Всемирный алмазный совет выражает обеспокоенность ходом реформы Кимберлийского процесса

Всемирный алмазный совет призывает участников Кимберлийского процесса поддержать расширение определения конфликтных алмазов в преддверии пленарного заседания 2019 года в Индии.

Сегодня

IDI примет 26 компаний на предстоящей выставке HKJMA

В Израильском институте алмазов (Israel Diamond Institute, IDI) царит оптимистическая атмосфера в ходе подготовки к Международной выставке Гонконгской ассоциации производителей ювелирных изделий (Hong Kong International Jewelry Manufacturers’...

Сегодня

Чистый убыток Botswana Diamonds вырос до £557 000

Botswana Diamonds зарегистрировала чистый убыток после вычета налогов в размере £557 657 в финансовом году, который закончился 30 июня 2018 года, в то время как в прошлом году убыток компании составил £310 798.

Сегодня

DeBeers получила $440 млн в девятом цикле продаж из-за низкого спроса на некачественные алмазы

De Beers, которой на 85% владеет Anglo American, заявила, что спрос на более мелкие и низкокачественные алмазы остается низким, так как в своем девятом цикле продаж 2018 года компания получила $440 млн по сравнению с $466 млн в прошлом году.

Вчера

AGD Diamonds добыла 4-милионный карат алмазов с начала 2018 года

AGD Diamonds, разрабатывающая месторождение алмазов имени В. Гриба в Архангельской области, сообщила, что на прошлой неделе компанией был добыт 4-миллионный карат.

Вчера

De Beers вызывает ажиотаж, выпуская новые украшения с искусственными бриллиантами

26 июня 2018

Автор: Альберт Робинсон (Albert Robinson)

(idexonline.com) – Мало какие заявления вызвали такое волнение в алмазной отрасли в последнее время, как то, что недавно сделала De Beers. Она создает в сентябре новую компанию под названием Lightbox Jewelry, которая начнет заниматься маркетингом нового бренда ювелирных изделий с выращенными в лаборатории бриллиантами под названием Lightbox. Какова цель этого? Предложить потребителям высококачественные дизайны бижутерии по более низким ценам, чем имеющиеся предложения выращенных в лаборатории бриллиантов».

Мне кажется, что основное чувство таково, что это положительный шаг для алмазной отрасли, который поможет разделять выращенные в лаборатории бриллианты (ВЛБ) и бриллианты, добытые из недр. Если говорить словами Эрни Блома (Ernie Blom), президента Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB): «Шаг, предпринятый De Beers, очень ясно показывает различие между природными бриллиантами и синтетическими бриллиантами, которые можно изготавливать сравнительно дешево и быстро в отличие от природы, которой потребовались миллионы лет на их создание. это говорит потребителям, что такой вид ювелирных изделий с синтетическими бриллиантами имеет свою собственную нишу и не может быть в одной категории с природными бриллиантами».

Но глядя на комментарии, опубликованные участниками отрасли в интернете, нет ни малейшего возмущения или отчаяния по поводу шага De Beers. Особенно чувства предательства, что после многих лет заявлений о том, что она не будет изготавливать и продавать ВЛБ и что ее подразделение Element Six изготавливает синтетические алмазы только для технических целей в ходе исследований с целью De Beers быть впереди всех в проверке на присутствие синтетических бриллиантов и для изготовления оборудования для торговли для их выявления, сейчас она производит ВЛБ для линии ювелирных изделий.

Я спросил известного в алмазной отрасли человека, перешло ли это за черту этического поведения. Как насчет того, чтобы держать слово, данное компанией? Он категорично сказал мне не быть таким глупым и наивным. Он в течение многих лет предсказывал, что De Beers войдет на рынок ВЛБ в той или иной форме, несмотря на неоднократные отрицания этого алмазодобывающей компанией.

