De Beers выручила $ 490 млн в ходе последнего цикла продаж

По данным Anglo American, восьмой цикл продаж De Beers в 2021 году принес компании De Beers 490 млн долларов США по сравнению с 522 млн долларов в ходе седьмого цикла продаж этого года. Годом ранее алмазная компания продала алмазов на 467 млн долларов...

Сегодня

Данные по импорту и экспорту AWDC за сентябрь

Согласно данным, опубликованным Антверпенским всемирным алмазным центром (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), в сентябре 2021 года импорт Антверпеном необработанных алмазов сократился на 15,67%, достигнув 6 638 334,72 карата против 7 872...

Сегодня

Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Gem Diamonds добыла алмазы массой 102 и 245 каратов на руднике Летсенг

Компания Gem Diamonds добыла высококачественные белые алмазы типа II массой 102 и 245 каратов на своем руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Вчера

Интервью с новым советником госсекретаря по конфликтным полезным ископаемым

11 апреля 2018

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – Памела Фирст-Уолш (Pamela Fierst-Walsh), старший советник по конфликтным полезным ископаемым и представитель Соединенных Штатов в Кимберлийском процессе (Kimberley Process), в четверг на прошлой неделе побеседовала с журналом JCK, рассказав о том, почему Кимберлийский процесс (КП) продолжает оставаться неэффективным, о потенциале блокчейна и санкциях против России и Дэна Гертлера (Dan Gertler): 

JCK: Каким видит госдепартамент свое взаимодействие с алмазной и ювелирной отраслью?

Памела Фирст-Уолш: Единственное, что мы хотели бы, так это чтобы отрасль знала, что, хотя Кимберлийский процесс является действительно хорошим началом, мы считаем, что это и есть лишь начало. Это пол. Это не потолок. Отрасли необходимо смотреть на то, соответствует ли она тому, чтобы удовлетворять потребности современных потребителей. 

Это действительно интересное время, потому что такая большая часть цепочки поставок ювелирных изделий и бриллиантов следует тренду ответственных поставок. Интересно быть частью этих дискуссий.

JCK: Почему госдепартамент так заинтересован в концепции ответственного выбора поставщиков?

Фирст-Уолш: Наша заинтересованность в ответственном выборе поставщиков на самом деле является отражением того, к чему стремятся Соединенные Штаты. Люди в отрасли постоянно говорят, что современные потребители и, в частности, американские потребители стремятся гордиться покупкой, которую они сделали, когда дело касается приобретения ювелирных изделий. Это имеет значение для них, поэтому это имеет значение для нас.

JCK: Что насчет возможности использования алмазов и других вещей для отмывания денег и финансирования терроризма?

Фирст-Уолш: Это еще одна часть работы, которую мы проводим. Важно, чтобы ценные вещи не использовались для обогащения плохих людей. Важно, чтобы люди знали больше о своей цепочке поставок и клиентов своих клиентов, и это, конечно, может касаться плохих участников. 

JCK: Вы также осуществляете надзор за конфликтными полезными ископаемыми. Как вы оцениваете текущее состояние дел с ответственным выбором поставщиков золота, особенно в связи с законом Додда-Фрэнка (Dodd-Frank), раздел 1502?

Фирст-Уолш: С золотом по-прежнему много трудностей. Существует много возможностей для тех, кто приобретает золото, делать это ответственно. Существуют реальные трудности с этим, потому что золото настолько легко перемещать, и оно настолько прибыльно. Так как все больше людей работают по принципу отслеживания поставок от «рудника до рынка», мы начинаем искать подтверждение концепции. Несколько лет назад люди говорили, что нет возможности для отслеживания золота. Но сейчас люди говорят, что да, есть.

JCK: Каким вы видите нынешнее состояние Кимберлийского процесса?

Фирст-Уолш: Кимберлийский процесс имеет важное значение. У него большая история, и он сделал много хорошего. Мы продолжим укреплять его. Ему необходимо модернизировать свои стандарты. Мы очень тесно работаем с нашими коллегами и специальным комитетом с целью поддержки Кимберлийского процесса, который может в значительной мере отражать требования, предъявляемые к нашим цепочкам поставок.

Нам необходимо использовать более взвешенный подход к тому, за что выступает КП. Необходимо пересмотреть его репутацию. В самом начале на него возлагались действительно большие надежды, и он многие из них осуществил. Но есть слишком много пробелов в концепции соответствия требованиям КП и в представлении людей о том, что это значит. 

JCK: Что вы думаете о том, что IMPACT покидает КП?

Фирст-Уолш: Это стало таким ударом, мягко говоря. Это было похоже на уход старого друга, но их позицию необходимо уважать. Они многое вынесли в последние несколько лет, и почувствовали, что их время и ресурсы лучше пригодятся в другом месте. Я уважаю их мнение. Гражданское общество продолжает быть представленным в Процессе, но это была действительно знаковая потеря.

JCK: Какие конкретные реформы вы хотели бы видеть в КП?

Фирст-Уолш: Нам необходимо посмотреть на то, что означает определение конфликтных алмазов. Мне встречаются люди, которые думают, что это означает «латание дыр» и паллиативов в алмазной отрасли. Они удивились, услышав, что данное определение такое узкое. Нам хотелось бы увидеть некоторые шаги по его расширению.

JCK: Что вы думаете о роли, которую блокчейн может играть в ответственных поставках?

Фирст-Уолш: Блокчейн – интересное дело. Он везде. Он может многое предложить миру ответственных поставок. Ювелирные изделия имеют все, чтобы выиграть от применения этой технологии. Я надеюсь, что люди принимают во внимание старателей и то, как они получают доступ к технологии, которая лежит в основе блокчейна. Существует настоящий риск того, что вы можете оставить не у дел много людей.

JCK: Что вы считаете большими проблемными областями для ювелирной отрасли?

Фирст-Уолш: У Кимберлийского процесса есть сейчас озабоченности в отношении Центральноафриканской Республики (ЦАР). Большое количество каратов утекает из ЦАР. Мы не знаем, куда они уходят. Этот пример показывает важное значение включения подхода ответственного выбора поставщиков. Он показывает, что вы можете иметь сертификат Кимберлийского процесса, и это прекрасно, но посмотрите, сколько камней не учитывается.

JCK: В настоящее время у нас есть санкции против России. Считаете ли вы, что будут санкции против российских алмазов?

Фирст-Уолш: Я не могу делать предположения. Я не знаю.

JCK: Недавно министерства финансов США наложило санкции на алмазного магната Дэна Гертлера. Как вы считаете, правительство введет эти санкции в действие?

Фирст-Уолш: Если вы под санкциями, считайте, что они введены. Против Дэна Гертлера были введены санкции. Это не пустяк. Это по-настоящему эффективное средство против коррупции и неправомерных мер воздействия. Будь я на месте Дэна Гертлера, я бы опасалась этого нового средства.

JCK: Каким образом компании Соединенных Штатов избегают вести дела с людьми, находящимися под санкциями, как г-н Гертлер?

Фирст-Уолш: Это хороший вопрос. Я считаю, что ответила на него. Нужно знать своего клиента.