Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

16 апреля 2021

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

16 апреля 2021

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

16 апреля 2021

Tharisa готова выполнить план по производству МПГ

Компания Tharisa с двойным листингом, имеющая предприятия в Южной Африке, намерена выполнить свой годовой план по производству металлов платиновой группы (МПГ) благодаря устойчивым производственным показателям, способствующим сильной ценовой...

16 апреля 2021

Endiama увеличит ежемесячную добычу алмазов на проекте Лунинга

Согласно сообщениям СМИ, проект Лунинга (Lunhinga), принадлежащий ангольской государственной алмазной компании Endiama, должен увеличить ежемесячную добычу алмазов с нынешних 10 000 каратов до 20 000 каратов.

15 апреля 2021

ZCDC нужна опытная алмазодобывающая компания в качестве партнера по совместному предприятию

26 октября 2017

Автор: Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa)

(The New Zimbabwe) – Хотя Зимбабве участвовала в добыче алмазов через компанию Murowa Diamonds, а также через законсервированную River Ranch, именно открытие алмазного месторождения Маранге (Marange), состоявшееся более десятилетия назад, привлекло большое мировое внимание, в большой степени по незавидным причинам.

Лицензии на ведение добычи на обширных алмазных месторождениях получили много компаний, причем некоторые из них не имели опыта работы по добыче алмазов в прошлом. Эти компании позднее были обвинены в выкачивании денег, полученных от алмазов с Маранге, а некоторые неправительственные организации, например, Global Witness, выдвинули обвинения против Хараре. Но правительство эти обвинения отмело.

Кимберлийский процесс (Kimberley Process, КР), международная организация, контролирующая работу алмазной отрасли, вынуждена была в 2009 году наложить ограничения на торговлю алмазами из Зимбабве. Но власти Хараре выполнили минимальные требования КП и в ноябре 2011 года получили разрешение на экспорт алмазного сырья с месторождения Маранге.

В прошлом году президент Роберт Мугабе (Robert Mugabe) выдвинул обвинение в том, что из $15 млрд, полученных от реализации алмазов с начала их добычи на Маранге, в казначейство были направлены всего лишь $2 млрд, в то время как по остальной сумме отчета нет.

Позднее власти Хараре создали Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC) с целью стимулирования «прозрачности и прекращения контрабанды». Правительство полагало, что компании, работавшие в Маранге, объединятся и создадут совместное предприятие с новой государственной компанией. Но они отвергли это предложение, а некоторые из них обратились в суд, оспаривая решение Хараре вытеснить их с участков земли, отведенных им под разработку недр. На момент написания этой статьи, ZCDC добывает алмазы на месторождении Маранге без какого-либо партнера по совместному предприятию.

Бывший министр финансов Патрик Чинамаса (Patrick Chinamasa) сказал в июле, что «объем добычи алмазов компанией ZCDC в первом полугодии 2017 года составил 1,1 млн каратов против 690 000 каратов, произведенных в предыдущем году». Но в данных, опубликованных КП в начале этого года, указывается, что страна произвела 2,1 млн каратов в 2016 году стоимостью $105 млн, что противоречит цифрам Хараре.

Сколько бы алмазного сырья ни добыла ZCDC в прошлом году, нет сомнений в том, что она сработала бы гораздо лучше, имея опытную алмазодобывающую компанию в качестве партнера по своему совместному предприятию. Здесь я имею в виду компанию с отслеживаемой историей ведения добычи алмазов, не говоря уже о квалификации и ресурсах. Хотя есть несколько хороших юниорских компаний и алмазодобывающих компаний среднего уровня, на ум приходят три компании, имеющие глобальный масштаб деятельности, и это Rio Tinto, De Beers и российская АЛРОСА.

