Emerald Jewel планирует расширение торговых точек Jewel One

Компания Emerald Jewel Industry India Ltd, расположенная в городе Коимбатур на юге Индии, планирует расширить свою розничную сеть по всему штату за счет своих фирменных магазинов.

Сегодня

Производство золота в компании Rio Zim упало на 27%, никелевый завод остается законсервированным

Компания Rio Zim сообщила, что в 2020 году производство золота у нее снизилось на 27%, до 1,21 тонны с 1,66 тонны в предыдущем году.

Сегодня

RZM Murowa снизила добычу из-за истощения ресурсов с высоким содержанием алмазов

В 2020 году компания RZM Murowa произвела 579 000 каратов алмазного сырья на своих предприятиях в зимбабвийской провинции Мидлендс по сравнению с 685 000 каратов годом ранее.

Вчера

Экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии снизился на 28,46% в 2020–2021 финансовом году

Общий объем экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии в 2020-2021 финансовом году снизился на 28,46%, до 25,31 млрд долларов по сравнению с 35,37 млрд долларов в 2019-2020 финансовом году, согласно данным, опубликованным Советом по...

Вчера

GSI открывает новую лабораторию в Джайпуре, Индия

Компания Gemological Science International (GSI) объявила об открытии своей новейшей лаборатории в Джайпуре, Индия. Лаборатория Джайпура будет предлагать все основные услуги GSI.

Вчера

Бенефикация в алмазной отрасли: Канада

24 октября 2017

Автор: Эхуд Арие Ланиадо (Ehud Arye Laniado)

(ehudlaniado.com) – В большой и богатой ресурсами Канаде алмазы составляют сравнительно небольшую часть от общего объема экспорта природных ресурсов. Канада является основным экспортером золота, никеля, урана, древесины, и, вероятно, удивительно то, что она обладает вторыми крупнейшими в мире запасами нефти в западной части страны. В 2015 году Канада экспортировала природные ресурсы на $231 млрд. Объем экспорта алмазов составил $2,4 млрд, всего лишь один процент от объема экспорта природных ресурсов. Канадские алмазные месторождения расположены в некоторых самых северных и часто необитаемых местах этой огромной страны. Поэтому, хотя влияние алмазов на экономику в целом было довольно небольшое, они имеют важное значение для устойчивого развития многих северных поселков. Эти небольшие города и деревни страдают от суровой погоды и отсутствия возможностей для работы, поэтому алмазы помогали им достичь успехов в последние 15 лет.

Алмазы впервые были открыты в Канаде в 1991 году в таком месте, в котором мало кто ожидал наличие кимберлитовых включений. Добыча на руднике Экати (Ekati), который находится в эксплуатации до сих пор, началась в 1998 году. в следующем после него году крупный рудник по добыче золота под названием «Гигантский рудник» (Giant mine) закрылся после более пятидесяти лет горной добычи на нем. это был крупный удар по экономике региона, где ведется широкая добыча полезных ископаемых, и алмазодобыча помогла сохранить город Йеллоунайф (Yellowknife), столицу Северо-Западных территорий. В Канаде примерно 87 процентов 36-миллионного населения живет и работает примерно в 160 км от границы с Соединенными Штатами. Это делает Йеллоунайф, расположенный в 2 000 км севернее границы с США, мягко говоря, очень отдаленной территорией. Северо-Западные территории, где сосредоточена бόльшая часть добычи алмазов в Канаде, имеет население всего 44 000 человек на территории площадью 1,34 млн квадратных километров. Алмазы являлись основным источником занятости и налоговых поступлений для этой области, старающейся из всех сил получить выгоду от своей ресурсной базы.

Попытки Канады развить свою собственную отрасль огранки и полировки имеют противоречивые, но в основном разочаровывающие результаты. В Канаде правительства провинций или территорий имеют большую автономию по принятию законов и правил в рамках своей юрисдикции. Это привело к существованию разных правил в тех трех разных провинциях, где в настоящее время добываются алмазы, и вызвало появление конкурирующих интересов у производителей бриллиантов в нижней части алмазопровода в стране. Но в двух из этих трех провинций, где ведется добыча алмазов, местные правительства обязуют алмазодобывающие компании продавать до 10 процентов добытых алмазов по стоимости местным компаниям-производителям бриллиантов, предполагая, что такой спрос действительно существует. На самом деле спрос гораздо меньше 10 процентов, и местная отрасль огранки не сдвинулась с мертвой точки за более чем 15 лет.

В самом начале добычи алмазов в Канаде многие компании ринулись воспользоваться этой возможностью. В Йеллоунайфе вырос рабочий поселок, метко названный «Алмазным рядом» (Diamond Row), состоящий из нескольких зданий, расположенных рядом с городским аэропортом. Несколько крупных компаний появились в этой местности с большими перспективами, включая компанию Laurelton, занимающуюся огранкой алмазов и принадлежащую Tiffany & Co. но скоро стало ясно, что близость к алмазам не является устойчивым конкурентным преимуществом. В Северной Канаде удаленность делает доставку большинства товаров и услуг очень дорогим делом. Это означает, что затраты почти на все, включая зарплаты, очень высокие, делая дорогим и неконкурентным все, начиная с затрат на строительство фабрики и заканчивая ежедневной деятельностью.