Еще одной жалобой является то, что De Beers вернулась к «своим старым привычкам» - стремиться разрушить конкурентов и убрать их с рынка, и что могут вмешаться антиконкурентные факторы. При цене $800 за цветной бриллиант весом в 1 карат, можно предположить, что другие производители ВЛБ снова проанализировали свои данные за эту неделю и пытаются выработать способ остаться в бизнесе. Синтетический бриллиант весом в 1 карат в настоящее время продается примерно за $4 000, а аналогичный природный бриллиант стоит около $8 000. Теперь De Beers будет продавать выращенные в лаборатории бриллианты примерно за $800 за карат. сердце, возможно, падает в офисах производителей выращенных в лаборатории бриллиантов на этой неделе, несмотря на некоторые бравурные заявления о том, что все хорошо.

Изготовителями ВЛБ в основном являются некрупные фирмы с рекламным бюджетом, который, соответственно, сравнительно небольшой, особенно в сравнении с рекламными возможностями De Beers. Еще до того, как начнется полномасштабная рекламная кампания De Beers, проведите поиск в Google и посмотрите огромное количество статей, которое написано в ответ на это объявление алмазодобывающего гиганта. Ни один производители ВЛБ – даже в своих смелых мечтах – не мог бы представить такой охват средствами массовой информации.

Один из руководителей отрасли, хотя и допуская, что он рад этому шагу, так как это проведет четкое различие между природными бриллиантами и ВЛБ, тем не менее сказал, что, похоже, несправедливо, что такой крупный производитель алмазов, как De Beers, сейчас прокладывает себе путь на рынок ВЛБ. Если вы не можете конкурировать со своими соперниками, поглотите их или полностью уничтожьте - таким, видимо, было послание.

Но послушайте, это бизнес. Производители синтетических бриллиантов радостно рекламируют свои товары как полностью экологически безопасные, несмотря на предполагаемый огромный вред, причиняемый алмазодобывающим сектором, хотя при этом очень кстати не упоминая об огромном объеме энергии, которую они сжигают для создания камней на фабриках, работая круглые сутки.

Кроме того, некоторые предположили, что, если многие потребители из числа поколения двухтысячных – миллениалов - далеко не были убеждены, что бриллианты стоят их с трудом заработанных денег, что они подумают, когда из всех компаний De Beers, бывший опекун алмазной торговли, делает ювелирные изделия с ВЛБ, спросил один из аналитиков отрасли. «Я считаю, что отрасль дурачила себя, что миллениалы могут мало думать о подлинных бриллиантах. Их не убедили. Что касается связанных с этим затрат, они будут уменьшаться по мере развития ВЛБ/синтетических бриллиантов. Интересует ли их то, что они будут понижаться в стоимости в ближайшие годы по мере того, как будут снижаться затраты на производство таких камней? Я считаю, что ответ отрицательный. К сожалению, некоторые миллениалы находятся в курсе рассказов производителей синтетических бриллиантов об экологическом вреде и нарушении прав человека, а другим просто нравится внешний вид и цена. Производители ВЛБ вынуждены будут снизить свои цены, делая совершенно ясно для нас, работающих в алмазной отрасли, что камни на самом деле дойдут до незначительной суммы, но интересует ли это молодых покупателей, которые не заинтересованы в алмазной торговле?

Еще одной областью, испытывающей влияние решения De Beers, являются некрупные бриллианты, обычно производящиеся в Индии, которые главным образом используются для изготовления недорогих бриллиантовых ювелирных украшений более низкого качества. Если так, зачем тогда покупать такие изделия, если De Beers создает красивые ювелирные украшения с цветными бриллиантами по привлекательной цене? А что, если это вызовет закрытие фабрик по производству бриллиантов?

De Beers, похоже, дает свое одобрение ВЛБ. Новое предприятие будет создавать еще один источник доходов и может уничтожить других производителей ВЛБ, еще больше открывая путь для De Beers, которая старательно подчеркивает, что она просто обслуживает другую нишу рынка.

Окажет ли это негативное влияние на объем продаж природных алмазов и бриллиантов? Как сказал мне на этой неделе один диамантер, впавший в отчаяние, что, хотя алмазные резервы компании De Beers велики, и она снизила свои годовые объемы производства алмазов в последние годы, тем самым получая возможность сохранять ежегодный доход в размере $5 млрд - $6 млрд в ближайшие годы, интересует ли ее на самом деле вред от ее решений помимо того, как они скажутся на самом ее бизнесе?