Botswana Diamonds станет производителем алмазов к середине 2019 года

Botswana Diamonds заявила, что уже к середине года начнет программу по массовой выборке проб и добычу алмазов на проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

Сегодня

Гонконгская компания занесена в Книгу рекордов Гиннеса

Компания Coronet была занесена в Книгу рекордов Гиннеса за часы Mudan, которые были представлены на Baselworld 2019, престижной швейцарской выставке часов и ювелирных изделий.

Сегодня

АЛРОСА: Мировые продажи ювелирных украшений в 2018 г. выросли на 4%

Мировые продажи ювелирных украшений с бриллиантами выросли в 2018 г. на +4% по сравнению с прошлым годом и составили $85,9 млрд.

Сегодня

Зимбабве запускает новый проект по геологоразведке в провинции Масвинго

Зимбабве запустила проект по разведке алмазов в районах Чиви и Мвензи в провинции Масвинго, чтобы идентифицировать новые алмазные месторождения в этих районах, сообщают местные средства массовой информации.

Сегодня

RAPAPORT проводит аукцион бриллиантов «меле» в Бельгии 

Rapaport Auctions, ведущий дилер повторно используемых бриллиантов, организует аукцион камней «меле» 25-27 марта в Бельгии, сообщил Антверпенский всемирный алмазный центр. 

Сегодня

Четыре новых вопроса в отношении рынка выращенных в лаборатории бриллиантов

18 февраля 2019

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – Несколько недель назад основатель Plasmability сказал мне, что бизнес выращенных в лаборатории бриллиантов (ВЛБ) находится в стадии, напоминающей времена «Дикого Запада». Такое ощущение определенно создается. В этом секторе есть хорошие компании. Но слишком многие являются непрозрачными, делают необоснованные заявления и нарушают маркетинговые стандарты по окружающей среде - например, Инструкцию по выбору экологичных материалов (Green Guides) Федеральной торговой комиссии (Federal Trade Commission, FTC). И мы по-прежнему наблюдаем типичную, иногда намеренную, нечеткую логику в отношении разницы между синтетическими бриллиантами и подделками.

Так как ВЛБ все больше признаются отраслью и людьми – Меган Маркл (Meghan Markle), как сообщают, щегольнула, надев пару, - то компаниям, которые продают и производят их, нужно будет соответствовать стандартным нормам и практикам и, вероятно, учитывать вопросы, которые они раньше не учитывали.

Поэтому, вот четыре вопроса, с которыми, как я думаю, отрасли лабораторных бриллиантов придется считаться по мере своего становления. Некоторые из них я никогда раньше не рассматривал до недавнего бума.

Нужно ли раскрытие облагораживания?  

Не секрет, что подавляющее большинство ВЛБ проходят облагораживание либо электронным облучением, либо высоким давлением и высокой температурой (High Pressure, High Temperature, HPHT). (УТОЧНЕНИЕ: Некоторые авторы комментариев не согласны с фразой «подавляющее большинство»).

Сара Юд (Sara Yood), старший советник Комитета по надзору в ювелирной отрасли (Jewelers Vigilance Committee, JVC), говорит, что по закону производители ВЛБ должны указывать облагораживание облучением, так как облученные бриллианты и драгоценные камни подлежат надзору со стороны Комиссии по ядерному регулированию (Nuclear Regulatory, NRC). Краткое изложение Комитетом по надзору в ювелирной отрасли директив NRC можно посмотреть здесь.

HPHT – это другая история. Правила, существующие в отрасли, обычно требуют раскрытия облагораживания. Но, принимая во внимание то, что ВЛБ не являются природными камнями, этот вопрос возникает редко.

Согласно Инструкциям Федеральной торговой комиссии, случаи облагораживания должны раскрываться, если они не носят постоянного характера, требуют особой осторожности или негативно влияют на стоимость камня. Первые два критерия явно не применимы. Третий может быть применим.

Бен Хэкмэн (Ben Hakman), основатель Diamond DNA и консультант по лабораторным бриллиантам, говорит, что облагораживание может придать коричневатый и иногда коричнево-розоватый оттенок, и «выращенные как есть» бриллианты могут продаваться по цене выше номинала.

Но Анжело Палмьери (Angelo Palmieri), президент расположенной в Нью-Йорке сертификационной лаборатории Gem Certification and Assurance Lab (GCAL) говорит, что он «не уверен, что есть разница в стоимости на рынке… Такого вопроса не возникает». Он говорит, что даже некоторые бриллианты, помеченные как «выращенные как есть», проходят облагораживание во время процесса производства.

В сертификатах GCAL не указывается информация об облагораживании, кроме облучения, но Палмьери не исключает добавления информации о HPHT в будущем. «Возможно, что по мере роста рынка, люди будут искать способы выделяться», - говорит он.

