В марте АЛРОСА выручила $357 млн от продаж алмазного сырья и бриллиантов

В распространенном в пятницу компанией сообщении говорится, что общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в марте составил $357 млн, в том числе алмазного сырья – $345 млн, бриллиантов − $12 млн.

09 апреля 2021

COVID-19 подстегнул интерес ритейлеров к роботизации бизнеса – опрос

Шестьдесят четыре процента ритейлеров, в том числе 77% крупных розничных торговцев, назвали для себя важной задачей иметь четкую, выполнимую и бюджетную стратегию внедрения робототехники в 2021 году. Почти половина респондентов заявили, что будут...

09 апреля 2021

BlueRock выпустила новые акции в счет погашения кредита, полученного от бывшего генерального директора

BlueRock Diamonds, которая владеет и управляет алмазным рудником Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, выпустила 61 013 обыкновенных акций по цене 0,43 фунта стерлингов, чтобы частично покрыть выплату процентов и премию в рамках расчетов в соответствии...

09 апреля 2021

Eastplats завершила реконфигурацию и оптимизацию малого контура переработки МПГ

Компания Eastern Platinum (Eastplats), зарегистрированная на Йоханнесбургской фондовой бирже (Johannesburg Stock Exchange, JSE), заявила, что недавно завершила реконфигурацию и оптимизацию малого контура переработки металлов платиновой...

09 апреля 2021

Первая в мире «Серия семинаров по идентификации бриллиантов» будет запущена 9 апреля в прямом эфире

Премьера межконтинентальной образовательной серии вебинаров по бриллиантам состоится в пятницу, 9 апреля 2021 года, когда платформа BrankoGems.com начнет работу Advanced Diamond Online Academy (Продвинутой онлайн-академии по бриллиантам).

08 апреля 2021

Являются ли бирманские рубины новыми «кровавыми алмазами»?

04 апреля 2018

Автор: Панна Муньял (Panna Munyal)

(The National) – «Финансируют ли ваши драгоценные изделия геноцид»? Шокирующий заголовок, если такой появлялся когда-либо. Под ним было 900 с лишним слов, написанных представителем SumOfUs, организацией наблюдателей, которая запускает онлайновые кампании в поддержку корпораций, ответственных за такие вопросы, как изменение климата и нарушение прав человека и животных.

В статье, опубликованной в декабре прошлого года, утверждается, что люксовые бренды должны прекратить иметь дело с драгоценными камнями из Мьянмы – страны в Юго-Восточной Азии, известной своими высококачественными рубинами. Причина? Средства, получаемые от горнодобывающей отрасли, отчасти контролируются и распределяются военными страны, которых обвиняют в совершении ужасных зверств в отношении мусульманского меньшинства страны – преступлений, которые ООН официально предлагает назвать «типичным примером этнической чистки».

Ряд ювелирных домов, в первую очередь Cartier, ответили на петицию SumOfUs, поддерживаемую 140 000 лицами, и заявили, что в обозримом будущем они не будут торговать драгоценными камнями из Мьянмы. «В рамках нашего постоянного процесса контроля по обеспечению этического происхождения Cartier приняла решение прекратить закупки драгоценных камней у Мьянмы, которое полностью вступит в силу с 8 декабря 2017 года. Cartier не будет покупать сертифицированные камни в этой стране и приложит все усилия, чтобы оттуда не поступало несертифицированных драгоценных камней, - указано в ответном заявлении французского бренда предметов роскоши, который также добавил: - Cartier твердо верит в важное значение этически поставляемых материалов, [даже если] существующие международные правила разрешают покупку этих драгоценных камней». 

Последняя часть выражения заслуживает особого внимания, так как она указывает на то, что, хотя сейчас есть доступная для всех торговая политика, это не всегда имело место. На самом деле, в 2008 году Соединенные Штаты наложили запрет на импорт жадеита и рубинов из Мьянмы, находящейся под управлением военных, это была директива, которая уже действовала в Европе, Канаде, Австралии, Швейцарии и Норвегии.

Запрет был снят многими странами в период 2012 - 2016 годов, и так остается до сих пор. Это делает интересным выбор времени принятия решения компанией Cartier, которое может привести к убыткам. На этническую группу рохинджа, в конечном счете, время от времени совершались нападки с 1948, когда Мьянма получила независимость. Кроме того, для истинного знатока драгоценных камней рубины из Мьянмы являются по сути отличным примером драгоценной чистоты, и некоторые из этих камней обладают большей стоимостью за карат, чем бриллианты.

Исторически древние рудники в районе Могока в области Мандалай были известны тем, что на них добыли 90 процентов мирового объема рубинов цвета «голубиной крови», названных так за их оттенок и насыщенность. В древних индуистских текстах они описываются как связь между «зернами граната и глазами европейской каменной куропатки». Эти камни пользуются спросом благодаря их очень насыщенному цвету, представляющему собой сочетание голубовато-красного камня и сверхнасыщенного флуоресцирующего красного цвета, который они испускают, благодаря небольшому присутствию железа. Рубины также знамениты тем, что состоят из «материала, поддающегося огранке», согласно «Геммологическому справочнику: Рубины и сапфиры» (Ruby & Sapphire: A Gemologist’s Guide) Ричарда Хьюга (Richard Hughes), это означает, что по сути дела они являются одними из самых чистых камней на земле.

Несмотря на последующее освоение других рудников, рубины, добытые в Мьянме, остаются самыми выдающимися, включая самые дорогие рубины из когда-либо проданных. Камень Sunrise (Рассвет) весом 25,29 карата ушел с молотка на аукционе Sotheby’s Magnificent and Noble Jewels (Великолепные и благородные драгоценности) в Женеве в 2015 году за Dh112 млн, что составляет свыше одного миллиона долларов за карат.

Второй самый дорогой рубин в мире, проданный за Dh32 млн, тоже был из Мьянмы. Камень формы «кушон» весом 8,62 карата сначала был продан компанией House of Graff греческому финансисту Димитри Мавромматису (Dimitri Mavrommatis). Этот камень дорого продали во второй раз через восемь лет по цене, почти вдвое больше его первоначальной, предложенной основателем компании Лоуренсом Граффом (Laurence Graff), который изменил его название на Graff Ruby (Рубин Граффа) и сказал тогда, что «это было естественным делом. У рубина Graff Ruby есть жизнь и наследие, которое сохранится после всех нас. Когда покупаешь такой камень, ты не просто покупатель, ты коллекционер и хранитель, пока он принадлежит тебе». Такой поворот событий может быть интересным, и это совсем не удивительно, потому что считается, что рудник Могок (Mogok) фактически истощен, что только способствует росту цен и привлекательности его драгоценного красного продукта.

Помимо рубинов в Мьянме также имеются другие высококачественные и полудрагоценные камни, включая лазурит, гранат, лунный камень, перидот, хризоберилл и, самое важное, блестящий синий сапфир. Этот регион также является источником фактически всего из самого драгоценного в мире жадеита – почти полупрозрачного зеленого камня, который ценится выше почти всех других минералов в соседнем Китае, который демонстрирует высокие расходы и является рынком, привлекшим большинство международных дорогих брендов в последние годы.

Тогда почему Cartier и другие не продолжают отщипывать от этого пирога, усыпанного драгоценными камнями, пока они это могут делать? Ответ: осознанная культура потребления. Не имеет значения, существуют или нет правовые ограничения, все больше покупателей предметов роскоши в мире требуют информацию, откуда поступают их товары. Поэтому, вероятно, неизбежно, что тогда, когда такие НПО, как SumOfUs нацеливается на компании, которые, по их словам, «наживаются на убийстве и увечьях», на это обращают внимание и покупатели, и бренды.

«Конечные пользователи хотят знать, что драгоценные камни, которые они покупают, были добыты с должной ответственностью и вставлены в ювелирные изделия с соблюдением требований прозрачности и этических норм», - подтверждает Шон Гилбертсон (Sean Gilbertson), главный исполнительный директор компании Gemfields. Посещение рубинового рудника Монтепуэз (Montepuez) этой горнодобывающей группы в Мозамбике и изумрудного рудника Кагем (Kagem) в Замбии показывает, что она занимает ведущее место в отношении законности, прозрачности и безукоризненной репутации в плане источников поставки своих цветных камней. Gemfields также сосредоточивает свое внимание на создании стабильных средств существования для своих работников и заботится о защите окружающей среды, при этом стремится свести к нулю несчастные случаи на рудниках. «Многие наши клиенты посещают наши рудники и просят предоставить подробную информацию о нашей деятельности, а также посещают общественные объекты, чтобы посмотреть положительное влияние нашего участия в жизни местного населения», - добавил Гилбертсон.

По определению этический драгоценный камень – это камень с отслеживаемым происхождением и прозрачным путем от рудника до рынка. В случае с Мьянмой было много сообщений о негуманных условиях и низких зарплатах для местных жителей, занятых в горнодобывающей отрасли, находившихся во власти военных. Это приобрело еще большее значение в свете недавней волны насилия. Ханна Лоунсбро (Hannah Lownsbrough), исполнительный директор SumOfUs, говорит в своем выступлении: «Ситуация в Мьянме сложная, и поиск путей для разрешения вековых конфликтов и гонений не будет простым. Но гораздо легче предпринять четкие шаги к прекращению финансирования сил, которые продолжают издевательства над людьми рохинджа в Мьянме». Она рекомендует искоренить поток доходов путем полного отказа от рубинов страны и других драгоценных камней.

«Идти по пути покупок, которые стимулируют насилие – неэтично. Поэтому покупки у Мьянмы при нынешнем политическом сценарии полностью недопустимы. Такой должна быть позиция любой компании до тех пор, пока страна не проведет репатриацию и не изменит свою политику, - соглашается Нишит Шах (Nishith Shah), главный исполнительный директор La Marquise Jewellery, базирующейся в Дубае. – С начала конфликта мы стали покупать наши рубины из этических источников в Мозамбике», - сообщил он.

Во время торгового эмбарго против Мьянмы африканские рубины заполнили пустоту, в основном камнями с месторождения Монтепуэз в Мозамбике, которое было открыто в 2011 году и впоследствии принятое под свой контроль компанией Gemfields. Этот рудник известен своими высококачественными рубинами, некоторые из которых можно сравнить с рубинами цвета «голубиной крови» из Мьянмы. «По нашим оценкам, только Gemfields в Мозамбике уже поставляет примерно 30 процентов мирового объема рубинов. По сути, поставки рубинов в настоящее время гораздо более диверсифицированы, чем в прошлом, и источники из таких стран, как Танзания, Кения, Мадагаскар, Таиланд и даже Исландия, предоставят покупателям бόльший выбор. А конкуренция между ними будет способствовать повышению прозрачности по мере того, как каждая из них приложит дополнительные усилия для того, чтобы успокоить покупателей», - объясняет Гилбертсон.

Должны ли все тогда следовать примеру Cartier, Tiffany & Co и La Marquise и полностью бойкотировать «кровавые» драгоценные камни из Бирмы? Увы, решение не такое простое. Хотя часть прибыли от драгоценных камней, добываемых ежедневно, может финансировать военщину, некоторые из них также доходят до практически невиновного горнодобывающего сообщества.

«Мы, конечно, не хотим, чтобы Бирма исчезла из поля зрения. История и наследие бирманских рубинов являются единственными в своем роде. Многие люди заняты в этом секторе, и мы не хотим, чтобы люди потеряли средства к существованию, - говорит Дев Шетти (Dev Shetty), президент и главный исполнительный директор Fura Gems, горнодобывающей и маркетинговой компании, головной офис которой находится в Дубае. – Полный бойкот не будет возможен в любом случае, и много рубинов уже есть на рынке и находятся в витринах и сейфах многих ювелиров по всему миру. Необходимо также помнить, что не весь объем горной добычи в Бирме финансирует неэтическую деятельность, поэтому мы не можем изолировать всю рубиновую отрасль. Мы считаем, что проблема в Бирме является кратковременной и все еще есть надежда». Надежда есть.