Цены на алмазы De Beers снова упали

Anglo American сообщила, что De Beers выручила $475 млн в восьмом цикле продаж 2018 года по сравнению с $503 млн, которые компания получила в течение седьмого цикла продаж.

Сегодня

Добыча алмазов Rio Tinto снизилась в третьем квартале 2018 года

Rio Tinto заявила, что производство на рудниках Аргайл (Argyle ), которым компания владеет на 100%, и Даявик (Diavik), которым она владеет на 60%, снизилось в третьем квартале 2018 года. На руднике Аргайл уровень добычи упал на...

Сегодня

GJEPC Джайпур проводит встречу экспортеров с банками и таможенными службами

В пятницу 12 октября региональный офис Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (The Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) провел встречу между представителями промышленности и банками в рамках ряда своих...

Вчера

Ангола отрицает нарушение человеческих прав незаконных добытчиков алмазов

Ангола опровергла сообщения о том, что силы безопасности страны не соблюдали права человека, когда проводили операцию по изгнанию иностранных старателей, которые незаконно добывали камни, из провинции Лунда Норте, граничащей с Демократической Республикой...

Вчера

Gem Diamonds добыла светло-коричневый алмаз весом 357 каратов на своем руднике Летсенг

Gem Diamonds заявила, что добыла высококачественный светло-коричневый алмаз весом 357 каратов на руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото, которым компания владеет на 75%.

Вчера

Пополнение рентабельных алмазных ресурсов - тяжелая задача для горнодобывающих компаний

13 августа 2018

Автор: Пол Зимниски (Paul Zimnisky)

(paulzimnisky.com) - Учитывая, что бо́льшая часть высокоэкономичных алмазных месторождений в мире уже введена в эксплуатацию, разводнена путем их расширения или истощена, в дальнейшем экономика алмазных рудников неизбежно будет тяготеть к более затратному и менее ценному производству. У добывающих компаний остается довольно ограниченное поле действий для пополнения своей сокращающейся ресурсной базы либо путем открытия или приобретения новых месторождений, либо путем расширения своих существующих рудников, тем самым продлевая срок их службы, но, как правило, при более низкокачественной экономике.

Неопределенность, связанная с проектами в области новых месторождений, отражает рискованность движения в этом направлении, принимая во внимание сложности освоения абсолютно новых производств по добыче полезных ископаемых, постоянно меняющиеся экономические факторы под воздействием переменных реалий в мире, а также существенные потребности в финансировании и капитальных расходах, особенно в условиях, например, отдаленного северного побережья Канады. Кроме того, геополитический риск также играет важную роль в таких юрисдикциях, как Ангола, Зимбабве или ДРК. К этому следует добавить, что Россия, крупнейшая алмазодобывающая страна в мире, недоступна для аутсайдеров, поскольку считает алмазы стратегическим ресурсом.

Проекты расширения, как правило, связаны с меньшим риском по сравнению с проектами в области новых месторождений, учитывая, что производственные, экономические и геополитические риски уже испытаны, сглажены или, по крайней мере, правильно оценены. Тем не менее проекты по расширению рудников в некоторых случаях могут быть столь же дорогостоящими, как и строительство новых шахт, требуя миллиарды долларов, особенно если проект включает в себя большой новый «разрез» или переход от открытой к подземной эксплуатации. 

expert_13082018_1.png

На показанной выше диаграмме приведен пример текущей операционной рентабельности алмазных рудников на основе оценок 2018 года, где операционная рентабельность рассчитывается как стоимость тонны руды на данном руднике за вычетом денежных затрат на добычу тонны руды на этом руднике. Показано, что рудники, попавшие в нижний правый квадрат диаграммы, имеют самую высокую рентабельность. В целом, в последние годы горнодобывающая промышленность имеет тенденцию к уходу из «зоны с высокой рентабельностью», поскольку большинство новых рудников предлагают ресурсы более низкого качества, чем в прошлом, а экономика унаследованных рудников снижается по мере истощения наиболее экономически выгодной руды.

На приведенной выше диаграмме стоимость тонны руды рассчитывается как произведение содержания алмазов в руде на среднюю цену карата алмазов, а денежные затраты - это затраты на добычу и переработку тонны руды, включая вскрышу, но исключая расходы на строительство рудника и капзатраты на поддержание производства. Тем не менее, хотя этот анализ позволяет взглянуть на экономику данной шахты, он служит лишь частичным относительным анализом, поскольку в нем не учитываются размеры ресурсов, капитальные затраты и геополитические переменные.