Юд сказала, что она «не знает», как FTC посмотрит на вопрос HPHT.

«Я так понимаю, что многие алмазы получаются серыми или черными, и тогда делают то, что требуется, чтобы добиться этого цвета. Некоторые говорят, что эта «обработка» является частью процесса. На мой взгляд, то, что делают после этого, является облагораживанием. И это создает разницу в стоимости. Это на самом деле открытый вопрос, и мы хотели бы, чтобы FTC высказала свое мнение».

Со своей стороны, она считает, что раскрытие является хорошей деловой практикой. «Если производители выращенных камней просто раскрывали бы метод создания и проявляли бы бόльшую заинтересованность в раскрытии своих методов, тогда это было бы охвачено, и нам не стоило бы беспокоиться по этому поводу».

Конечно, здесь есть другой вопрос: может оказаться труднее определять облагораживание ВЛБ, чем природных бриллиантов, и облагораживание ВЛБ легче замаскировать, говорит Палмьери.

Австралийская компания Gemetrix только что внедрила детектор для ВЛБ, который, по мнению основателя Джона Чэпмэна (John Chapman), позволяет обнаруживать облагораживание любых видов камней.

«До сих пор в этом не было необходимости, - говорит Чэпмэн. – До сих пор в отрасли существовал вопрос: это синтетический бриллиант или нет? Сейчас, когда люди признают синтетические бриллианты, мы начинаем искать различия между выращенными, как они есть, и облагороженными».

Стивен Мориссо (Stephen Morisseau), представитель Геммологического института Америки (Gemological Institute of America, GIA), говорит, что GIA «уверен», что он может «обнаружить обработку с применением НРНТ с целью улучшения или изменения цвета природных и лабораторных бриллиантов, выращенных как с помощью метода НРНТ, так и метода осаждения в паровой фазе (CVD)». Он добавляет, что, хотя GIA «верит и постоянно считал, что любое облагораживание драгоценного камня необходимо раскрывать», он тоже «пока что» не включает информацию об облагораживании в свои сертификаты на синтетические бриллианты.  

Следует ли вам раскрывать, являются ли некоторые камни в изделии природными?  

В середине 2017 года я писал о продавце лабораторных бриллиантов Джейсоне Пейне (Jason Payne) из Ada Diamonds, который жаловался, что две компании продали ему партии с «необъявленными» природными бриллиантами. Многие над этим смеялись. Я спросил его, был ли это «троллинг отрасли». Теперь, по прошествии времени, ясно, что он говорил дело. Некоторые потребители явно предпочитают созданные человеком драгоценные камни. Они не должны покупать природные бриллианты, считая, что они выращенные в лаборатории, и наоборот.

MiaDonna говорит, что она использует природные бриллианты «повторного обращения» размером до 20 пойнтов. Другие продавцы используют лингвистическую уловку, например, заявляют, что каждый сертифицированный бриллиант является созданным в лаборатории. Потребителей, вероятно, не будет интересовать, какими другие являются.

По закону, компании не должны изменять слов «бриллиант», поскольку предполагается, что это слово обычно означает природный продукт. Но если потребители считают, что они покупают созданные бриллианты, а на деле они покупают что-то другое, то это проблема, говорит Юд.

«Если на вашем сайте говорится о «выращенных в лаборатории бриллиантах», люди будут считать, что вы продаете только ВЛБ», - говорит она. Если используются природные бриллианты, то «вы должны написать что-то об этом в описании каждого отдельного камня».  

Пейн, со своей стороны, проводит скрининг всей своей партии, так же как компании, занимающиеся природными бриллиантами, должны теперь проверять свои.

«Есть большие нюансы в работе с камнями категории «меле» внутри компании и обеспечении того, чтобы природные «меле» не оказались в вашем ювелирном изделии. Гораздо дешевле и легче покупать оправы без камней и камни к ним с помощью поиска компаний».

Должна ли покупка лабораторных бриллиантов попадать под действия Закона о противодействии терроризму?  

По Закону о противодействии терроризму, дилеры, продающие драгоценные камни, драгоценности и ювелирные изделия стоимостью свыше $50 000, должны поддерживать программу противодействия легализации преступных доходов (Anti–Money Laundering, AML) и проводить соответствующую комплексную проверку, включая полную идентификацию бизнес-партнеров и мониторинг сделок.

Некоторые сказали, что эти правила могут не распространяться на ВЛБ, так как FTC относит слово «драгоценные» к природным камням. Но Юд считает, что правила по AML все-таки распространяются на ВЛБ, особенно сейчас, когда FTC убрала слово «природный» из определения бриллиантов. Когда JVC проверяет компании по своим программам AML, он всегда включает созданные человеком бриллианты.

