Игорь Прохоренко покинул Grib Diamonds

В Группе компаний «АГД Даймондс», включая дочерние структуры, продолжаются кадровые перестановки. Как стало известно Rough&Polished, возглавлявший Grib Diamonds NV (торговое подразделение АО «АГД ДАЙМОНДС» в Бельгии и ОАЭ) Игорь Прохоренко покинул...

Сегодня

De Beers увеличила добычу алмазов в третьем квартале до 9,2 млн каратов

В третьем квартале этого года производство алмазного сырья компанией De Beers увеличилось на 28%, достигнув 9,2 млн каратов, в то время как годом ранее оно составило 7,2 млн каратов.

Сегодня

Asian Eco Technology - новый «лабораторный ребенок» на рынке

Компания Metech International Limited, зарегистрированная на Сингапурской бирже (Singapore Exchange), объявила, что ее совместное предприятие Asian Eco Technology Pte. Ltd. (AET) создало подразделение по производству выращенных в лаборатории...

Сегодня

Первый экземпляр Patek Philippe Ref.2523 впервые выставляется на аукцион

Женевский аукцион Christie's объявил, что 8 ноября на торги будет впервые выставлен первый экземпляр часов “L'Heure d'Or” Patek Philippe Ref.2523. Являясь собственностью одного джентльмена, этот чрезвычайно изящный Patek Philippe стал первым...

Сегодня

Mountain Province объявила производственные результаты за третий квартал 2021 года

Mountain Province Diamonds Inc. объявила производственные результаты за второй квартал, закончившийся 30 сентября 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Было извлечено 1 562 105 каратов алмазов, что на 13% меньше показателя...

Сегодня

Алмазная отрасль и проблемы происхождения

20 ноября 2018

Автор: Ави Кравиц (Avi Krawitz)

(Rapaport) – В последние два года было запущено несколько программ отслеживания, что внесло изменения в методы работы торговли бриллиантами и ювелирными изделиями.

Вопрос о том, можно ли отследить алмазы и бриллианты по всей цепочке распределения, сначала был встречен скептически. Еще в 2011 году, когда разрешили экспортировать алмазы с противоречивого месторождения Маранге (Marange) в Зимбабве, они все еще были запрещены в Соединенных Штатах (как и сейчас). Поэтому необходимо было отделять товары с Маранге в производственном процессе, если производители бриллиантов должны были поставлять как на рынок США, так и ювелирам в других центрах, которые хотели приобретать зимбабвийские алмазы.  

В то время производители бриллиантов давали противоположные ответы о том, возможно ли проводить такое разделение, поскольку фабрики обычно получали свои поставки с разных рудников по категориям размера и качества. В настоящее время мы знаем, что на самом деле это возможно благодаря такой технологии, как радиочастотная идентификация (RFID).

Но что происходит после того, как драгоценный камень покидает фабрику? Или даже до того, как он поступает с рудника?

Принимая во внимание то, что миллениалы повышают уровень требований, что касается этического потребления, на эти вопросы требуются ответы. На самом деле, миллениалы не столь требовательны, как считается, к тому, чтобы бриллианты, которые они покупают, были из ответственного источника.

Это говорит нам о двух вещах: во-первых, стоимость вашей неспособности поручиться за свои поставки чрезвычайно высока, а во-вторых, потребители ценят, если им рассказывают об отслеживаемых бриллиантах.

Это не говорит о том, что в долгосрочной перспективе такие бриллианты будут продаваться по более высокой цене. Скорее мы ожидаем, что программы подтверждения источника происхождения в сочетании с инновационным маркетингом, станут стандартным элементом продажи бриллиантов. В этом смысле нынешние первые сторонники этого обречены на успех.

В октябрьском выпуске Отчета об исследовании Rapaport (Rapaport Research Report) мы делаем попытку определить добавленную стоимость, создаваемую этими программами. Мы также проводим оценку самых эффективных способов отслеживания бриллиантов, сосредоточив свое внимание на некоторых из более инновационных программ, существующих в настоящее время.

Являются ли системы блокчейна, позволяющие регистрировать поток данных, связанный с бриллиантом, достаточными или мы должны сосредоточить свое внимание на программах, позволяющих отслеживать физические камни? Будет ли более продуктивно для ритейлеров создавать свои собственные платформы по отслеживанию своих алмазных поставок вплоть до источника? Или для алмазодобывающих компаний, производителей бриллиантов и третьих сторон, например, сертификационных лабораторий лучше предоставлять услуги по отслеживанию, которыми могут пользоваться ритейлеры?

В последние год - два появились примеры вышесказанного, многое из этого все еще находится на стадии эксперимента и, вероятно, требует доработки. Обнадеживает то, что торговля участвует в этом разговоре. Алмазной и ювелирной отрасли нужно удовлетворять требования сознательных миллениалов и идти в ногу с потребительскими трендами. И если даже неясно, можно ли продать отслеживаемый бриллиант по более высокой цене, чем неотслеживаемый, подтверждение источника происхождения является необходимостью для движения вперед; для отрасли просто правильно заниматься этим.