RZM Murowa снизила добычу из-за истощения ресурсов с высоким содержанием алмазов

В 2020 году компания RZM Murowa произвела 579 000 каратов алмазного сырья на своих предприятиях в зимбабвийской провинции Мидлендс по сравнению с 685 000 каратов годом ранее.

Сегодня

Экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии снизился на 28,46% в 2020–2021 финансовом году

Общий объем экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии в 2020-2021 финансовом году снизился на 28,46%, до 25,31 млрд долларов по сравнению с 35,37 млрд долларов в 2019-2020 финансовом году, согласно данным, опубликованным Советом по...

Сегодня

GSI открывает новую лабораторию в Джайпуре, Индия

Компания Gemological Science International (GSI) объявила об открытии своей новейшей лаборатории в Джайпуре, Индия. Лаборатория Джайпура будет предлагать все основные услуги GSI.

Сегодня

Бренд Forevermark представляет коллекцию Forevermark Icon™

Forevermark, бриллиантовый бренд De Beers Group, представляет коллекцию Forevermark Icon™, символизирующую характерный мотив бренда, который был неотъемлемой частью его ДНК с момента создания, говорится в пресс-релизе компании, распространенном по этому...

Сегодня

Танзания становится лидером Ассоциации африканских производителей алмазов

Танзания взяла на себя руководство Ассоциацией африканских производителей алмазов (African Diamonds Producers Association, ADPA) после Намибии.

Вчера

Интервью с Рапапортом, алмазным чудаком

27 декабря 2017

Автор: Коулби Николсон (Coleby Nicholson), главный редактор

(jewellermagazine.com) – У Мартина Рапапорта (Martin Rapaport) всегда есть что сказать, когда дело касается бриллиантов. Коулби Николсон встретился с неконформистом отрасли для обсуждения нынешнего состояния международного алмазного рынка.

Мартин Рапапорт - многие люди в отрасли знают это имя, или по меньшей мере узнают его в лицо и по фирменному галстуку-бабочке.

Основатель и председатель правления Rapaport Group, которая издает журнал Rapaport и управляет онлайновой торговой платформой RapNet помимо других товаров и услуг, начал свою карьеру в алмазной отрасли в Антверпене в 1975 году учеником огранщика бриллиантов.

На его странице в Wikipedia отмечено, что в алмазной отрасли его звали «чудаком» и, вероятно, это так.

Я встретился с Рапапортом в июле для обсуждения состояния отрасли и его часто парадоксальных и противоречивых точек зрения по различным вопросам отрасли.

Он сразу же заявил, что алмазная отрасль находится в масштабном «переходном» периоде.

«Вся алмазная отрасль уравновесилась, она не расширяется, - говорит он. – Можно сказать, что пирог уменьшается и люди борются за маленькие кусочки пирога».

Рапапорт объясняет, что для этого есть несколько причин, первой из которых является тот факт, что бум в Китае стих несколько лет назад.

«Кроме того, рынок Соединенных Штатов стал более разборчивым, - продолжает он. - Европа ушла, а с ценами на нефть ушли и ОАЭ, - когда я говорю «ушли», я имею ввиду, что эти рынки не являются движущей силой спроса на бриллианты».

Рапапорт также отмечает, что существует некоторая озабоченность тем, что недавно проданные объемы сырых алмазов примерно на US$1,8 млрд, поступают сейчас на индийский рынок.

«Похоже, поступает много алмазов, и нет роста спроса на бриллианты, - говорит он. – Поэтому есть опасения, что уровни складских запасов слишком высокие, но опять же, мы разговариваем здесь сейчас в июле-августе, а не за горами рождественский сезон, когда спрос, особенно в декабре, может утроиться или, по меньшей мере, удвоиться по сравнению со спросом в остальное время года.

Развитие потребности

Отрасль, может быть, находится в режиме ожидания, но Рапапорт говорит, что есть оптимизм в отношении следующего года, а также на долгосрочную перспективу, и что у потребителей происходит много изменений.

«Соединенные Штаты составляют примерно 51 процент от рынка на сумму US$42 млрд – это бриллиантовые ювелирные изделия с металлом. Rapaport Group ожидает, что рынок Соединенных Штатов, вероятно, значительно вырастет в следующем году», - объясняет он.

