Ангольские алмазные компании возобновляют свои программы по геологоразведке

Ангола дала разрешение 16 компаниям по разведке алмазов возобновить свои работы, которые были приостановлены в сентябре 2018 года в рамках государственной программы «Прозрачность», сообщают местные средства массовой информации.

15 февраля 2019

Petra Diamonds может выплачивать долг по Куллинан 5-10 лет - СМИ

Petra Diamonds, которая приобрела рудник Куллинан (Cullinan) у De Beers в 2008 году, заявила, что с момента открытия нового участка на шахте компании потребуется пять-десять лет, чтобы погасить долги, связанные с южноафриканским рудником.

15 февраля 2019

DTC Botswana и Okavango Diamond не нуждаются в геммологах - власти

Компаниям Diamond Trading Company Botswana (DTCB) и Okavango Diamond Company (ODC) не нужны геммологи, так как эти фирмы не занимаются огранкой алмазов, заявили официальные власти Ботсваны.

15 февраля 2019

GJEPC представляет награду для ювелиров и мастеров в области дизайна Artisan Jewellery Design Awards 2019

Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий представил 13 февраля награду для ювелиров и мастеров в области дизайна Artisan Jewellery Design Awards 2019 при поддержке Геммологического института Америки и Ассоциации производителей...

15 февраля 2019

Выставка «Qatar Show» в 2019 году будет более масштабной

Организаторы выставки в Катаре объявили о том, что 16-ая выставка "Qatar Show" пройдет с 20 по 25 февраля в Дохинском выставочном и конференц-центре (Doha Exhibition and Convention Center, DECC).

15 февраля 2019

Алмазодобывающие компании ищут прибыль не только от алмазов

28 января 2019

Некоторые крупные производители алмазов пытаются освоить производство бриллиантов и розничную торговлю ими, но не станут ли расплачиваться за это независимые компании?

Автор: Лиа Мейрович (Leah Meirovich)

(diamonds.net) – De Beers пробует свои силы в розничном секторе алмазной отрасли уже более 15 лет, но недавно другие алмазодобывающие компании последовали ее примеру, выйдя за пределы производства и занявшись другими аспектами торговли.

Вступление в ритейл было естественным шагом для De Beers, говорит Дэвид Джонсон (David Johnson), руководитель компании по стратегическим связям.

Сначала De Beers занималась видовым маркетингом для всей отрасли, что потребовало от компании проявлять активность в других частях алмазопровода. Когда обстоятельства изменились, компания решила инвестировать эти деньги в создание своего ювелирного бренда, чтобы продолжать поддерживать спрос на алмазы.

Хотя розничный бизнес является только небольшой частью общих финансовых поступлений группы, это имеет не менее важное значение. Он обеспечивает не только поступления, «но также дает представление о трендах и возможностях в даунстриме - нижней части алмазопровода, а также другие ключевые стратегические выгоды, например, повышение спроса на продукцию, которую мы добываем», - отмечает Джонсон.

Имеющиеся планы  

Другие алмазодобывающие компании все больше рассматривают выгоды от диверсификации. АЛРОСА уже плавно перешла к огранке и полировке своих собственных цветных бриллиантов, которые она предлагает продавать напрямую потребителям, и рассматривает возможность приобретения компании «Кристалл» - производителя бриллиантов. Российский алмазодобытчик также работает над рядом проектов, нацеленных на конечного потребителя, чтобы сделать покупку природных бриллиантов более привлекательной, говорит Дмитрий Амелькин, руководитель по стратегическим проектам и аналитике АЛРОСА.

Rio Tinto тоже рассматривает возможность заниматься не только чисто горной добычей. Bandhan Jewels, базирующаяся в Индии сеть франшизных магазинов, обеспечивает партнерство австралийской алмазодобывающей компании со многими ведущими ювелирами Индии. Это совместное предприятие предлагает покупателям розничных магазинов «доступ к австралийским коллекциям бриллиантовых ювелирных изделий, поставляя их от производителей ювелирных изделий, которые являются официальными поставщиками по программе «Австралийские бриллианты» (Australian Diamonds), проводимой компанией Rio Tinto в Индии», - говорит Робин Эллисон (Robyn Ellison), руководитель по связям компании Rio Tinto. Все бриллианты в ювелирной продукции в магазинах Bandhan будут поставляться с рудника Аргайл (Argyle) этой алмазодобывающей компании.