Rio Tinto

Rio Tinto вошла в тогдашнюю Южную Родезию (сейчас Зимбабве) в 1956 году как Rio Tinto Southern Rhodesia Limited. Ее первоначальное предприятие в этой стране было на месторождении никеля Эмпресс Никель (Empress Nickel) в Кадоме. Это было первое из глобальных предприятий Rio Tinto, согласно информации, размещенной на веб-сайте RioZim.

После нескольких лет добычи никеля, меди, угля и других полезных ископаемых Rio Tinto начала программу геологоразведочных работ в Зимбабве в начале 1990-х годов, сосредоточив свое внимание только на алмазах. Геологоразведка дала результаты в 1997 году, когда компания обнаружила три алмазоносных кимберлитовых трубки на участке Мурова (Murowa), расположенном в юго-западной части Зимбабве примерно в 450 км от столицы Хараре.

Rio Tinto ушла из страны в 2015 году, когда продала компании RZ Murowa Holdings свою 78-процентную долю в Murowa Diamonds, а также свою 50-процентную долю в Sengwa Colliery. Хотя Жан-Сабастьян Жак (Jean-Sebastien Jacques), новый руководитель группы, как сообщали, стремится возродить алмазное подразделение Rio Tinto, компания постепенно сократила свою деятельность в области алмазодобычи в пользу добычи меди, железной руды и алюминия.

Поэтому в настоящее время у нас остается два варианта: De Beers и АЛРОСА. На долю De Beers и АЛРОСА в настоящее время приходится примерно 39 процентов и 28 процентов мирового объема производства алмазов по стоимости и 22 процента и 26 процентов по объему, соответственно, согласно данным алмазного аналитика Пола Зимниски (Paul Zimnisky).

De Beers

De Beers, материнской компанией которой является Anglo American, была создана Сесилем Джоном Родсом (Cecil John Rhodes) в 1888 году, и она в свое время подумывала о Маранге еще до того, как стало известно, что на алмазном месторождении имеются огромные запасы аллювиальных алмазов. Группа прибыла в Зимбабве в 1993 году и покинула страну в 2006 году. Она впервые провела геологоразведочные работы на участке Маранге в конце 1990-х годов.

В марте 2010 года бывший представитель компании Линетт Гулд (Lynette Gould) сообщила отраслевому информационному агентству Rough & Polished, что De Beers вернула лицензии на разработку месторождения Маранге зимбабвийскому правительству, потому что месторождение не соответствовало профилю других видов деятельности этой группы в других районах на юге Африке. De Beers сосредоточила свое внимание на геологоразведке коренных месторождений и считала, что лучше было бы инвестировать ресурсы в другие перспективные участки, более подходящие для ее коммерческих целей.

Компания также утверждала, что власти Хараре создали обстановку неопределенности вокруг статуса и будущего концессии и что в 2006 году участок разрабатывался «неуправляемыми пришлыми старателями».

Тогдашний министр горнодобывающей промышленности Оберт Мпофу (Obert Mpofu) заявлял, что алмазодобывающий гигант «разворовал» тонны драгоценных камней из страны за 15 лет, не уведомляя власти об алмазах. De Beers отвергла это обвинение, назвав его «неслыханным».

«Если бы мы добывали «тонны» алмазов в течение 15 лет, в Маранге после этого действительно остался бы очень большой карьер. Индустриальную добычу такого масштаба было бы невозможно замаскировать, не говоря уж о том, чтобы держать ее в секрете, - сказала Гулд в марте 2010 года. – В заключение хочется сказать, что данные голословные утверждения не только являются возмутительными и неслыханными, но и не подкрепляются какими-либо свидетельствами».

Поэтому нет смысла предполагать, что нынешнее правительство когда-либо создаст совместное предприятие с De Beers, не говоря уже о том, что в 2006 году De Beers пришла к выводу, что для нее лучше инвестировать в перспективные участки, более всего подходящие для ее «коммерческих целей».

Я коснусь De Beers позднее в этой статье, но уже о ее партнерстве с Габороне, для того, чтобы показать, как совместное предприятие может быть благом для любой экономики при успешном управлении.

