Namdia не будет продлевать спорный контракт на оценку алмазов

Намибийская государственная компания Namib Desert Diamond (Namdia) не будет продлевать контракт Nuska Technologies по оценке алмазов, сообщают местные СМИ со ссылкой на высокопоставленного правительственного чиновника.

Сегодня

COVID-19 подрывает деятельность горнодобывающих компаний ЮАР

Южноафриканский производитель платины компания Wesizwe сообщила, что пандемия COVID-19 серьезно сказалась на использовании двух подземных стволов на ее руднике Бакубунг (Bakubung) в Северо-Западной провинции страны.

Сегодня

Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

16 апреля 2021

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

16 апреля 2021

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

16 апреля 2021

Финляндия приветствует компанию Arctic

05 сентября 2017

Arctic Star считает север Скандинавии гостеприимным местом для геологоразведки алмазов

Автор: Изабел Белджер (Isabel Belger)

(resourceclips.com) – Изабел: Я хотела бы представить Патрика Пауэра (Patrick Power), главного исполнительного директора и президента компании Arctic Star Exploration TSXV:ADD. Привет, Патрик, приятно снова с вами поговорить.

Чтобы дать возможность читателям узнать немного о вас, не могли бы вы рассказать побольше о себе и вашем опыте работе в области геологоразведки полезных ископаемых?

Патрик: Я начал работать в этом виде бизнеса биржевым брокером в 1984 году. Я занимался этим до 1990 года. В это время я встретил человека, который вскоре стал очень преуспевающим в алмазном мире, Чака Фипке (Chuck Fipke). Он открыл месторождение Экати (Ekati), первое алмазное месторождение в Канаде, и он вызвал во мне интерес к алмазам и геологоразведке алмазов. когда я закончил работать на бирже в 1990 году, я стал работать в его компании Kelco Resources и стал там директором. Так я начал заниматься алмазами в Канаде. После этого я работал в компании Montello Resources и стал президентом и главным исполнительным директором. Мы провели много геологоразведочных работ по поиску алмазов с этой компанией с 1993 года по 2000 год, в основном, в Альберте.

Мы открыли месторождение Леджент (Legend) в Альберте с нашим венчурным партнером Canaccord Canada, это компания Rio Tinto. Мы не получили того количества трубок, которое хотели. Поэтому мы с моим партнером Томом Инглингом (Tom Yingling) открыли свою собственную компанию под названием Arctic Star Exploration. Мы начали работу с алмазного проекта в Манитобе с компанией Rio Tinto. Все началось с этого проекта. Мы никогда еще не сталкивались с кимберлитами. Вскоре после этого нам удалось уговорить Бадди Дойля (Buddy Doyle) покинуть Rio Tinto, и он вошел в правление нашей Arctic Star. Это произошло в 1996 году. Бадди Дойль принес с собой проект, который мы назвали Кредит Лейк (Credit Lake). Мы потратили примерно $25 млн на Кредит Лейк за период, я думаю, семь - десять лет. Он шел долго. Он только недавно завершился.

Изабел: Интересно! Это говорит уже немного об истории самой Arctic Star. Поздравляю вас с новым членом правления и вашим новым проектом в Финляндии. Как возникли отношения с Финляндией?

Патрик: Спасибо, мы очень довольны и счастливы по обоим поводам. Примерно в 2006 году Бадди Дойль посмотрел этот проект, за который мы только что взялись в компании. Мы сделали предложение за проценты от него. Но они хотели €12,5 млн за 25% от него, чего мы тогда не могли сделать. Потом наступил 2008 год, и все стало действительно трудным для всех ресурсных компаний, особенно для компаний, занимающихся алмазами. Стало очень, очень трудно.

Рой Спенсер (Roy Spencer), которого можно назвать отцом проекта Циннамон (Cinnamon), в 1996 году открыл трубку имени Гриба, находящуюся в 450 км к востоку в России, будучи президентом Arctic Angel. Она стала рудником, который начал производство примерно два года назад. Но, как всегда в России, его уволили до того, как рудник стал продуктивным. Он отследил химические следы до финской границы, а происхождение всех этих следов было где-то в Финляндии.

Изабел: Что в вас вызывает такой интерес к этому проекту?

Патрик: Раньше там не проводилось геологоразведочных работ. Невозможно сказать о качестве алмазов по результатам химических исследований, но обычно можно сказать о количестве алмазов. Все химические показатели распространялись на 80 километров, и не было ответа, где находится источник. В 2007 году Рой провел первое бурение на этом новом месторождении. Важной частью этого является то, что месторождения обычно имеют минимум 30 и максимум 300 трубок. Хороший потенциал заключается в том, что это первая трубка на новом месторождении и это чрезвычайно важно, так как химические показатели хорошие. Финляндия является прекрасной юрисдикцией. Пару лет назад Институт Фрейзера назвал Финляндию юрисдикцией номер один в мире по ведению горной добычи. Хорошее отношение к геологоразведке и горной добыче!

