Gem Auctions DMCC завершила крупнейшую дебютную продажу алмазов в истории отрасли

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), на этой неделе провела свой первый в истории аукцион алмазов в Дубае. Компания продала 120 000 каратов алмазов на сумму...

Вчера

Полномасштабные работы по добыче полезных ископаемых на проекте Луаше «ожидаются в ближайшее время» - Alrosa Angola

По словам АЛРОСА, полномасштабные работы по добыче алмазов на алмазном проекте Луаше в провинции Южная Лунда «ожидаются в ближайшее время». Генеральный директор компании в Анголе Александр Горлов сообщил на алмазной конференции в Сауримо, что компания...

Вчера

Lucara Diamond пересматривает прогноз выручки, продаж и производства на 2022 год в сторону увеличения

Компания Lucara Diamond, владеющая рудником Карове (Karowe) в Ботсване, изменила прогноз по выручке от продажи алмазов на полный 2022 год со 185 млн долларов США до 215 млн долларов США.

Вчера

Rio Tinto начинает работать с общественностью и экологами по вопросу о совместном алмазном предприятия на концессии Чири в Анголе

По словам высокопоставленного представителя Rio Tinto, подразделение компании Rio Tinto Angola приступило к работе с общественностью и экологами по вопросу об алмазной концессии Чири (Chiri) в провинции Северная Лунда. Диверсифицированная горнодобывающая...

Вчера

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи, которая станет второй на африканском континенте, сказал высокопоставленный правительственный чиновник.

25 ноября 2021

Разоблачаем мифы: правда об алмазах

18 декабря 2017

Автор: Сара Джордан (Sarah Jordan)

(Rapaport) – Разоблачение мифов об алмазной промышленности, особенно среди потребителей, является одним из самых сложных дел. В данной статье ведущие эксперты развенчивают некоторые распространенные заблуждения.

Миф: для клиентов существует значительный риск приобретения конфликтного бриллианта

Реальность: возможно, это самый распространенный миф из всех, связанный с проблемой алмазов, добытых в зонах конфликта, или «кровавых алмазов», который имеет большое влияние на общественное сознание.

«Наша индустрия добилась больших успехов благодаря широко распространенному осознанию данной проблемы, которое появилось во время жестоких гражданских войн в Сьерра-Леоне и Анголе в 1990-х годах», - говорит Дон Палмьери (Don Palmieri), президент Лаборатории сертификации и заверения драгоценных камней (Gem Certification & Assurance Lab, GCAL). Объем финансирования конфликтов или содействия конфликтам алмазами в то время все еще обсуждается, причем оценки колеблются в пределах от менее 1,5% до 15% от объема мировой алмазной торговли. Но с момента введения в действие Сертификационной схемы Кимберлийского процесса (ССКП) и Системы гарантий (System of Warranties) Всемирного алмазного совета (World Diamond Council, WDC) более 99,8% мировой добычи алмазов сертифицированы в качестве бесконфликтных при поддержке 81 страны.

В настоящее время в отрасли широко применяется саморегулирование, и в разных странах существуют дополнительные уровни государственного регулирования. Например, Алмазный офис правительства Соединенного Королевства работает в тесном сотрудничестве с налоговой службой страны, с Европейской комиссией и гражданскими группами по борьбе с незаконными алмазами.

Системы добровольного саморегулирования эффективно действуют, поддерживая алмазопровод, объясняет Ронни Вандерлинден, президент Ассоциация производителей и импортеров бриллиантов Америки (Diamond Manufacturers & Importers Association of America, DMIA). В качестве примера он указывает на Протокол о гарантии источников алмазов (Diamond Source Warranty Protocol), разработанный ведущими американскими организациями.

«У нас есть системы, позволяющие тем, кто занимается бизнесом, иметь уверенность в том, что их источник поставок не имеет отношения к конфликту. Существуют также компании, которые соблюдают рекомендации Совета по ответственной практике в ювелирном бизнесе (Responsible Jewellery Council, RJC), Принципы лучшей деловой практики De Beers и Протокол ответственного происхождения алмазов компании Signet», - добавляет он.

Миф: алмазная промышленность является монополией

Реальность: «Существует мнение, что De Beers по-прежнему контролирует рынок и контролирует цены, хотя этого нет уже на протяжении нескольких десятилетий, - говорит Адонис Пурулис (Adonis Pouroulis), председатель компании Petra Diamonds. – Нашу компанию, например, все еще спрашивают, не продаем ли мы наши алмазы De Beers».

Этот миф уходит корнями в историю, в конец 1980-х годов. В то время De Beers действительно контролировала более 90% цепочки поставок и почти полностью отвечала за маркетинг алмазов, разработав в 1940-х годах свой знаменитый лозунг «Бриллиант - это навсегда». Это также породило впечатление, что De Beers «изобрела» бриллиантовое обручальное кольцо, хотя на самом деле данные о первом таком кольце были зарегистрированы еще в 1477 году.

По словам Пурулиса, к 1990-м годам открылся рынок для новых горнодобывающих компаний, что привело к прекращению доминирования De Beers и АЛРОСА в этой отрасли и к новой волне открытий алмазных месторождений в Анголе и Канаде.

Дэвид Джонсон, старший менеджер по связям со средствами массовой информации и коммерческими компаниями в De Beers, добавляет, что доля его компании «составляла около 35% мирового предложения алмазов по стоимости [в 2016 году], в то время как АЛРОСА обеспечивала почти 30% мирового предложения алмазного сырья по стоимости. Другие производители, такие как Sodiam, Dominion Diamonds, Rio Tinto и Petra Diamonds, также имели значительные доли в поставках алмазов в 2016 году, поэтому в отрасли явно есть ряд конкурирующих поставщиков».

