Botswana Diamonds продвигается вперед на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на биржах AIM и BSE, сообщила, что первоначальные данные анализа образцов, полученных в ходе кампании бурения на ее алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке, являются положительными...

Сегодня

Судан увеличил производство золота в первом полугодии благодаря сокращению контрабанды

По официальным данным, добыча золота в Судане выросла до 30,3 тонны в первой половине 2021 года по сравнению с 15,6 тонны за тот же период годом ранее, поскольку власти сократили незаконную трансграничную торговлю.

Сегодня

Gemfields увеличила добычу изумрудов в первом полугодии

Компания Gemfields произвела 10,34 млн каратов драгоценных камней, включая изумруды и бериллы, на принадлежащем ей на 75% изумрудном руднике Кагем (Kagem) в Замбии в первой половине года по сравнению с 9,38 млн каратов годом ранее.

Вчера

За первые четыре месяца 2021 года Ангола произвела 3,1 млн каратов алмазного сырья

Согласно сообщениям СМИ со ссылкой на правительственного чиновника, за первые четыре месяца 2021 года Ангола произвела 3,1 млн каратов алмазов. За аналогичный период прошлого года в стране было добыто 5,3 млн каратов алмазов.

Вчера

Геологи приступили к добыче алмазоносной руды на Попигайском месторождении

Новосибирские геологи приступили к добыче алмазоносной руды на Попигайском месторождении, являющемся самым крупным скоплением залежей алмазов на планете, пишет интернет-ресурс ksonline.ru.  

Вчера

Global Witness вызывает у AWDC сильное раздражение из-за отчета, «повторно использующего бессодержательную информацию» по алмазам на Маранге

02 октября 2017

Global Witness выпустила отчет о зимбабвийских алмазах с месторождения Маранге (Marange), который, по справедливости говоря, не содержал ничего такого, чего бы не было в общем доступе.

Он не стал потрясающим отчетом, можно сказать, а был простой переработкой устаревших данных.

Как бы там ни было, в отчете делается предположение, что алмазы Зимбабве были оставлены на милость «крайне преданных» служб безопасности страны и политических элит, в основном, в ущерб развитию и демократии.

Хотя в этом утверждении нет ничего нового, в отчете сказано, что огромные алмазные богатства страны используются для финансирования репрессий, и политические лидеры негласно наживаются на торговле алмазами.

Правительство президента Роберта Мугабе (Robert Mugabe) долго оспаривало заявления о том, что алмазы с месторождения Маранге принесли выгоду небольшому числу политически связанных людей и учреждениям, занимающимся вопросами безопасности.

Наоборот, он в прошлом году обвинил ранее существовавшие алмазодобывающие компании в Маранге в расхищении алмазов на сумму $13 млрд с начала производства на огромных алмазных месторождениях в 2006 году.

Затем эти компании были вытеснены со своих участков земли, отведенных под разработку недр, что проложило путь для новой государственной алмазодобывающей компании Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC).

В своем отчете «Дело рук своих» (An Inside Job) организация Global Witness высказала предположение о том, что внушающая страх Центральная разведывательная организация (Central Intelligence Organisation, CIO), шпионское агентство, имела скрытую долю в компании, действующей на алмазном месторождении Маранге.

В отчете говорится, что алмазы, добытые компанией, связанной с CIO, торговались в Антверпене и Дубае.

В нем высказывается предположение, что средства могли использоваться для финансирования политических репрессий.

Эта гражданская организация также высказала предположение о том, что европейские санкции, наложенные на Зимбабве, могли нарушаться из-за продажи трех отгруженных партий алмазов с Маранге в Антверпен, от чего могла получить косвенную выгоду Zimbabwe Defense Industries.

«Компании скрыли свои финансы и утаили свои операции от публичного контроля, спрятав значительные доли в своих компаниях, которыми владеют наводящее ужас Центральное разведывательное управление, зимбабвийская военщина и само правительство», - заявила Global Witness.

Опровержение

Но Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), резко раскритиковал заявление Global Witness о предоставлении торговой платформы для грязных алмазов в период с декабря 2013 года по сентябрь 2014 года.