«Речь на самом деле идет о стоимости, - говорит Юд. - Правила предназначены для выяснения возможности отмывания денег и финансирования террористов. Некоторые крупные ВЛБ являются очень дорогостоящими. Поэтому у них такая же возможность быть использованными для отмывания. Мы всегда включаем их в свои проверки».

Следует ли компаниям раскрывать информацию о конкретном месте производства бриллиантов?  

В отличие от трех других вопросов, это не юридический вопрос, а скорее этический.

Многие продавцы лабораторных бриллиантов говорят, что их потребители «знают происхождение своих бриллиантов». Но часто это неправда. «Выращен в лаборатории» - это метод производства. Это не происхождение. Это все равно что сказать «рудник». Это не дает потребителям полную информацию.

Apple сообщает нам, что iPhone «Изготовлен в Китае». То же самое с бирками на одежде. Но редко делаются метки о происхождении на бриллиантах - как на природных, так и на лабораторных. Tiffany сейчас является приятным исключением.

В настоящее время потребителям, похоже, все равно, где выращен бриллиант. Опять же, в течение десятилетий их также не интересовало, где добыты их бриллианты. Когда они внезапно все же заинтересовались, отрасль не смогла им сказать. Отслеживание драгоценных камней по-прежнему является трудным делом, и прошло более 20 лет с тех пор, как впервые возникла проблема конфликтных алмазов.

Что касается природных бриллиантов, алмазопровод выращенных в лаборатории камней может быть сложным и запутанным. Многие оптовики не регистрируют происхождение своих камней, поскольку они покупают их из разных источников, имеющих разные стандарты.

«[Некоторым] производителям выращенных бриллиантов не нравится заниматься ювелирными делами, - объясняет Пейн. – Они имеют долгосрочные контракты с компаниями по производству медицинских приборов, производителями полупроводников, лазеров и с университетами. Они предпочитают такую стабильность, известные цены, известный спрос и т. д. по сравнению с ситуацией с драгоценными камнями, имеющими неизвестную стоимость, неизвестный спрос, семи- или восьмизначные цифры в своих документах и т. д.

«Поэтому многие компании, выращивающие камни, просто продают алмазы огранщику драгоценных камней, и на этом все. Это не умышленное искажение, просто материаловеды и физики не хотят участвовать в отрасли предметов роскоши».

Поэтому да, отслеживание лабораторных бриллиантов будет нелегким делом, как нелегко отслеживать любой ювелирный товар. Но соблюдать этические нормы означает выходить за рамки стандартных требований, не искать легких путей, а не просто гладить себя по головке по поводу одного аспекта поставки. Знание происхождения всех своих материалов, а также предоставление информации о других частях цепочки поставок является основным принципом для социально ответственных модных брендов и этических ювелирных брендов, в частности. И да, для этого существуют основные принципы.

Некоторые компании действительно указывают источник своих бриллиантов. Diamond Foundry говорит, что ее камни произведены «на ее фабрике в Сан-Франциско». «На каждой странице Lightbox указано происхождение ее продукта. (В настоящее время это Эскот, Англия.) И некоторые покупатели WD Lab Grown указывают в счете, что их бриллианты выращены «в США» (хотя правила FTC предписывают указывать «сделано в США»). Конечно, если не каждый бриллиант произведен в этом месте – если для производства также используются покупки на открытом рынке или компании также имеют фабрики в Китае, – то продавцы должны сообщать покупателям об этом тоже, как сделала Richline для своей линии товаров.

Палмьери говорит, что он ведет переговоры с некоторыми компаниями о цепочке ответственности и обеспечения сохранности ВЛБ, вероятно, с помощью системы блокчейна или Gemprint.

Юд добавляет, что, хотя раскрытие происхождения не требуется по закону, «с точки зрения ответственных поставок, конечно, оно должно раскрываться. Потребители явно хотят знать это. Существует разница между выращиванием алмазов с помощью источников возобновляемой энергии и выращиванием алмазов в Сингапуре, где очень ограниченные возможности в отношении возобновляемой энергии».

Это всё новые вопросы, стоящие перед новой отраслью. Как бы там ни было, я думаю, что ответ на все четыре вопроса должен быть положительным. Так считает Хэкмэн. Так считает Юд. (Я обратился к Международной ассоциации выращенных бриллиантов (International Grown Diamond Association) с этими вопросами, но на момент выхода публикации не получил ответа.)

В конечном счете, предоставление этой информации касается вопроса прозрачности, что особенно важно для сектора, который рекламирует это как достоинство.

«Я ожидаю, что эти вопросы будут возникать все больше, - говорит Юд. – Люди приняли присутствие ВЛБ. Сейчас люди думают об этих новых вопросах. Наступит интересное время в нашей отрасли, когда эти вопросы будут урегулированы».