Игорь Прохоренко покинул Grib Diamonds

В Группе компаний «АГД Даймондс», включая дочерние структуры, продолжаются кадровые перестановки. Как стало известно Rough&Polished, возглавлявший Grib Diamonds NV (торговое подразделение АО «АГД ДАЙМОНДС» в Бельгии и ОАЭ) Игорь Прохоренко покинул...

Сегодня

De Beers увеличила добычу алмазов в третьем квартале до 9,2 млн каратов

В третьем квартале этого года производство алмазного сырья компанией De Beers увеличилось на 28%, достигнув 9,2 млн каратов, в то время как годом ранее оно составило 7,2 млн каратов.

Сегодня

Asian Eco Technology - новый «лабораторный ребенок» на рынке

Компания Metech International Limited, зарегистрированная на Сингапурской бирже (Singapore Exchange), объявила, что ее совместное предприятие Asian Eco Technology Pte. Ltd. (AET) создало подразделение по производству выращенных в лаборатории...

Сегодня

Первый экземпляр Patek Philippe Ref.2523 впервые выставляется на аукцион

Женевский аукцион Christie's объявил, что 8 ноября на торги будет впервые выставлен первый экземпляр часов “L'Heure d'Or” Patek Philippe Ref.2523. Являясь собственностью одного джентльмена, этот чрезвычайно изящный Patek Philippe стал первым...

Сегодня

Mountain Province объявила производственные результаты за третий квартал 2021 года

Mountain Province Diamonds Inc. объявила производственные результаты за второй квартал, закончившийся 30 сентября 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Было извлечено 1 562 105 каратов алмазов, что на 13% меньше показателя...

Сегодня

Сначала были кровавые алмазы, а теперь появились и суицидальные, в Индии

27 июля 2018

(South China Morning Post) - После огранки бриллиантов, предназначенных для роскошных магазинов от Нью-Йорка до Гонконга, в течение почти 10 часов в тесной мастерской в Западной Индии, Викрам Рауджибхай (Vikram Raujibhai) отправился домой, там подождал, когда его семья уйдет, и запер входную дверь.

Он облил себя керосином и зажег спичку.

Его семья вернулась и нашла обугленное тело 29-летнего молодого человека - его случай стал последним в серии среди рабочих с низкой заработной платой и плохими условиями труда в быстро развивающейся алмазной промышленности Индии, что было обнаружено в исследовании фонда Thomson Reuters.

Растянувшиеся на год с лишним расследования в штате Гуджарат на западе Индии выявили модель самоубийств - многие из них окутаны молчанием - в отрасли, которая гранит 90 процентов драгоценных камней, продаваемых по всему миру, причем многие ее рабочие получают сдельную оплату.

Часть рабочих отрасли получает фиксированную заработную плату - некоторые даже до 100 000 индийских рупий (1 450 долларов США) или более в месяц, - но более 80 процентов от общей численности рабочей силы зарабатывают от 1 до 25 рупий за каждый камень, который они огранили, и не имеют социальных льгот.

Беседы с владельцами алмазных предприятий, брокерами, профсоюзными группами, семьями и полицией показали, что с ноября прошлого года в городе Сурат, отраслевом центре, и в регионе Саураштра, откуда происходят рабочие, произошло девять самоубийств.

Но эксперты утверждают, что это, вероятно, лишь верхушка айсберга в Индии, где, согласно отраслевым данным, экспорт алмазов за последнее десятилетие вырос на 70 процентов, и это без обязательного подтверждения отсутствия злоупотреблений в сфере труда.

Семьи неохотно обвиняют алмазный бизнес, в котором занято более 1,5 млн человек - в основном из засушливых районов Саураштра, - из-за боязни потерять работу и малого числа других возможностей.

«Викрам начал гранить алмазы, когда ему было 16 лет. Он изо всех сил пытался получить больше работы», - говорит Васанбен (Wasanben), мать Рауджибхая.

По словам Васанбен, ее сын был обеспокоен ростом расходов и тем, что не мог найти свою избранницу и жениться.

«Он зарабатывал 6 000 индийских рупий (90 долларов США) в месяц, но мы были семьей из семи человек, и денег было недостаточно», - рассказывает она.

Навыки индийских огранщиков, обретенные поколениями работников в этой промышленности, и низкая стоимость труда дают возможность крупным горнодобывающим фирмам - от De Beers, крупнейшего в мире производителя алмазов по стоимости, до российской АЛРОСА – обрабатывать сырые алмазы в Индии.

Отвечая на вопрос о самоубийствах рабочих, De Beers (входящая в группу компаний Anglo American Plc), вторая по величине в мире горнодобывающая компания Rio Tinto и российская АЛРОСА заявили, что они не сталкивались с какими-либо случаями в фирмах, которым они продают необработанные алмазы.

