De Beers частично снимает свой запрет на раскрытие источника алмазов – СМИ

De Beers намерена смягчить свой запрет о раскрытии источника алмазов покупателями алмазной продукции, известными как сайтхолдеры, так как в индустрии остро встал вопрос о необходимости создания более прозрачной торговли алмазами, сообщает Rapaport.

Сегодня

AGD Diamonds ввела в строй еще один объект, улучшающий экологию алмазного рудника им. В. Гриба

В середине декабря на ГОКе им. В. Гриба начала работу автомойка горнотранспортной и вспомогательной техники, сообщает пресс-служба компании.

Сегодня

Trans Hex восстановила свою прибыльность

Trans Hex, которая ведет добычу алмазов в Анголе и Южной Африке, заявила, что зарегистрировала чистую прибыль в размере 52 млн рандов ($3,7 млн) за шестимесячный период, который закончился 30 сентября, по сравнению с убытком в размере 199 млн...

Сегодня

В ноябре экспорт бриллиантов из Индии снизился на 12%

В ноябре этого года экспорт бриллиантов из Индии упал на 12,06% по сравнению с тем же месяцем в 2017 году, согласно предварительным данным индийского Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export...

Сегодня

TAGS реализовала алмазы на $46 млн во время дубайского тендера

Компания Trans Atlantic Gem Sales (TAGS)  продала алмазное сырье на $46,4 млн во время тендера в Дубае, который проходил в конце ноября – начале декабря этого года.

Сегодня

50-процентный скачок в объеме депозитов, размещенных индийцами в швейцарских банках: Рахул Ганди целится в Нарендру Моди по проблеме «грязных» денег

18 июля 2018

(nationalheraldindia.com). Президент партии Индийский национальный конгресс Рахул Ганди (Rahul Gandhi) заявил, что правительство Моди осуществило демонетизацию якобы для того, чтобы обуздать «грязные» деньги, но теперь его позиция стала совершенно иной.

Президент Индийского национального конгресса Рахул Ганди в конце июня нацелился на премьер-министра Нарендру Моди по вопросу о «грязных» деньгах и сказал, что тот обещал вернуть все незаконные деньги, спрятанные за границей, в страну, но теперь его правительство фактически заявило, что в швейцарских банках нет незаконных денег.

В своем твите Ганди сослался на сделанное накануне заявление министра финансов Пиюша Гойяла (Piyush Goyal) о последних данных, опубликованных Швейцарским национальным банком, которые показали рост индийских депозитов в прошлом году.

Ганди сказал, что правительство Моди осуществило демонетизацию якобы для того, чтобы обуздать «грязные» деньги, но теперь его позиция стала совершенно иной.

«В 2014 году Моди сказал: «Я верну все «грязные» деньги в швейцарских банках и положу полтора миллиона рупий на банковский счет каждого индийца. В 2016 году он сказал: «Демонетизация вылечит Индию от «грязных» денег». В 2018 году, он говорит, что 50-процентный скачок в объеме индийских депозитов в швейцарских банковских - это «чистые» деньги. В швейцарских банках нет «грязных» денег!», - сказал глава Индийского национального конгресса.

Министр Гоял утверждал, что, согласно соглашению, подписанному правительством Моди со Швейцарией, все банковские данные с 1 января 2018 года будут предоставляться индийскому правительству.

Он заявил это, отвечая на запрос о данных, свидетельствующих об увеличении индийских депозитов в Швейцарии в прошлом году.

«Насколько я понимаю (из сообщений в средствах массовой информации), 40-процентное увеличение иностранных переводов происходит за счет Либерализованной системы денежных переводов Резервного банка, введенной предыдущим правительством (Объединенного прогрессивного альянса), в соответствии с которым постоянно проживающий в Индии человек может перечислять 250 000 долларов в год», - сказал министр.

«Да, есть также депозиты нерезидентов ... но будьте уверены, если будут выявлены какие-либо нарушения, мы примем меры. В результате различных мер, принятых этим правительством против «грязных» денег, швейцарские банковские депозиты сокращаются», - добавил он.

Данные показали, что после падения в течение трех лет объем денег, помещаемых индийцами в швейцарских банках, вырос на 50 процентов, до 1,02 миллиарда швейцарских франков, в 2017 году по сравнению с предыдущим годом.