Результаты продаж Petra Diamonds на шестом тендере 2022 финансового года

Petra объявила результаты шестого тендера 2022 финансового года, в ходе которого было продано 569 496 каратов алмазного сырья на общую сумму 93,0 млн долларов США, в результате чего общий объем продаж за 2022 финансовый год по горнодобывающим предприятиям...

01 июля 2022

Star Diamond разочарована решениями Rio Tinto по проекту Стар — Орион Саус

Компания Star Diamond сообщила, что на заседании комитета по управлению совместным предприятием Fort à la Corne, состоявшемся во вторник, компания Rio Tinto Exploration Canada использовала свое право голоса, чтобы поставить проект Стар – Орион Саус (Star...

01 июля 2022

Индия подняла ставку налога на товары и услуги для бриллиантов до 1,5%

Индийский совет по налогам на товары и услуги увеличил ставку налога на товары и услуги для брилиантов с 0,25% до 1,5% (решение вступает в силу с 18 июля 2022 года), что приветствуется алмазным сектором, поскольку это решает проблему...

01 июля 2022

Россия дала отпор попыткам «политизировать» свои алмазы

Россия осудила то, что она назвала попыткой «политизировать» свои алмазы в связи с конфликтом на Украине, и заявила, что попытки поставить под сомнение соблюдение ею международной схемы сертификации алмазов являются «абсолютно необоснованными» и «надуманными»...

30 июня 2022

Президент Ботсваны Масиси ознакомился с алмазной промышленностью Антверпена

Президент Республики Ботсвана Масиси (Masisi) и первая леди вместе с министром международных дел и сотрудничества г-ном Квапе (Kwape) и министром полезных ископаемых и энергетики г-ном Моаги (Moagi) во вторник посетили Антверпенский...

30 июня 2022

Алмазная отрасль и проблемы происхождения

20 ноября 2018

Автор: Ави Кравиц (Avi Krawitz)

(Rapaport) – В последние два года было запущено несколько программ отслеживания, что внесло изменения в методы работы торговли бриллиантами и ювелирными изделиями.

Вопрос о том, можно ли отследить алмазы и бриллианты по всей цепочке распределения, сначала был встречен скептически. Еще в 2011 году, когда разрешили экспортировать алмазы с противоречивого месторождения Маранге (Marange) в Зимбабве, они все еще были запрещены в Соединенных Штатах (как и сейчас). Поэтому необходимо было отделять товары с Маранге в производственном процессе, если производители бриллиантов должны были поставлять как на рынок США, так и ювелирам в других центрах, которые хотели приобретать зимбабвийские алмазы.  

В то время производители бриллиантов давали противоположные ответы о том, возможно ли проводить такое разделение, поскольку фабрики обычно получали свои поставки с разных рудников по категориям размера и качества. В настоящее время мы знаем, что на самом деле это возможно благодаря такой технологии, как радиочастотная идентификация (RFID).

Но что происходит после того, как драгоценный камень покидает фабрику? Или даже до того, как он поступает с рудника?

Принимая во внимание то, что миллениалы повышают уровень требований, что касается этического потребления, на эти вопросы требуются ответы. На самом деле, миллениалы не столь требовательны, как считается, к тому, чтобы бриллианты, которые они покупают, были из ответственного источника.

Это говорит нам о двух вещах: во-первых, стоимость вашей неспособности поручиться за свои поставки чрезвычайно высока, а во-вторых, потребители ценят, если им рассказывают об отслеживаемых бриллиантах.

Это не говорит о том, что в долгосрочной перспективе такие бриллианты будут продаваться по более высокой цене. Скорее мы ожидаем, что программы подтверждения источника происхождения в сочетании с инновационным маркетингом, станут стандартным элементом продажи бриллиантов. В этом смысле нынешние первые сторонники этого обречены на успех.

В октябрьском выпуске Отчета об исследовании Rapaport (Rapaport Research Report) мы делаем попытку определить добавленную стоимость, создаваемую этими программами. Мы также проводим оценку самых эффективных способов отслеживания бриллиантов, сосредоточив свое внимание на некоторых из более инновационных программ, существующих в настоящее время.

Являются ли системы блокчейна, позволяющие регистрировать поток данных, связанный с бриллиантом, достаточными или мы должны сосредоточить свое внимание на программах, позволяющих отслеживать физические камни? Будет ли более продуктивно для ритейлеров создавать свои собственные платформы по отслеживанию своих алмазных поставок вплоть до источника? Или для алмазодобывающих компаний, производителей бриллиантов и третьих сторон, например, сертификационных лабораторий лучше предоставлять услуги по отслеживанию, которыми могут пользоваться ритейлеры?

В последние год - два появились примеры вышесказанного, многое из этого все еще находится на стадии эксперимента и, вероятно, требует доработки. Обнадеживает то, что торговля участвует в этом разговоре. Алмазной и ювелирной отрасли нужно удовлетворять требования сознательных миллениалов и идти в ногу с потребительскими трендами. И если даже неясно, можно ли продать отслеживаемый бриллиант по более высокой цене, чем неотслеживаемый, подтверждение источника происхождения является необходимостью для движения вперед; для отрасли просто правильно заниматься этим.