«Проблема культа потребления в Соединенных Штатах поразительная. Прежде всего, есть поколение двухтысячных – миллениалы, которые имеют совсем другой вид потребительского спроса. Миллениалы в основном сосредоточивают свое внимание на трех вещах: впечатлениях, изготовлении по заказу – их кольца должны немного отличаться, но это не означает полную кастомизацию, и наконец, на чрезвычайном клиентском обслуживании», - говорит Рапапорт.

Кроме этого, он прогнозирует растущий интерес миллениалов к вопросам социальной ответственности.

«При таком культурном сдвиге в спросе в Соединенных Штатах появляется то, что я бы назвал поколением «мы», - объясняет Рапапорт.

«Все становится общинным и социальным. Поэтому идея о том, что люди хотят знать, откуда происходят их камни, будет развиваться, и я думаю, это усилит конкуренцию», - отмечает он.

Рапапорт предвидит время, когда покупатели будут покупать, исходя из того, предлагает ли ритейлер бриллиант из «хорошего источника».

«Парень подойдет и скажет: «Мои бриллианты из очень хорошего источника», а я пойду в другой магазин и скажу: «Тот парень сказал мне, что его бриллианты из очень хорошего источника, а что насчет ваших»? Посмотрите на историю сертификатов Triple Excellent Геммологического института Америки (GIA). Ведь раньше не было никакой оценки огранки. Люди не спрашивали о качестве огранки, а сейчас качество огранки выходит на первый план и все его требуют», - рассказывает Рапапорт.

Вопрос этики

Рапапорт, сыгравший существенную роль в создании Кимберлийского процесса (Kimberley Process, КР), добавляет, что одной из самых крупных озабоченностей в настоящее время является использование Кимберлийского процесса для «зеленой отмывки» компаний (создания ложного впечатления об их экологической ответственности – прим. ред.).

«Компании и страны говорят: «У меня есть сертификат Кимберлийского процесса, и поэтому я соответствую требованиям по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем, или по борьбе с финансированием терроризма», а это попросту неправда, - объясняет он. – Отрасль все еще говорит неправду об эффективности сертификатов Кимберлийского процесса, что касается борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем. Я считаю это огромным риском для репутации отрасли, потому что, как вы видите, происходит все больше террористических актов».

«Я не обвиняю никого в чем-то особом, но я говорю, что отрасль виновата, и я считаю, что люди в отрасли, которые говорят, что Кимберлийский процесс защищает отрасль от отмывания денег, полученных преступным путем, и финансирования террористов, говорят неправду», - продолжает Рапапорт.

Когда Рапапорта спросили, оказывает ли такой вопрос какое-то реальное значительное влияние на розничных ювелиров, принимая во внимание то, что потребители, в частности, в Австралии, редко спрашивают, имеет ли бриллиант этические источники поставок, он твердо заявляет, что это должно быть приоритетом для каждого.

«В чем разница между собакой и руководителем? – спрашивает он. - Собака обнюхивает всякий зад, чтобы понять, куда идти, а лидер говорит: «Погодите, вот куда нам надо идти». Тот факт, что потребители не спрашивают об этом, не является причиной для того, чтобы отрасль была неэтичной», - говорит он.

«Являемся ли мы лидерами? Являемся ли мы этической отраслью? Если вы мне скажете: «Ну, на самом деле мы не являемся, потому что мы должны быть этической отраслью, если только наши покупатели попросят об этом», то это неприемлемо по стандартам Рапапорта. Второе, если, упаси Бог, возникнет проблема, то это не только репутационный риск, а огромный урон, который будет нанесен, поскольку правительства начнут к нам присматриваться. Тогда люди начнут говорить, что вы делаете? Я считаю, это мудро опережать события, и мы всегда должны навести порядок в доме до того, как люди начнут жаловаться», - рассуждает Рапапорт.

С вопросами этики и прозрачности связаны вопрос о сертификатах бриллиантов с «завышенной оценкой» и возможность нанести серьезный вред доверию потребителей.

Справедливо будет сказать, что Рапапорт вышел на тропу войны против этого в 2014 году после запрета регистрации сертификатов EGL (Европейской сертификационной лаборатории) на RapNet.

Примерно через три года после этого убежден ли Рапапорт, что сертификаты стали более прозрачными?

«Я считаю, отстранение EGL было положительным шагом. Выражалось недовольство тем, что мы сокращаем свой доход, но основной вопрос относительно честности и репутации и понимания того, что отрасли нужно поддерживать свою репутацию, остается, - говорит он. - Я думаю, что ситуация с вопросом о завышенной оценке, определенно, улучшилась, потому что люди поняли, что мы не поддерживаем это, и когда мы прекратили поддерживать такие виды сертификатов, они на самом деле в большей или меньшей мере закрылись».

