BlueRock получила разрешение на добычу алмазов в течение всего года

Компания BlueRock Diamonds, которая владеет алмазным рудником Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке и проводит на нем операции по добыче алмазов, получила разрешение на проведение программ по добыче алмазов все 365 дней в году.

Сегодня

Лаборатория AIGS запускает приложение для проверки своих отчетов о драгоценных камнях

Лаборатория Азиатского института геммологических наук (Asian Institute of Gemological Sciences, AIGS) запустила приложение, которое может проверять отчеты о драгоценных камнях AIGS, создавая дополнительную защиту для клиентов.

Сегодня

АЛРОСА сообщает о статусе законсервированного рудника «Мир»

АЛРОСА сообщила о статусе законсервированной отработки подземного рудника трубки «Мир» в пресс-релизе, распространенном в понедельник. В нем говорится, что по результатам анализа нескольких вариантов вскрытия месторождения и освоения глубоких горизонтов...

Вчера

AGD Diamonds - торговля в 2018 году оставалась стабильно растущей

AGD Diamonds сообщила, что торговля алмазами в 2018 году оставалась стабильно растущей и в стоимостном отношении значительно превысила результаты 2017 года.

Вчера

Ангола проведет свой первый алмазный тендер в Израиле

Государственная ангольская торговая компания Sodiam проведет свой первый тендер алмазов в Рамат Гане, Израиль, сообщает Израильская алмазная биржа (Israel Diamond Exchange, IDE).

Вчера

Бриллианты - лучший друг инвестора?

12 марта 2019

Автор: Андреас Вайцер (Andreas Weitzer)

(Times of Malta) – Одной из самых запоминающихся сцен в кинематографе является сцена, исполненная Лоуренсом Оливье в фильме Шлезингера «Марафонец». В анонимных банковских ячейках нью-йоркского хранилища Оливер - нацистский преступник – склоняется над замшевым мешочком, который он развязывает жадно трясущимися пальцами, чтобы взглянуть на сверкающие сокровища - бесцветные и бесценные бриллианты. Он хватает воздух ртом с нескрываем вожделением. Старый садист испытывает поистине сексуальное наслаждение.

Вместе с тем это еще и пример, указывающий на привлекательность бриллиантов в качестве уникального средства сохранения стоимости и его легкой транспортировки. Небольшой кристалл весом, вероятно, не более двух-трех граммов может стоить как 100 кг золота. Он очень хорошо подходит для тайной перевозки богатства.

Несколько лет назад швейцарский частный банкир посоветовал своему американскому клиенту, уклоняющемуся от уплаты налогов, ввести горсть бриллиантов в США в тюбике из-под зубной пасты. Африканские военные диктаторы финансируют свои зверские преступления посредством «кровавых алмазов», и даже во время действия самых жестких правил, нацеленных на противодействие легализации преступных доходов, все-таки существуют большие возможности незаметно превратить эти камни в деньги.

То, что бриллиантами все еще нелегко торговать, делает их менее привлекательными для наркоторговцев, торговцев оружием и других участников черного рынка. Для бриллиантов не существует анонимного рынка, как, например, для биткойна, виртуальной валюты, операции с которой проводятся в системе блокчейна. Бриллианты, строго говоря, не являются взаимозаменяемым товаром: каждый камень имеет уникальные характеристики, которые в определенной степени являются идентифицируемыми. Но все же это делает их подходящими для мошенничества с НДС или по меньшей мере для вывоза капитала.

В последнее время Гонконг охвачен лихорадкой экспорта драгоценных камней в материковый Китай. Они составляют половину объема экспорта этого города. Деньги прячут с помощью чрезмерно завышенных счетов или путем возврата товара опять в Гонконг. Это говорит о неустойчивом экономическом состоянии Китая, китайской изобретательности и коррупции китайских сотрудников на границе. Это предпринимательство на комиссионной основе, а не торговля.