В течение многих лет местное и федеральное правительства охотно субсидировали фабрики, которые теряли деньги, для поддержания жизнеспособности отрасли. Но это не привело к ее устойчивости, и многие фабрики закрылись сразу после отмены субсидий, включая и фабрики многих престижных производители бриллиантов, как, например, Tiffany и Arslanian Frères. Хотя для местной отрасли имелись алмазы в больших количествах, она не получала никакой скидки в цене на алмазы, а у алмазодобывающих компаний были свои собственные внутренние рыночные цены, которые вынуждены были платить местные огранщики. Несмотря на большой доступ к алмазам, затраты на производство бриллиантов в Канаде были в восемь с лишним раз выше, чем в Индии.

«Алмазый ряд» стал тревожным символом провала политики по развитию гранильной отрасли в Канаде. Хотя некоторые фабрики оставались открытыми, большинство их закрылось, а многие несколько раз переходили из рук в руки. Но недавние новости снова вдохнули некоторую жизнь в эту отрасль после того, как Almod Diamonds объявила о своем намерении открыть фабрику в старом здании компании Laurelton в 2017 году. компания Crossworks Manufacturing, принадлежащая HRA Group, тоже добилась в последнее время успехов в работе трех своих производственных площадок в стране. Их последняя фабрика по производству бриллиантов была построена в провинции Онтарио, чтобы пользоваться алмазами, поступающими с рудника Виктор (Victor) компании De Beers.

Критики также указывают на то, что гранильная отрасль как в прошлом, так и в настоящем, не создала рабочих мест для канадских рабочих, как первоначально было обещано. Ссылаясь на нехватку обученных местных рабочих, многие фирмы привлекли сторонних огранщиков из Албании и Вьетнама. Льготные условия для иностранных рабочих в Канаде позволяли продолжать это бесконечно, и местные рабочие практически не могли воспользоваться данной возможностью трудоустройства. В одном случае албанским рабочим были предоставлены щедрые пособия для покупки зимней одежды и верхней одежды для суровой северной зимы. Поскольку в то время было лето, многие рабочие отправили деньги домой своим семьям, и оказались совершенно неподготовленными к зиме, когда она наступила.

Вероятно, достоинством, которое перевешивает все недостатки гранильной отрасли, стало брендирование канадских бриллиантов. В стране продается несколько разных брендов, и они предлагаются как добытые, ограненные и полированные в Канаде. Канадцы - очень большие националисты, и эти бриллианты стали успешно продаваться, несмотря на более высокую стоимость, чем камни, изготовленные за рубежом. При этом для целей маркетинга ритейлеры могут использовать экологические данные канадских рудников, зарплаты, выплачиваемые рабочим, и вообще «чистую» репутацию алмазной отрасли в стране. Это помогает небольшому числу фабрик создавать для себя нишу на рынке, и отрасль до сих пор поддерживает свою устойчивость.

Такие бренды, как «Fire and Ice» («Лед и пламя»), «Glacier Fire» («Огонь ледника»), «Ice White Diamonds» («Белый как лед бриллиант»), «Canada Goose» («Канадская казарка») и «Canada Pride» («Гордость Канады»), нашли хороший спрос у канадских потребителей. Правительство также ввело добровольный этический кодекс, обеспечивающий производителям возможность отслеживать цепочку ответственной поставки алмазов и бриллиантов под своим брендом. Это дает потребителям возможность убедиться, что они покупают канадский бриллиант.

Бенефикация в Канаде дала миру несколько ценных уроков. Невозможно заставить существовать гранильную отрасль – она, скорее, должна развиваться по веской бизнес-причине или стратегии. Близость к ресурсам и гарантия постоянной поставки имеет важное значение, но этого может быть не совсем достаточно для развития отрасли, когда существует давление со стороны других затрат. В Канаде стратегия брендирования определенно сработала для того, чтобы создать нишу у канадских потребителей. Следующий шаг для них – посмотреть, как эти бренды будут распространяться на остальную часть мира.

Несмотря на некоторые неудачи, все же можно сказать, что добыча алмазов в Канаде дала огромные возможности районам, имеющим ограниченные возможности, и налоговые поступления продолжают поддерживать правительства на разных уровнях. По данным Кимберлийского процесса (Kimberley Process), в 2016 году Канада экспортировала алмазов на сумму около $1,4 млрд. принимая во внимание роялти в десять процентов, алмазодобыча ежегодно приносит стране свыше $100 млн. С начала горной добычи в Канаде свыше $10 млрд были инвестированы в развитие и работу четырех алмазных рудников. Недавно были открыты два новых рудника с большим сроком службы, и еще много рудников находятся на ранних стадиях разработки. Алмазную историю в Канаде еще предстоит написать, и, вероятно, те, кто определяет политику, могут извлечь уроки из успехов и неудач последних 15 лет.