Природные бриллианты против синтетических бриллиантов

Тем не менее, Рапапорт считает, что многие другие «проблемы» по-прежнему остаются в отрасли.

Одним из главных новых явлений, влияющих на традиционную отрасль природных бриллиантов, является рост распространения синтетических бриллиантов.

Рапапорт говорит, что потребительская прозрачность здесь тоже имеет значение - несмотря на мощные маркетинговые кампании, синтетические бриллианты не идентичны природным бриллиантам.

«Это фундаментальная проблема, потому что потребители введены в заблуждение идеей о том, что синтетические бриллианты идентичны, в то время как они не идентичны, потому что им не присуща редкость природных бриллиантов», - объясняет он.

Рапапорт считает, что никогда не будет дефицита синтетических бриллиантов, утверждая, что их производство будет только расти, что неизбежно приведет к коллапсу цен.

По его мнению, это является проблемой для ритейлеров, потому что они смогли бы продавать синтетические бриллианты сегодня за US$10 000, но поскольку затраты на производство падают, через 10 лет такой камень будет стоить US$100.

«И если ваш покупатель опять к вам зайдет, то это будет выглядеть так, словно его обманули, - утверждает Рапапорт. – Поэтому, если ритейлеры хотят продавать синтетические бриллианты, им нужно говорить своим покупателям, что цены на эти вещи, вероятно, упадут значительно больше, чем на природные бриллианты».

Хотя это может быть верно, Рапапорт говорит, что производители природных бриллиантов не доносят надлежащим образом до покупателей мысль о «стоимости природного бриллианта ввиду его редкости».

«Единственно, что хорошо в отношении синтетических бриллиантов, так это то, что они дали пинка производителям природных бриллиантов. И я думаю, что это замечательно, - утверждает он. – Давно пора алмазодобывающим компаниям взять на себя ответственность за свой продукт, потому что именно они по существу забирают прибыли».

Но Рапапорт говорит, что вопрос этот является сложным и ссылается на недавнее заявление Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) о том, что он вносит вклад в размере US$2 млн в Ассоциацию производителей алмазов (Diamond Producers Association) - международную группу, поддерживаемую алмазодобывающими компаниями и созданную для видового продвижения природных бриллиантов.

«Я думаю, глупо давать US$2 млн алмазодобывающим компаниям только на то, чтобы, скажем, собрать отрасль и продвигать природные бриллианты», - говорит Рапапорт. - Существует большой спрос на эти [природные] бриллианты за счет их продвижения частным [не алмазодобывающим] сектором отрасли. Как вы думаете, поставщики алмазов собираются снизить свои цены или поднять их?» – спрашивает он.

«История алмазной отрасли, если начать активно заниматься видовым продвижением бриллиантов, показывает, что алмазодобывающие компании поднимают цены и что вы, следовательно, создаете более высокие цены для себя», - утверждает Рапапорт.

Рапапорт считает, что так же, как отрасль не должна поддерживать синтетические бриллианты, если нет желания в такой поддержке, отрасль не должна поддерживать и видовую рекламу природных бриллиантов, если нет уверенности в том, что результаты инвестиций в такую рекламу будут доступны для тех, кто делает инвестиции.

«Не сажайте деревья, если кто-то другой съедает ваши плоды, - говорит он. – Если частный сектор – не алмазодобывающий сектор - тратит деньги на видовую рекламу бриллиантов, а алмазодобывающие компании повышают цену, то это неразумно. Я хочу сказать, что люди, конечно, вольны выбрасывать деньги на ветер, без проблем, но это несправедливо. Поэтому если мы тратим деньги, продвигая бриллианты, мы должны получать результаты от наших денег, и мы не должны наблюдать рост цен на алмазы».

Подводя итог своей оценке нынешнего состояния алмазной отрасли, Рапапорт сказал, что это период переоценки, изменения конфигурации и переделки.

«Это вместе с тем не означает, что не происходит много интересных изменений», - говорит он в заключение.

О, и естественно, галстук-бабочка был на месте.

Мартин Рапапорт является основателем Rapaport Group, международной сети компаний, которая предоставляет ряд продуктов и услуг. Считается, что Rapaport Price List произвел революцию в алмазной торговле, предоставляя независимые ориентиры, которые использует глобальная алмазная отрасль с целью стандартизации, сравнения цен и ведения переговоров по ним.