Правительственные чиновники утверждают, что рабочим платят хорошо, а промышленность «позитивна», создает школы, больницы и предоставляет работу родственникам рабочих, которые умерли или покончили жизнь самоубийством.

Но участники протестной кампании заявили, что, в то время как у большинства крупных фирм есть рабочие помещения с кондиционерами и фиксированная заработная плата, многие более мелкие производства не имеют туалетов или вентиляции, а рабочие там живут, едят и спят в мастерских в условиях, подобных рабовладельческим.

Необработанные алмазы, импортируемые в Индию, должны сертифицироваться как «свободные от конфликтов» по ​​схеме Кимберлийского процесса (КП), чтобы гарантировать, что они не использовались для финансирования гражданских войн и не связаны с нарушениями прав человека, как так называемые «кровавые алмазы». На долю членов КП приходится около 99,8% мирового объема добычи алмазного сырья.

Но сертификация ограненных бриллиантов, производимая глобальным некоммерческим Советом по ответственной практике в ювелирном бизнесе (Responsible Jewellery Council, RJC), является необязательной.

Только около 90 фирм из примерно 15 000 крупных и малых алмазных компаний в Гуджарате являются сертифицированными членами RJC. Около 30 являются авторизованными покупателями необработанных алмазов от De Beers, что обязывает их соблюдать ряд трудовых норм.

Впрочем, никто не подталкивает компании к сертификации обработанных алмазов.

Наибольшее количество самоубийств - более 5 000, - зарегистрированных в городе Сурат с 2010 года, произошло в районах, где живут рабочие алмазных предприятий, согласно данным полиции Сурата.

Фонд Thomson Reuters проанализировал самоубийства 23 мужчин в Сурате в период с января по апрель и обнаружил шесть случаев, когда рабочие алмазной отрасли повесились или выпили яд. Он обнаружил три подобных случая в регионе Саураштра.

Полицейский Ашиш Додия (Ashish Dodiya) в этом году расследовал самоубийства двух алмазных рабочих в возрасте до двадцати лет, которые выпили яд.

Додия отрицал связь между смертями и работой в тех случаях, которые он расследовал.

«Они умерли не из-за алмазного бизнеса. Среди рабочих алмазной промышленности самоубийств больше из-за их большого числа в этой местности», - сказал он.

Другие полицейские, дислоцированные в районе, где в Сурате живут рабочие алмазной отрасли, усмотрели связь между случаями самоубийств, которые они расследовали, и работой с алмазами.

Некоторые рабочие рассказывали, что они живут без заработной платы в течение как минимум двух месяцев каждый год, когда бизнес идет медленно, и им приходится занимать деньги, чтобы свести концы с концами.

Рамеш Зилирия (Ramesh Ziliriya), создавший в 2013 году ассоциацию рабочих алмазной промышленности в Раджкоте для защиты прав трудящихся, сказал, что долговая кабала и детский труд, может быть, и ушли в прошлое в алмазной отрасли, но «рабство и подавление продолжаются».

«Рабочие не возражают против своей низкой заработной платы, поскольку они боятся потерять работу», - говорит бывший огранщик.

В Союзе рабочих алмазной промышленности (Diamond Worker Union) в Сурате Мукешбхай Валджибхай Канджария (Mukeshbhai Waljibhai Kanjaria) листает письма, написанные им государственным властям о проблемах, с которыми сталкиваются рабочие отрасли.

«Раньше рабочий гранил 50 бриллиантов, скажем, за восемь рупий каждый, - рассказывает Канджария, президент союза. - Теперь же есть машины, и он может гранить 500 бриллиантов за один день, но его доходы остались прежними».

По словам Канджарии, работники не имеют социальных пособий, получаемых другими фабричными рабочими, таких как пенсии и субсидируемая медицинская помощь.

Но чиновники по вопросам труда в штате Гуджарат говорят, что рабочие алмазной промышленности зарабатывают больше минимальной заработной платы в 8 300 рупий в месяц.

«Они не заинтересованы в социальном обеспечении, поскольку это связано с составлением документов, а рабочие, как и их работодатели, в большинстве случаев неграмотны», - говорит Ашиш Ганди (Ashish Gandhi), помощник трудового комиссара.

Алмазы, обработанные в Сурате, продаются ювелирам на базаре, но почти 90 процентов камней отправляется на одну из крупнейших в мире алмазных бирж в Мумбае, а затем экспортируется.

Жан-Марк Либерхер (Jean-Marc Lieberherr), глава расположенной в Бельгии Ассоциации производителей алмазов (Diamond Producers Association), которая ставит своей целью поощрение передовой практики в отрасли, заявил, что крупные горнодобывающие компании прилагают реальные усилия для того, чтобы рабочие не эксплуатировались.

Гонконгская компания Chow Tai Fook – которой поставляют бриллианты большинство индийских гранильных предприятий - утверждает, что покупает драгоценные камни только у тех компаний, которые соответствуют нормам, установленным De Beers и RJC.