Миф: добыча алмазов эксплуатирует окружающую среду и ничего не дает ей взамен

Реальность: «Добыча алмазов, как правило, менее опасна для окружающей среды, чем другие виды горной промышленности, поскольку в ней меньше используются или не используются совсем химические вещества, которые могут нанести вред здоровью персонала», - говорит Тобиас Корминд (Tobias Kormind), управляющий директор ведущего европейского розничного продавца бриллиантов 77Diamonds.com.

Пурулис добавляет, что «добыча алмазов имеет тенденцию оставлять после себя гораздо меньшие последствия, так как наши рудные тела вертикальны, а не горизонтальны [и, следовательно, меньше влияют на окружающую местность]. В компании Petra Diamonds мы создали охраняемые места обитания, прилегающие к нашим предприятиям, общей площадью 10 255 гектаров, чтобы обеспечить сохранение флоры и фауны».

Для многих алмазных компаний эти охраняемые земельные участки больше, чем площадь самого горнодобывающего производства. Группа De Beers сохраняет 164 000 гектаров земли, в 5 раз больше площади, нарушенной ее горнодобывающей деятельностью. De Beers «также возглавляет новаторский исследовательский проект, целью которого является переход на безуглеродную добычу на некоторых наших предприятиях всего через пять лет», говорит Джонсон. «Ученые подсчитали, что в плане улавливания и хранения углерода потенциал кимберлитовых хвостов, производимых каким-либо алмазным рудником каждый год, почти в 10 раз превышает объем выбросов обычного рудника».

В Австралии рудник Аргайл (Argyle) компании Rio Tinto получает более 92% своих энергетических потребностей от гидроэлектростанции Орд Хайдроу (Ord Hydro), и компания сократила потребление дизельного топлива на 21%. В целом, алмазная промышленность добилась огромных успехов в области утилизации и сокращения отходов, а также внедрила комплексные планы закрытия шахт и программы по пересадке деревьев.

Миф: население в районе алмазодобывающих предприятий подвергается жестокому обращению и подвергается риску

Реальность: «В отличие от любой другой отрасли, горная промышленность объединяет сообщества и вырабатывает у людей чувство принадлежности, причем это нигде так сильно не проявляется, как в добыче алмазов», - говорит Кэти Чэппелл (Kathy Chappell) из компании Fair Trade Gems, недавно назначенная консультантом по этическим вопросам Лондонской алмазной биржи (London Diamond Bourse, LDB). Изолированный характер алмазных рудников означает, что рабочая сила живет рядом и развивает дух сообщества, который поддерживает алмазная промышленность, вкладывая средства в больницы, школы, учебные и стипендиальные программы.

Непонимание такого положения дел начинается на базовом уровне – ведь многие все еще думают, что алмазы добываются вручную. «Люди не понимают, что добыча алмазов - это высокоавтоматизированный процесс, перемещающий миллионы тонн породы в год. Шахтеры, работающие на больших экскаваторах в открытых карьерах или погрузчиках породы под землей, никогда даже не видят алмазов», - говорит Пурулис.

Потребители также недооценивают, насколько алмазные рудники помогают укреплять сообщество людей. Например, Petra Diamonds потратила 8,5 млн долларов на обучение в 2017 финансовом году и удвоила свои социальные расходы до 3,4 млн долларов за тот же период. На национальном и глобальном уровне, говорит Палмьери, «открытые удаленных рудников принесло крайне необходимую валюту странам и позволило законным правительствам обучать людей и предоставлять им современные лекарства и медицинское обслуживание».

Например, 33% ВВП Ботсваны приходится на добычу алмазов, и, по данным diamondfacts.org, около пяти миллионов человек имеют доступ к здравоохранению благодаря доходам от алмазов.

Миф: вся алмазная индустрия прячет свои секреты и закрыта для посторонних

Реальность: драгоценная природа алмазов способствовала появлению устоявшегося представления о том, что отрасль наводнена замкнутыми людьми и организациями и более комфортно чувствует себя, придерживаясь секретности, нежели прозрачности. Но на самом деле, говорит Палмьери, «в ней много очень трудолюбивых людей, которые не то что не могут стать зажиточными или богатыми, но еще и бьются за то, чтобы свести концы с концами, и это во многом зависит от того, как они построили свой бизнес и какие последствия имело для них снижение цен на бриллианты в последние шесть лет».

По словам Джонсона, отношение общественности к прозрачности также повлияло на отрасль.

«В настоящее время общество ожидает, чтобы компании сообщали о своей общественной деятельности, а регуляторы, финансисты и другие заинтересованные стороны все чаще требуют прозрачности в корпоративных структурах и финансовой отчетности, дабы быть уверены в том, что компании действуют правильно. В связи с этим мы наблюдаем значительные изменения в алмазном секторе», - говорит он.

В дополнение к мифу о скрытности существует убеждение, что алмазные компании накапливают горы драгоценных камней, хотя это тоже ошибка, отмечает Пурулис.

«Некоторые люди все еще считают, что De Beers сидит на огромных запасах алмазов в хранилищах в Лондоне, тогда как на самом деле в настоящее время значительных запасов алмазов нет, - объясняет он. - Да, у алмазодобытчиков имеются запасы алмазной продукции, но это в общем и целом отвечает обычному ходу бизнеса, когда мы создаем запас продукции перед ее продажей».