Учитывая временну́ю стоимость денег и субъективные методы амортизации капитальных затрат, то есть строительство шахт и инвестиции капитала в их расширение, сложно представить полное сравнение рентабельности действующих шахт. Кроме того, переменные, такие как стоимость тонны руды на данной шахте, постоянно меняются с учетом колебаний содержания алмазов, которое постоянно изменяется в зависимости от таких факторов, как размер вскрыши и часть добываемого рудного тела, а также от средней цены алмазов, находящейся под влиянием ассортимента добычи, производимого в данный момент времени. Кроме того, геополитические факторы, такие как правительственные роялти, налоги и риск национализации, влияют на рентабельность шахты, которая может сильно варьироваться в зависимости от юрисдикции.

expert_13082018_2.png

Исключительно основываясь на описанной выше операционной рентабельности, можно говорить о том, что рудник Жваненг (Jwaneng) компании De Beers3 и рудники Интернациональный и Нюрбинский компании АЛРОСА (ММВБ: ALRS) являются самыми богатыми крупномасштабными коммерческими алмазными рудниками в мире. Жваненг находится в производстве с 1982 года, Интернациональный с 1971 года и Нюрбинский с 2003 года.

De Beers недавно завершила расширение открытого карьера на руднике Жваненг - проект под названием Кат-8 (Cut-8), - чтобы продлить срок службы шахты до 2024 года. После 8 лет строительства и капитальных затрат в размере около 3 млрд долларов Кат-8 поддерживает производство на уровне, с легкостью позволяющем называть его самым ценным алмазным рудником в мире. По оценкам, на Жваненг стоимость тонны руды в настоящее время составляет более 250 долларов США по сравнению с денежными затратами на ее добычу, составляющими менее 40 долларов за тонну. Кроме того, Жваненг располагает огромным ресурсом почти в 350 миллионов каратов алмазов. По оценкам, на рудник приходится 47% всей продукции компании De Beers по стоимости и 17% от общего объема мирового предложения алмазов по стоимости в 2018 году. На руднике Жваненг уже предлагается осуществить проект Кат-9 (Cut-9), который продлит срок службы рудника еще на 10 лет.

De Beers также расширяет свою крупнейшую в Южной Африке шахту Венеция (Venetia), переводя ее на подземные работы к 2022 году. Данный проект номинальной стоимостью 2 млрд долларов является крупнейшим капиталовложением в истории добычи алмазов в Южной Африке и ставит своей целью продлить время жизни рудника Венеция до 2046 года. К тому времени начнется подземное производство, и Венеция, скорее всего, останется единственной алмазной шахтой в Южной Африке, поскольку в течение последнего десятилетия компания продала бо́льшую часть своего южноафриканского портфеля активов независимому производителю Petra Diamonds (LSE: PDL).

expert_13082018_3.png

Недавно Petra расширила два своих унаследованных южноафриканских актива, приобретенных у De Beers в 2008 и 2011 годах - соответственно шахты Куллинан (Cullinan) и Финш (Finsch). В этом году был завершен проект расширения на руднике Куллинан - пожалуй, самом известном алмазном руднике в мире, который дал два крупнейших алмаза, вставленных в британскую корону - за счет доступа к более богатой части рудного тела и увеличения пропускной способности с вводом в строй новой технологической установки. Также была расширена добыча руды на шахте Финш компании Petra Diamonds, второй по величине алмазной шахте в Южной Африке после Венеции, где был обеспечен доступ к цельной руде в новых частях шахты. Предполагается, что эти проекты продлят жизнь обеих шахт до 2030 года.

Куллинан работает уже более века, начиная с 1903 года. Финш находится в производстве с 1967 года. Впоследствии сложность работы со старыми рудниками стала очевидна, поскольку дата завершения обоих проектов расширения сначала была отложена, а вскоре после того, как работы в конце концов начались, план добычи был сокращен на обеих шахтах из-за более низкого ожидаемого содержания алмазов на Куллинане и изменения плана добычи на Финше. Хотя на диаграмме выше это не указано, но стоимость руды на шахте Куллинан оценивается в 53 доллара за тонну при денежных затратах на ее добычу в 16 долларов за тонну; стоимость руды на шахте Финш в настоящее время оценивается в 61 доллар за тонну при затратах на ее добычу в 28 долларов за тонну.

Россия, по оценкам, крупнейший в мире производитель алмазов по объему в каратах и в денежном выражении в 2018 году, располагает 12 активными кимберлитовыми рудниками, 11 из которых принадлежат АЛРОСА. Хотя некоторые из этих шахт являются самыми экономичными алмазными рудниками в мире, многие из них находятся в производстве почти полвека, и их возраст начинает чувствоваться.

expert_13082018_4.png

Находившаяся в работе с 1957 года шахта Мир компании АЛРОСА пережила фатальную катастрофу в середине 2017 года, когда открытый карьер обрушился в подземную часть шахты. С тех пор производство там остановлено, а дата ввода рудника в строй не определена. Достигнув глубины более 1700 футов, открытый карьер рудника Мир является одной из крупнейших выработанных впадин в мире.