«Необходимо учитывать риски»  

Эти шаги совсем не являются неожиданными для некоторых крупных алмазодобывающих компаний, говорит Кирон Ходгсон (Kieron Hodgson), аналитик из базирующегося в Лондоне инвестиционного банка Panmure Gordon.

«Более крупные игроки четко определили потенциал дополнительных поступлений [и] прибыли на рынке даунстрима, - говорит он. – Я считаю, что вертикальная интеграция подходит для производителей, имеющих высокие объемы, [а также] для производителей с небольшими объемами дорогостоящих алмазов».

Стивен Везерол (Stephen Wetherall), главный исполнительный директор австралийской алмазодобывающей компании Lucapa Diamond Company, соглашается с Ходгсоном, но считает, что не каждая компания, которая может заняться производством бриллиантов или розничной торговлей, должна это делать. Хотя его собственная компания недавно проявила интерес к другим аспектам торговли, он отмечает, что «необходимо учесть риски и препятствия, с которыми вы встретитесь при вступлении на рынок, а также вероятность успеха и то, будет ли прибыль, которую вы ожидаете получить для своих акционеров от стратегии, связанной с даунстримом, стоить совершения такого шага».

Lucapa планирует заняться работой в мидстриме - средней части алмазопровода в следующем году, начав с огранки и полировки. Одной из причин такого выбора, по словам Везерола, является надежда смягчить риск на этом уровне. «В прошлом отрасль была довольно непрозрачной, и было несколько слоев, где образовывались прибыли, но никакая реальная стоимость на этих слоях не добавлялась, - отмечает он. - Прибыли просто получали те посредники, которые на самом деле не брали на себя риск. Сегодня, учитывая значительное повышение прозрачности торговли, развитие взаимоотношений между алмазодобывающей компанией и рынком производства бриллиантов, этих посредников можно обойти, и та стоимость может быть получена как рудником, так и ритейлером».

В итоге, говорит он, получается, что «мы можем увеличить поступления без ощутимого дополнительного риска».

Вхождение на рынок?  

Но, хотя решение о «побочном бизнесе» может оказаться выгодным для крупных алмазодобывающих компаний, какое влияние окажет это на меньшие компании, которые полностью полагаются на мидстрим и даунстрим этой отрасли в плане своего существования? Не загонят ли алмазодобытчики - которые могут, вероятно, предложить потребителям более дешевые товары с полным раскрытием происхождения, убрав посредников, - существующих производителей бриллиантов и ритейлеров в меньший угол рынка?

«Лично я не уверен, что алмазодобывающие компании захотят «владеть» средним сегментом рынка», - говорит Ходгсон. Поскольку этот сегмент требует специальных навыков и способности обрабатывать возвращаемые товары, отмечает он, то «я больше склоняюсь к появлению совместных предприятий/партнерств в среднесрочной перспективе».

Везерол поддерживает это мнение. Хотя Lucapa в настоящее время не заинтересована заниматься ритейлом, в дальнейшем это мнение может измениться, предполагает он. Если возникнет подходящая возможность, то компания будет открыта для совместной работы с ритейлерами.

«Мы не считаем, что занятие розничной торговлей самостоятельно входит в наши стратегические планы на будущее, - говорит он. - Эту сторону алмазной цепочки стоимости лучше оставить тем, кто знает ее лучше всего – специалистам в области ритейла, которые сами могут сделать значительные инвестиции в свои бренды и розничные магазины».

Тем не менее, продолжает он, «потребительский спрос меняется, и отрасли нужно адаптироваться, чтобы удовлетворять этот изменяющийся спрос. Нынешний потребитель хочет знать, откуда поставлены бриллианты, которые он покупает, где они прошли огранку и полировку и были вставлены в ювелирное изделие (и кем). Если при работе со стратегическим партнером мы можем предложить такую определенность и удобство своим покупателям, то это может стать естественным прогрессом».