Несмотря на широкое применение алмазов в промышленности в виде абразивов, в прецизионном оборудовании, для подшипников и режущего инструмента - свыше 80 процентов всех добытых алмазов идет в промышленность, – именно мифическая красота бриллиантов будоражит воображение в течение тысячелетий. Предполагается, что свыше 90 процентов всех обручальных колец – это кольца с бриллиантами. Ювелирные изделия передаются из поколения в поколение и во времена войн часто они являются единственным, что сохраняют. Они считаются хранилищем богатства семьи, средством для сохранения стоимости во времена потрясений и галопирующей инфляции.

Все, кому пришлось испытать отрезвляющее пренебрежительное отношение ломбарда или страдания в войну, знают, что стоимость во времена нужды является довольно относительной величиной. Ювелирные изделия в качестве пенсионных накоплений не являются оптимальным средством, что бы Мэрилин Монро ни пела о «лучшем друге» стареющей девушки «квадратной, грушевидной» или иной огранки.

Фамильными ценностями редко бывают такие бриллианты, как Куллинан (Cullinan) или Кохинор (Kohinoor). И все же, когда доходы от инвестиций в течение ряда лет не достигают оптимального значения, идея использования бриллиантов в качестве «альтернативной инвестиции» сейчас распространяется все больше. Цены на алмазы ювелирного качества почти не пострадали из-за недавнего финансового кризиса и продемонстрировали малую взаимосвязь с другими классами активов.

Классические бриллианты чистого цвета и с незначительными включениями потеряли в цене немного, но цены и не выросли.

Но что стало за последние 20 лет модным прибыльным делом, так это бриллианты фантазийных цветов, от желтого до розового, пурпурные, голубые, оранжевые или даже красные. Такие камни получают умопомрачительную цены на аукционах, как, например, Pink Star (Розовая звезда) ($71 млн) или Oppenheimer Blue (Голубой бриллиант Оппенгеймера) ($57,5 млн), и порождают разговоры о том, что даже доступные по цене маленькие камни могут превзойти такие общераспространенные предметы инвестиций, как акции, облигации или недвижимость, и при этом их можно с удовольствием носить.

Цветные алмазы являются невероятной геологической случайностью и встречаются еще реже, чем высококачественные бесцветные камни. Основным поставщиком в последние 20 лет был рудник Аргайл (Argyle) компании Rio Tinto в Австралии, который находится в процессе закрытия, что снижает прогнозы на получение ощутимого количества камней фантазийного цвета в ближайшем будущем.

Быстро множатся веб-сайты трейдеров цветных бриллиантов, обучающие потенциальных ритейл-инвесторов азам торговли. Они терпеливо объясняют значение показателей «4С» - вес в каратах, огранка, цвет и чистота; рассказывают об экспоненциальном росте цен на камни с увеличением их веса; об ужасных рисках торговли несертифицированными камнями; о грабительских нормах прибыли ювелирных ритейлеров; об опасностях, связанных с оценкой драгоценных камней, вставленных в ювелирные изделия, и наличием в них включений.

Это серьезные вещи, убедительные. Я не хочу преуменьшать их серьезность. Но быстро становится ясным то, что тот, кто никогда не занимался алмазами ради получения средств к существованию, не сможет даже произвести более или менее полноценную оценку. Для этого нужно иметь лабораторию и диплом геммолога.

Трудно не только обнаружить, какой обработке были подвергнуты камни. Неспециалисту невозможно обнаружить следы лазерного сверления и заполнения трещин герметиками, как и обработку с целью улучшения цвета. В заблуждение вводит кажущаяся произвольность формирования цены. Почему камень весом 0,99 карата стоит намного меньше другого камня весом 1,0 карат? Отсюда крайняя необходимость в достоверности, надежной сертификации, которая, увы, разрушает то, что могло остаться от анонимности бриллианта.