Производство на шахте Интернациональная компании АЛРОСА также было нарушено после того, как компания приостановила строительство там глубоких подземных сооружений в июне 2018 года. Разработка шахты ниже 800 метров была приостановлена ​​в качестве меры предосторожности до тех пор, пока не будут завершены исследования рисков «газодинамических явлений» для здоровья работающих на глубине. Как сообщила АЛРОСА, она ожидает, что полномасштабные операции на шахте Интернациональная возобновятся не ранее 2023 года; шахта находится в производстве с 1971 года.

Находясь в рабочем состоянии, рудник Мир добывал руду стоимостью 450 долларов за тонну при затратах на ее добычу в размере 175 долларов за тонну. На шахте Интернациональная добывается руда стоимостью почти 1400 долларов за тонну при затратах на ее добычу в размере около 285 долларов за тонну.

В Канаде частная компания Dominion Diamond Mines приостановила разработку проекта Джей (Jay) по расширению рудника Экати (Ekati) в ожидании его экономической переоценки в мае 2018 года. Планировалось, что проект продлит производство на Экати с 2024 по 2034 год при затратах в 650 млн долларов. Другой рудник Dominion Diamond Mines, Даявик (Diavik), должен исчерпать свои ресурсы к 2025 году, а шахта Виктор (Victor) в Онтарио компании De Beers в настоящий момент вышла на последний год своей эксплуатации.

Хотя проекты расширения, как правило, служат средством поддержания уровня добычи, необходимы новые проекты для замены производства, потерянного из-за закрытия шахт, однако в настоящее время масштабных, экономически целесообразных проектов, связанных с освоением новых месторождений, мало, и они редки. В прошлом году было запущено с нуля три новых месторождения - Гачо Куэй (Gahcho Kué), Ренар (Renard) и Ликхобонг (Liqhobong), в то время как во всем мире остались только два новых проекта добычи алмазов с производственной мощностью свыше 1 млн каратов: Луаше и Верхне-Мунское. Кроме того, в глобальном масштабе существует лишь горстка алмазных проектов в допроизводственной стадии, имеющих большой коммерческий потенциал: Стар-Орион Саут (Star-Orion South), Чидлиак (Chidliak), Науяаат (Naujaat) и Бандер (Bunder).4

expert_13082018_5.png

В июле De Beers объявила о планах приобрести один из этих проектов на стадии до производства. De Beers предложила деньги в размере 107 млн долларов за 100% акций зарегистрированной в Канаде компании Peregrine Diamonds (TSX: PGD), владеющей проектом Чидлиак. Касаясь портфеля текущих активов De Beers, Чидлиак, если ввести его в эксплуатацию, будет считаться одной из небольших шахт компании, на которую, по оценкам, будет приходиться <5% от общего объема производства De Beers в каратах по всем странам. Если сделка будет завершена, это станет первым случаем приобретения компанией De Beers горнодобывающего актива с 2000 года, когда она приобрела компанию Winspear Diamonds, владельца проекта Снэп Лейк (Snap Lake), который De Beers запустила в производство в 2008 году, но впоследствии перевела в режим сохранения в рабочем состоянии и технического обслуживания в 2015 году из-за неблагоприятной экономики производства.

На данный момент проект Чидлиак прошел только предварительную экономическую оценку, и чидлиакская руда оценивается примерно в 270 долларов за тонну при производственных издержках около 125 долларов за тонну, в то время как капитальные затраты до запуска рудника в производство составляют 455 млн долларов, а продолжительность его жизни достигает 13 лет.

-

1Новые проекты обычно расположены на новой территории добычи или достаточно далеко от существующих шахт, что требуется автономной инфраструктуры.

2В горной добыче коэффициент вскрыши представляет собой отношение объема удаляемой пустой породы к объему руды и обычно рассчитывается в единицах на тонну.

3De Beers на 85% принадлежит Anglo American plc (LSE: AAL), а 15% компании принадлежат правительству Республики Ботсвана.

4Гачо Куэй управляется компанией De Beers и на 49% принадлежит компании Mountain Province Diamonds (TSX: MPVD); Ренар принадлежит компании Stornoway Diamond (TSX: SWY); Ликхобонг принадлежит компании Firestone Diamonds (LSE: FDI); Луаше принадлежит партнерству с участием правительства Анголы и компании АЛРОСА; Верхне-Мунское принадлежит АЛРОСА; Стар-Орион Саут принадлежит компании Star Diamond (TSX: DIAM); Науяаат принадлежит компании North Arrow Minerals (TSX-V: NAR); а Бандер принадлежит индийскому штату Мадхья-Прадеш. Более подробную информацию о некоторых из этих месторождений можно найти здесь.