«Global Witness делает эти заявления на основе заявления зимбабвийского [заместителя министра горнодобывающей промышленности] Гифта Чиманикире (Gift Chimanikire) в зимбабвийском парламенте в декабре 2013 года. Это заявление через месяц было опровергнуто министром финансов Тендаи Бити (Tendai Biti). Эта компания, Anjin, сама никогда не была в списке европейских санкций, - сказано в отчете.


AWDC, представляющий антверпенскую алмазную отрасль, резко отвергает все обвинения, выдвигаемые организацией Global Witness».

Ари Эпштейн (Ari Epstein), главный исполнительный директор AWDC, также сказал, что, когда в 2013 году Европейский союз принял решение снять санкции с Зимбабве, AWDC предпринял несколько инициатив перед принятием решения о том, могут ли зимбабвийские алмазы торговаться на рынке Антверпена или нет.

«Прежде всего, AWDC начал расследование структур, стоящих за горнодобывающей компанией Anjin и другими горнодобывающими компаниями на месторождениях Маранге и Чиманимани (Chimanimani). Результаты этого расследования показали, что не было подтверждения тому, что юридическое лицо ZDI было совладельцем компании Anjin», - сказал он.

AWDC также запросил Кимберлийский процесс (Kimberley Process), сотрудничающую организацию с участием отрасли, правительств и НПО, включая Global Witness до 2011, было ли разрешено по существующим условиям импортировать алмазы, купленные в Зимбабве (Хараре). Ответ Сертификационной схемы Кимберлийского процесса (KPCS) на этот запрос был положительным.

AWDC четко спросил Европейский союз, можно ли импортировать зимбабвийские алмазы в Антверпен и оплачивать их. Европейская комиссия ответила утвердительно на этот запрос.

Поэтому AWDC убежден, что все надлежащие проверки были выполнены в достаточной мере с достаточными гарантиями того, что в Антверпене торговались только неконфликтные алмазы, полностью отвечающие требованиям политики европейских санкций».

Global Witness также заявляла, что точные статистические данные об объемах производства алмазов и торговли зимбабвийскими алмазами утаивались от народа, и в 2013 году парламентский комитет сообщил о «серьезных расхождениях между тем, сколько получает правительство от сектора, и тем, сколько по заявлению алмазодобывающих компаний передано в министерство финансов».

Хараре может согласиться с Global Witness о занижении цифр объемов производства алмазов, но они не согласятся в отношении того, кто за это несет ответственность.

Правительство Мугабе обвинили алмазодобывающие компании в непрозрачной деятельности, а Global Witness высказала обвинение в том, что все сделано Хараре.

Уолтер Чидаква (Walter Chidakwa), министр горнодобывающей промышленности Зимбабве, заявил в прошедшем июле, что группа подозреваемых в расхищении алмазов состряпала обвинение против него, когда он остановил операции по горной добыче на месторождении Маранге в прошлом году.

«Трудно управлять алмазами. Есть люди, которые наживаются на алмазах. Некоторые из них – зимбабвийцы, - привело его слова издание NewsDay.

Не я остановил алмазную добычу компаний в Чиадзве. Это президент Роберт Мугабе ее остановил. Даже министр Мушохве (Mushohwe) знает, что однажды после заседания Кабинета министров президент спросил меня, не боюсь ли я иметь дело с этими горнодобывающими компаниями, а вы же понимаете, что, когда президент так говорит, я должен был принять меры.


Сегодня я хочу дать понять, что, если вы стали участником грабежа, остановитесь. После того, как я их остановил (алмазные компании), они обратились к другим министрам, но министры вернули их ко мне. Некоторые даже плакали в моем кабинете, и мне приходилось давать им салфетку (чтобы вытереть слезы). Некоторые предлагали устранить меня, но Бог нас бережет».

Месторождение Маранге является одним из крупнейших открытий алмазов в Африке в последние годы.

Но Global Witness заявила, что «сейчас на чашу весов брошено» будущее алмазов Зимбабве, поскольку иссякающие запасы требуют бόльших инвестиций от отрасли, для которой характерно «поддерживаемое государством расхищение и недальновидное мышление, при этом ведется конкуренция за то, что осталось от алмазов Зимбабве».

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished