В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

Вчера

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

Вчера

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

Вчера

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

Вчера

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

Вчера

Сможет ли ЕС возродить переживающую тяжелые времена схему, направленную против конфликтных алмазов?

07 февраля 2018

Автор: Винс Чадвик (Vince Chadwick), Лайза Корниш (Lisa Cornish)

(devex.com) – В январе Европейский Союз начал свое годовое руководство глобальной деятельностью, направленной против конфликтных алмазов, обещая сосредоточить свое внимание на «эффективности» и «диалоге». Но наблюдатели говорят, что состоящий из трех частей Кимберлийский процесс (Kimberley Process), или КП (КР), рискует стать «фарсом», поскольку экспертные неправительственные организации (НПО) покидают его с разочарованием после нескольких лет неудачных попыток проведения реформ.

ЕС является одним из 54 государственных участников процесса, который впервые начал действовать в 2003 году для проверки происхождения алмазов с помощью сертификационной схемы. Страны могут торговать только с другими странами–участниками, которые выполняют требования по прозрачности, обмену данными, законодательству, контролю за импортом и экспортом, а также по сертификации отгрузок.

В 2015 году по Сертификационной схеме Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme) было продано алмазов на сумму почти $14 млрд. Участники сейчас заявляют, что предотвращают 99,8 процентов торговли «конфликтными алмазами» в мире, которые определяются как «алмазы, используемые повстанческими движениями для финансирования войн против законных правительств».

Но Джоан Леберт (Joanne Lebert), исполнительный директор Impact (Воздействие), некоммерческой организации, занимающейся природными ресурсами, сказала Devex, что эта цифра вводит в заблуждение, потому что определение настолько узкое, что устарело».

Франциска Биери (Franziska Bieri), ученая и автор книги о КП, сказала, что в начале 2000-х годов основное внимание уделялось повстанческим группам, но что это определение не способно охватывать другие нарушения прав человека, включая те, что совершают правительства.

Международная организация Global Witness (Глобальный свидетель) сообщила о связях службы безопасности и военных Зимбабве с алмазодобывающими компаниями страны, например, называя исчезновение миллиардов долларов поступлений от алмазов «делом их рук». В 2009 году был введен запрет на торговлю алмазами с крупного месторождения Маранге (Marange) в Зимбабве с другими членами КП. Но через два года запрет был снят к разочарованию гражданского общества.

«Репрессивные силовые службы используют поступления от алмазов для подавления своего собственного народа и нарушения прав человека, - сказал Майкл Гибб (Michael Gibb), который работал над составлением отчетов. – Кимберлийский процесс настойчиво сохраняет молчание и сертифицирует алмазы Зимбабве». 

Еще одним основанием для недовольства является использование модели консенсуса, по которой каждое государство-член КП имеет право вето.

Биери сказала, что результатом является застой, так как «одна страна всегда хочет наложить вето в интересах другой страны, которая является союзником или нуждается в предпочтении».

«Более, чем когда-либо, - дополняет Леберт, - в Кимберлийском процессе существуют своего рода очень четкие геополитические блоки, которые сформировались и в некоторой степени нацелены на блокирование реформ».

В результате этого и по другим причинам, вызывающим разочарование, в 2011 году Global Witness покинула Коалицию гражданского общества (Civil Society Coalition) Кимберлийского процесса.

«Как гражданская общественная организация с ограниченными ресурсами, продолжающая вкладывать ресурсы в попытку произвести внутреннюю реформу учреждения, которое не проявило никакого интереса к реформированию, не дает особенно заметной отдачи, - сказал Гибб. – Поэтому мы решили сосредоточить свое внимание на других инициативах».

В 2017 году вышла также и Impact.

«По существу, он не работает, - сказала Леберт о КП. – Он не предоставляет подтверждений, говорящих о том, что он работает». 

Коалиция гражданских обществ совсем недавно предложила создание целевого фонда с участием многих доноров для обеспечения «неограниченного целевого бюджета» для поддержки участия в работе КП членов гражданского общества и «участников с ограниченными ресурсами». Он также предназначен для усиления внутреннего контроля, например, требования ко всем трейдерам предоставлять годовые аудиторские отчеты о своих стоках и более строгое отслеживание выполнения рекомендаций, сделанных через механизмы экспертной оценки, существующие в КП.

В КП осталось 10 гражданских общественных групп, одна из Бельгии и девять из Либерии, Кот-д' Ивуара, Сьерра-Леоне, Камеруна, Демократической Республики Конго, Зимбабве и Гвинеи.  Бельгийская группа International Peace Information Service (Международная мирная информационная служба) заявила, что она рассматривает вопрос о своей позиции после того, как на пленарной встрече КР, состоявшейся в декабре, не были приняты во внимание ее озабоченности.

Impact и Global Witness сказали Devex, что они планируют продолжать деятельность по вопросу конфликтных алмазов, но Биери сказала, что их уход серьезно подрывает утверждение КП о том, что он является органом, состоящим из трех частей, представляющим государства, гражданское общество и отрасль. 

«Без НПО за рубежом он действительно не пользуется никаким доверием и будет на самом деле рассматриваться, если уже не рассматривается, как фарс, - сказала Биери, добавив, что Global Witness и Impact были среди самых высокоуважаемых негосударственных участников этой инициативы.

Их хвалили с первого дня за их опыт в этом основном вопросе. Поэтому этого, конечно, будет не хватать, и смогут ли эти некрупные НПО, которые все еще присутствуют в процессе, внести свой вклад, зависит от правительств, финансирующих их».

Федерика Могерини (Federica Mogherini), верховный представитель ЕС по иностранным делам, сказала, что основной сильной стороной КП всегда было его привлечение частного сектора и гражданского общества, и что «это является нашим основным активом, когда мы намечаем направление движения вперед». Представитель ЕС добавила, что «ЕС привержен обеспечению открытого и конструктивного пространства для всех наших партнеров из числа гражданского общества, как в рамках Коалиции гражданского общества, так и за ее пределами».

Алмазная отрасль, представляемая в КП Всемирным алмазным советом (World Diamond Council, WDC) тоже призывает к проведению многих реформ, за которые выступают НПО. Представитель WDC сказал, что этот процесс «продолжает играть важную роль в предотвращении поступления конфликтных алмазов в цепочку поставок легальных алмазов, есть возможность изменить нашу задачу и заняться текущим состоянием дел». Он хочет видеть, что в этом году ЕС будет сосредоточивать свое внимание на попытке расширить определение конфликтных алмазов, создав постоянный секретариат и укрепив проведение экспертных проверок.

WDC сказал, что был «огорчен» и «разочарован» уходом неправительственных организаций, но что «для успешного результата реформ КП нужно терпение, открытость и компромисс. Разочарование является частью любого процесса, но сохранение нашей приверженности прогрессу является нашим долгом». Отраслевая группа возлагает надежду на процесс пересмотра, начавшийся под председательством Австралии в прошлом году. В коммюнике, принятом на пленарном заседании КП в Брисбейне в прошлом месяце, объявлено о создании Специального комитета по пересмотру и реформе (Ad Hoc Committee on Review and Reform), который будет работать в следующем году «для изучения способов усиления административной и финансовой поддержки процесса».

Одним из давно назревших изменений, которое будет рассматриваться, является создание постоянно действующего секретариата. WDC сказал, что это поможет обеспечить необходимую «преемственность в организации и функциональные возможности», а также усовершенствовать сбор данных и поездки в страны для проведения ревизий, а также помочь правительствам следовать рекомендациям».

Все же Леберт заявляла, что секретариат может все равно быть беспомощным при модели консенсуса, существующей в КП.

Она сказала, что более серьезным вопросом является комплексная проверка цепочки поставок, которая уже вызывает разговоры среди разочаровавшихся в КП. «Есть, конечно, разговоры вокруг глобальной коалиции по вопросу управления алмазами, применения опыта, полученного по золоту, танталу, вольфраму и другим секторам», - сказала Леберт. - Цепочка обеспечения сохранности, прозрачность и внутренние проверки в странах-производителях алмазов являются абсолютно осуществимыми, независимо от товара».

Группы гражданских обществ надеются, что ЕС будет черпать вдохновение еще от одной из ролей своего председательства в этом году, от осуществления руководства Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию (Organisation for Economic Co-operation and Development) комплексной проверкой цепочек ответственных поставок полезных ископаемых из зон конфликта и высокого риска.
 
Люси Грэхэм (Lucy Graham), исследователь организации Amnesty International (Международная амнистия), входящая в КП, сказала, что «именно правительства осуществляют внутренние проверки, именно правительства выдают сертификаты Кимберлийского процесса. Поэтому компании в цепочке поставок на самом деле не обязаны делать что-то сами».

Для того, чтобы этим заниматься, Гибб из Global Witness сказал, что ЕС должен «помогать подтверждать то, что все больше становится реальностью, которая заключается в том, что КП больше не является единственным органом, в рамках которого эти вопросы обсуждаются и имеют значение». Гибб утверждал, что Брюссель может играть роль в этом году, разговаривая с компаниями, «чтобы они не только рассчитывали на Кимберлийский процесс и его сертификаты, необходимые для выполнения своих обязанностей, но и признавали их ограниченные возможности и другие ресурсы, имеющиеся у них».
 
Алмазы не попадают под действие Правил по конфликтным полезным ископаемым (Conflict Minerals Regulation), действующих в ЕС, которые приняты летом прошлого года и должны вступить в силу полностью в 2021 году, но Гибб сказал, что инструменты, созданные в их рамках, например, реестр прозрачности, могут быть открыты для алмазных компаний, чтобы показать, что они отвечают стандарту Организации экономического сотрудничества и развития (OECD).

WDC согласен, что ответственность за предотвращение попадания конфликтных алмазов в глобальную цепочку поставок «разделяется всеми сторонами, а не только правительствами». Он указал на его добровольную Систему гарантий (System of Warranties), согласно которой поставщики декларируют, что алмазное сырье и получающиеся бриллианты имеют происхождение, не связанное с конфликтами.

Но Биери объяснила, что эта система может быть только настолько хорошей, насколько хорош сам КП.

«Если алмазы ложно сертифицируются как бесконфликтные, то любая система, связанная с этим впоследствии, тоже потерпит неудачу, потому что прежде всего полагаются на сертификат о бесконфликтности от КП, прежде чем потом предлагать эту систему гарантий, - сказала она. -  Поэтому в их интересах, чтобы КП был на самом деле эффективным».