De Beers, самая известная в мире алмазодобывающая компания со времен Сесиля Родеса (Cecil Rhodes) и более века являющаяся маркет-мейкером и гарантом цен на бриллианты, отказалась от своего рыночного картеля несколько лет назад. С тех пор цены определяются только спросом и предложением, при этом на рынок поступает все больше предложений. Из 900 тонн редких алмазов, добытых за последние 150 лет, 20 процентов были разведаны только в последние пять лет. Бриллианты не только навсегда, их становится навсегда все больше.

De Beers продала свои рудники и избавилась от запасов, а также занялась бизнесом по производству синтетических алмазов. Ее химически выращенные драгоценные камни, производство которых стоит меньше $800 за карат, продаются через Lightbox, ювелирного ритейлера для миллениалов.

С помощью молекулярных микроскопов, конечно, можно легко отличить камни, выращенные промышленным способом, от природных. Синтетические алмазы имеют слишком правильную форму, они слишком чистые, слишком «безупречные» по сравнению со своими сородичами, образовавшимися несколько сотен миллионов лет назад на глубине 700 километров. И все же они сверкают всем тем, чем могут. Почему потребители в 21 веке должны по этому поводу беспокоиться? Камень размером с какой-нибудь бриллиант Элизабет Тейлор можно купить на студенческий кредит.

Аргументом в пользу инвестиций в краткосрочной перспективе являются интернет-предприятия, например, DIAMDAX, антверпенская онлайновая биржа драгоценных камней. Как и Marketplace компании Amazon, она предоставляет платформу для трейдеров, оптовиков и ритейлеров, предлагая свои товары круглосуточно каждый день, гарантируя подлинность камней, их сертификацию, комплексную проверку покупателя и продавца и обеспечивая безопасные механизмы оплаты.

Но они, похоже, сталкиваются с некоторыми трудностями, потому что во время написания этой статьи на этих платформах невозможно было зарегистрироваться. Созданию глубины рынка может помочь стандартизация контрактов, как на рынке сделок с деривативами. Камни стандартного веса и качества могли бы лучше отражать повышения и понижения на общем рынке, и это лучше, чем угадывать цены коллекционеров.

Хорошим примером воспринимаемого с одобрением тренда по продаже бриллиантов онлайн с помощью более прозрачного способа является прекрасно разработанный веб-сайт James Allen (www.jamesallen.com). Finanz Konzept AG, небольшая базирующаяся в Цюрихе фирма по управлению активами, предлагает даже модель финансирования для заинтересованных инвесторов, которых привлекает резкое повышение цен на бриллианты фантазийных цветов за последние два десятилетия.

Проблемы, связанные с выбором, оценкой, хранением, покупкой и продажей таких востребованных драгоценных камней, оставляют для профессиональных специалистов по управлению активами - таких, например, как управляющие средствами, деятельность которых сосредоточена на редких винах или винтажных автомобилях.

Думаю, что для перспективного инвестора небольшим неудобством, являются, скорее, статические оценки положения дел, когда средства все еще инвестированы. Как и связанная с этим неприятная неожиданность в конце при попытке уйти в деньги.

Продажа редких изделий коллекционеров, которая занимает много времени даже в хорошие времена, может оказаться проблемой в кризисные времена. Мои попытки связаться с такими коллекционерами с целью получить разъяснения, к сожалению, остались без ответа.

Прошлое, как говорится в поговорке об инвесторах, никогда не является гарантом будущих показателей. Камни фантазийных цветов, конечно, являются очень популярными в настоящее время. Но то, что аппетитно сегодня, может иметь неприятный вкус завтра. Кто знает? Вероятно, новинкой станут виртуальные драгоценности или арендованные камни. А нувориши будут носить награбленное с Марса. 

Андреас Вайцер является независимым журналистом, проживающим на Мальте. Он освещает вопросы экономики, политики и финансов. Целью его обзора является расширение общей финансовой грамотности читателей, и это не следует воспринимать как предложение советов по инвестициям или рекомендацию по покупке и продаже финансовых продуктов.