствии отмененный) или на лазурите из Афганистана (организация Global Witness (Глобальный свидетель), 2016) - это только несколько самых известных случаев. В ответ на эти действия ассоциации ювелирной отрасли (например, Всемирная ювелирная конфедерация (CIBJO), Всемирный алмазный совет (WDC), Международная ассоциация цветных драгоценных камней (ICA), Американская ассоциация по торговле драгоценными камнями (AGTA)) стали заниматься этими вопросами, и компании в дальнейшем организовали ряд инициатив по укреплению ответственных методов работы в отрасли, например, Совет по ответственной ювелирной практике (RJC). Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (OECD) разработала принципы комплексной проверки для ответственных цепочек поставок минералов для компаний, стремящихся уважать права человека и избегающих участия в конфликтах, принимая решения, касающиеся источников поставок минералов и методов работы; эти принципы сейчас распространяются на все минералы, включая алмазы и цветные драгоценные камни.

Отслеживаемость является одним из способов обеспечения большей прозрачности и специфической информации. Блокчейн и другие средства отслеживаемости были провозглашены как решения для преобразования ювелирной отрасли и обеспечения очень необходимой прозрачности. Но как может отслеживаемость способствовать повышению устойчивости для цепочек поставок алмазов и драгоценных камней?

В последнее время вокруг блокчейна существует рекламная шумиха, и даются радикальные обещания о том, что он может служить подрывной инновацией и преобразовать целые отрасли. Блокчейн является децентрализованным и не поддающимся взлому учетным журналом, служащим основой для потенциального огромного повышения прозрачности, которую эта технология может обеспечить.

Таким образом, блокчейн может обеспечить прозрачность и подтверждение для регуляторов и других пользователей, которым это нужно, при этом все-таки обеспечивая конфиденциальность и особую возможность просмотра в учетном журнале, необходимого для каждого отдельного вида пользователей. Это является важным фактором для отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий, которой необходимы подтвержденные, но часто анонимные решения по цепочке ответственности при поставках. Перспектива объединения блокчейна с «умными» контрактами (автоматическая торговля и верификация между счетами/пользователями в случае, если удовлетворяются заранее заданные условия), вполне возможно, может привести к огромному повышению эффективности (особенно в плане демонстрации соответствия требованиям и соблюдения процедур инициативы Знай своего покупателя (know-your-customer), и это является одной из основных причин того, что блокчейн широко изучается как технология, в корне меняющая ситуацию.

Для того, чтобы потенциал технологии отслеживаемости и блокчейна соответствовал прогнозу, требуется дальнейшее изучение некоторых важных аспектов. Основным условием является то, как потенциальную эффективность и прозрачность блокчейна можно лучше всего использовать в цепочках поставок минералов. Поскольку блокчейн находится в начальной стадии развития также и в других секторах, то неясно, возможен и нужен ли на этой стадии консенсус в масштабах всей отрасли. По сути дела, для отрасли драгоценных камней и ювелирных изделий, состоящей в основном из надомных производств и семейных фирм, необходимо дальнейшее исследование для того, чтобы понять, как все уровни цепочки поставок (например, старатели, мелкие алмазодобытчики и малые и средние предприятия) могут получить выгоду от возможностей отслеживания, которые предоставляет блокчейновая технология. Кроме того, перед тем, как блокчейн можно будет полностью внедрить в отрасль драгоценных камней и ювелирных изделий, необходимо учесть такие проблемные вопросы, как энергетические последствия блокчейна, и возможные вопросы, связанные с конфиденциальностью (например, в связи с законом ЕС о GDPR – Общем регламенте по защите данных, который касается защиты данных и обеспечения конфиденциальности данных для всех лиц).

Как и в других отраслях, технология отслеживаемости может быть инновационно подрывной, но только ее одной недостаточно. Она должна быть объединена с практиками цепочки поставок и подвергаемыми аудиту методами работы и, конечно, иметь доступ к самой технологии для того, чтобы обладать большой силой воздействия. Внимание должно быть сконцентрировано на том, как отслеживаемость может помочь повысить воздействие устойчивости развития ювелирной отрасли, чтобы она могла лучше содействовать достижению Целей устойчивого развития (SDG), определенных ООН. Подводя итог вышесказанному, не существует простого волшебного решения - «серебряной пули» - для отслеживаемости или улучшения методов работы в цепочках поставок алмазов и драгоценных камней. Вообще, многосторонние подходы, инициативы и технологии, вероятно, позволят повысить прозрачность и получить больше устойчивых результатов в отрасли.