Россияне

АЛРОСА - это российская и в настоящее время крупнейшая в мире алмазодобывающая компания с точки зрения объема добычи. В прошлом году она произвела 37,4 млн каратов алмазов по сравнению с 27,3 млн каратов, добытых De Beers. Кроме России, у компании также есть предприятия в Африке, в основном в Анголе.

У нее имеется доля в 32,8 процента в Катоке (Catoca), и она планирует увеличить свою долю в этом руднике до 41 процента. Катока производит около 80 процентов годового объема производства алмазов Анголы. В прошлом году страна добыла 9,02 млн каратов на $1,1 млрд, судя по последним данным Кимберлийского процесса.

В этом году АЛРОСА и Endiama также подписали международный инвестиционный контракт по месторождению Луаше (Luaxe) и нотариально заверили создание предприятия по разработке месторождения Луаше. Луаше считается одним из крупнейших кимберлитовых месторождений в Анголе с прогнозируемым годовым объемом производства алмазов от 8 млн до 10 млн каратов. Компания обработала геологические и геофизические данные в Анголе в рамках соглашения о техническом сотрудничестве с Endiama.

Россияне также провели специальные исследования и выявили шесть перспективных участков, включая восточную часть Зимбабве, Ботсвану, южную часть Конго и Танзанию.

«На основе комплексного анализа территорий Ботсваны и Зимбабве выделены площади, перспективные для проведения алмазопоисковых работ, для каждой площади оценен ресурсный потенциал коренной алмазоносности, даны рекомендации по проведению оптимального комплекса поисковых работ», - заявила компания в своем годовом отчете за 2016 год.

В Ботсване компания АЛРОСА через Sunland Minerals - свое совместное предприятие с Botswana Diamonds - провела комплексный анализ минералогических данных на площадях в районе кимберлитового поля Орапа (Orapa), и были даны рекомендации по направлению поисковых работ на алмазы.

Она заявила, что также был проведен анализ алмазоносности Республики Сьерра-Леоне, в результате чего были выделены перспективные площади, рекомендованные для выполнения рекогносцировочных, поисковых и разведочных работ. Поэтому, в отличие от De Beers, АЛРОСА заинтересована в Маранге, как показано в ее годовом отчете за 2016 год, что дает хорошее стартовое положение для создания потенциального совместного предприятия.

Формула работы

Модель, применяемая компанией De Beers в странах, где она имела алмазодобывающие предприятия, может быть принята в Зимбабве, если ZCDC согласится работать с АЛРОСА. De Beers, у которой есть предприятия в Ботсване, Канаде, Намибии и ЮАР, сообщила в прошедшем мае, что в 2016 году она увеличила свои отчисления правительствам, сообществам, партнерам по цепочке поставок и своим партнерам по совместным предприятиям на 26 процентов, до $5 млрд. Компания заявила, что это осуществлялось через налоги, оплаты за товары и услуги и дивиденды.

Эта группа также продала алмазы на $1,4 млрд местным компаниям, занимающимся огранкой и полировкой бриллиантов в странах, где она ведет добычу, в рамках своей стратегии проведения бенефикации внутри страны, и это более чем на 70 процентов больше по сравнению с 2015 годом. Товары и услуги на сумму свыше $1 млрд были приобретены компанией в 2016 году в странах, где она ведет добычу, что на три процента больше, чем в предыдущем году.

В Ботсване те, кто пишет историю добычи алмазов, не может игнорировать вклад, внесенный De Beers через ее партнерство с Габороне на протяжении пяти десятилетий. Эта группа и правительство Ботсваны управляют совместным предприятием (50/50), известным как Debswana, которое также является основным производителем алмазов в стране. Каждая из сторон также владеет 50-процентной долей в Diamond Trading Company Botswana (DTCB), которая занимается сортировкой и оценкой алмазов, добытых компанией Debswana.

«Это одно из самых продолжительно существующих государственно-частных партнерств в мире, - заявила De Beers в своем отчете о социальном влиянии на Ботсвану, вышедшем в 2014 году. – Начавшись с горной добычи, это партнерство затем расширило свою деятельность дальше по цепочке стоимости до сортировки, оценки и продажи алмазов в Ботсване».

«Это в конечном счете привело к переводу деятельности по международным продажам компании De Beers - De Beers Global Sightholder Sales (DBGSS) - из Лондона в Габороне в конце 2013 года. Успех партнерства и значение этого успеха для роста Ботсваны обусловлено общим пониманием как правительства, так и De Beers того, что алмазы являются уникальными и требуют перспективного подхода», - говорится в отчете.

Партнерство зарегистрировало поступления почти на $7 млрд в 2014 году, из которых $4 млрд принесли пользу экономике. Это равнозначно 25 процентам годового ВВП Ботсваны.

«Вместе с налогами, роялти и дивидендами общее распределение поступлений от этого партнерства правительству представляет значительную часть его общих поступлений, полученных в 2014 году», - заявила De Beers.

«Эти поступления помогают обеспечивать занятость и поддерживать повышение квалификации, что в значительной мере осуществляется этим партнерством. В общей сложности партнерство создало свыше 34 000 рабочих мест в Ботсване. Напрямую оно обеспечило занятость почти 8 000 человек в 2014 году, из которых 96 процентов были гражданами Ботсваны, включая почти 85 процентов руководства».

Нельзя игнорировать огромное влияние данного партнерства на экономику Ботсваны, и я считаю, что того же самого можно достичь в Зимбабве, если ZCDC установит партнерские отношения с такой компанией, как АЛРОСА, которая может бросить вызов компании De Beers с точки зрения квалификации и ресурсов.

Можете считать меня наивным, если хотите, но при прозрачности, поддержании хорошего управления и при политической воле ZCDC может быть хорошим источником столь необходимых поступлений, которые помогут воскресить раздробленную экономику.

У Зимбабве есть потенциал, как ясно показала работа компании АЛРОСА в восточных районах. Уолтер Чидаква (Walter Chidhakwa), министр горнодобывающей промышленности, также сказал в прошедшем феврале в интервью агентству Rough&Polished, что они проводят некоторые геологоразведочные работы вокруг Хараре на участках Чихота (Chihota), Чиманимани (Chimanimani) и Пенхалонга (Penhalonga). Говорят, что примерно четыре кимберлита считаются алмазоносными на этих участках.

У меня нет сомнений в том, что совместное предприятие a ZCDC/АЛРОСА избавит от разочарования, вызванного добычей алмазов в Маранге. АЛРОСА недавно назначила Владимира Марченко вице-президентом, который будет курировать деятельность компании в Африке.

«У стран юга Африки есть большой потенциал для открытия новых месторождений, - сказал президент АЛРОСА Сергей Иванов. – Я уверен, что опыт и профессионализм Владимира Марченко помогут компании добиться поставленных целей».

Это показывает, насколько решительно настроена компания в отношении своей деятельности в Африке, и хорошо, что Зимбабве тоже оказалась в поле ее зрения.

Ангола воспользовалась плодами работы с АЛРОСА, и ее годовой объем производства алмазов должен повыситься с нынешних 9 млн каратов почти до 20 млн каратов в 2019 году. У ZCDC прекрасный партнер в лице АЛРОСА, уже проявившей интерес к этой стране, и компании ZCDC не следует соблазняться привлечением аферистов, выдающих себя за алмазодобытчиков.

Мэтью Няунгуа имеет степень кандидата наук по журналистике и исследованиям в средствах массовой информации Университета Родса (Rhodes University) в ЮАР и в качестве журналиста освещает вопросы, связанные с добычей полезных ископаемых. E-mail: mathreal82@gmail.com