Точка зрения нижней части алмазопровода  

Со своей стороны, производители бриллиантов и ритейлеры, похоже, совсем не обеспокоены потенциальным вторжением на их территорию.

«[Хотя возможно], что это может нанести вред некоторым малым предприятиям, это будет способствовать росту других», - говорит Стэнли Зейл (Stanley Zale), вице-президент по закупкам бриллиантов и драгоценных камней для американского производителя Stuller. Он отмечает, что долгосрочное присутствие De Beers в этом пространстве не лишило возможности существующие компании.

«Как насчет тренда покупок на месте? - спрашивает он. – Многонациональной компании трудно будет предлагать такие же услуги, какие предлагает ювелир, который является членом местного сообщества. Никогда не говори «никогда», но давайте не будем снимать со счетов опыт и стоимость, которые предлагает независимый ювелир своим покупателям».

Харрис Ботник (Harris Botnick), владелец компании Worthmore Jewelers в штате Джорджия, видит потенциальные недостатки, но не верит, что расширение деятельности алмазодобывающих компаний полностью изменит динамику отрасли.

«Конечно, усиление конкуренции сбивает рынок с толку», - говорит он, и независимые ювелиры должны «постоянно работать, чтобы совершенствоваться и расти, чтобы мы могли предложить окончательное ювелирное изделие конечному пользователю». Но он отмечает, что алмазодобывающим компаниям может оказаться трудно адаптироваться к повседневным мелочам работы компаний из даунстрима, - например, к продаже изделий по одному за раз и решению вопросов с гарантией.

И хотя некоторые потребители могут повестись на более низкие цены и легкую отслеживаемость, которую могут обеспечить алмазодобывающие компании в ритейле, Ботник считает, что другие по-прежнему будут полагаться на независимых ювелиров, когда вопрос касается покупки высококачественных изделий.

«Мы продаем воспоминания, особые случаи и любовь, - говорит он. – Эта часть уравнения не может быть достигнута сейчас [алмазодобывающими компаниями]».

---

Расширение бизнеса: наступление алмазодобывающих компаний на другие части алмазопровода  

De Beers. Эта алмазодобывающая компания основала свою первую розничную фирму De Beers Diamond Jewellers в 2001 году, а в 2002 году открыла свой первый магазин на Бонд Стрит в Лондоне. Данный проект был сначала партнерством с LVMH с долями 50/50, но в 2017 году De Beers приобрела акции французской компании предметов роскоши и теперь полностью владеет брендом. Спустя почти 20 лет, ритейлер, теперь известный как De Beers Jewellers, имеет 34 магазина, шесть из которых находятся в Северной Америке. В 2008 году алмазодобывающая компания также запустила бренд Forevermark.

Rio Tinto. Bandhan Jewels, совместный ювелирный проект с популярными индийскими ритейлерами, был запущен в июне и предлагает австралийские бриллианты с рудника Аргайл этой алмазодобывающей компании. В число партнеров-ритейлеров входят Being Human Jewellery, Farah Khan Fine Jewellery и Kisna Diamond Jewellery.

АЛРОСА. Российская алмазодобывающая компания стала заниматься огранкой и полировкой в 1994 году, но в 2000 году создала свое предприятие по производству бриллиантов Diamonds Alrosa с филиалами в Москве и Барнауле. В прошлом году АЛРОСА перешла к производству специального ассортимента камней, включая цветные бриллианты, которые она продает потребителям на аукционах.  

Lucapa Diamond Company. На своей последней презентации для инвесторов в августе Lucapa изложила свою стратегию прогнозируемого развития из чисто добывающей компании в компанию, работающую в секторах мидстрима и даунстрима. Как заявила компания, она начнет производство своих собственных бриллиантов в начале 2019 года и будет постепенно наращивать этот процесс в течение года. Хотя алмазодобытчик в настоящее время не планирует заняться ритейлом, он заявляет о возможности этого в будущем - вероятно, через партнерские отношения с существующими ритейлерами.