Что касается инфраструктуры, Блэк (Black) и Уайт Вулф (White Wolf) – это две первые открытые трубки, они на самом деле могут быть одной, потому что их разделяет всего 48 метров, мы узнаем больше об этом после проведения дальнейших геофизических исследований, трубки находятся всего в двух милях от автобусной остановки. По сравнению с Канадой, это поразительная инфраструктура, и это означает, что требуется меньшее содержание для того, чтобы можно было строить рудник. Можно иметь гораздо меньший показатель, чем в северной Канаде, чтобы уже быть продуктивным. Это очень важно! Также это очень стабильная страна, раз она считается юрисдикцией с высоким рейтингом. У нас сейчас в правлении Рой, это человек, который открыл именно это месторождение, когда он был в другой компании. Еще один интересный факт: Рой был первым начальником Бадди Дойля в компании Rio Tinto. Они провели вместе в необжитых районах Австралии два года, занимаясь поисками алмазов. это было свыше 30 лет назад. А сейчас они снова объединились. Так что, группа снова вместе. Это одна из основных причин того, что мы занимаемся этим проектом, благодаря этим взаимоотношениям между Бадди и Роем, Рой захотел, чтобы Бадди руководил этим проектом.

Изабел: Каковы планы в отношении этой воссоединившейся команды сейчас?

Патрик: Мы собираемся туда отправиться. Мы вернемся к Блэк и Уайт Вулф, эти двум трубкам, открытым в 2006 и 2007 годах. Мы проведем некоторые геофизические работы, которые не были проведены 10 лет назад. Мы хотим посмотреть, соединятся ли они, станут ли больше, имеют ли множественные фазы, проведем дополнительное бурение, и т. д. С помощью этих двух трубок, или может быть, это одна трубка, мы потенциально можем сделать рудник. Так что, есть работа на этих первых двух трубках нового месторождения. Мы ожидаем найти намного больше трубок и это интересно, потому что химические данные, касающиеся их, являются динамичными. Этот проект располагает всем, если вы ищите алмазы. Прекрасная юрисдикция, прекрасная инфраструктура, это новое месторождение, и оно имеет историю в одном кратоне с продуктивными рудниками в России.

Изабел: Позвольте мне прервать вас ненадолго. Вы можете объяснить, что такое кратон?

Патрик: Конечно. Кратон – это старый участок континентальной плиты большой толщины, где формируются алмазы. Кимберлитовые трубки образуются, когда магма прорывается через кратон, расширяясь и охлаждаясь на своем пути вверх.

Я действительно рад, что мы получили весь этот исключительный опыт в Arctic Star … Рой был частью команды, открывшей месторождение Орапа (Orapa), второй крупнейший действующий рудник в мире, находящийся в Ботсване. Поэтому у нас есть много положительного опыта в области алмазов благодаря этим двум парням, к тому же они работали вместе и нравятся друг другу. Их послужные списки говорят сами за себя. Они, вероятно, являются двумя самыми уважаемыми людьми в алмазной отрасли с таким общим опытом работы и способностью находить месторождения. Они довольно интересные. У нас самые лучшие люди в мире.

Изабел: Да, похоже на это! Поэтому следующим шагом является выполнение еще большего объема работ на вашем проекте. Будете ли вы проводить бурение, и как глубоко вы будете бурить?

Патрик: Эти две трубки находятся очень близко к поверхности, поэтому это не так глубоко. Здесь у нас две фазы двух программ. Первая программа будет выполняться на месторождении Блэк и Уайт Вулф, двух уже существующих кимберлитах. Мы проведем геофизические работы на земле для определения, имеют ли они больший размер, соединяются ли они и имеют ли множество фаз. Мы также пробурим больше скважин на нем для получения большего количества проб для более точного подсчета алмазов. бадди считает, что нам необходимо получить около 1 000 кг прежде, чем он сможет сделать вывод, можем ли мы двигаться дальше или оставим его, а пока у нас есть лишь очень небольшое количество материала. Мы произведем отбор намного большего объема из этих скважин.

И кроме того, у нас есть разрешение на участок земли площадью 250 гектаров, отведенный под разработку полезных ископаемых, 140 000 квадратных километров вокруг месторождения. Поэтому на этом основании мы можем охватить все месторождение. Мы собираемся сначала провести воздушную электромагнитную и магнитометрическую съемку, а затем воздушную гравиметрическую разведку, что стоит довольно дорого. Проведение гравиметрической разведки стоит, вероятно, три – четыре миллиона долларов, но это будет очень полезным средством. Она не так широко используется в алмазном секторе, ей всего несколько лет. Гравиметрическую разведку очень трудно проводить наземным способом. Есть много факторов, связанных с этим. Это новое средство, разработанное военными США, было доработано для промышленного применения компанией ВНР, и оно на рынке всего несколько лет. Очень дорогое!

Поэтому это то, что мы планируем делать по большому пакету, а не просто участки земли, отведенные под разработку полезных ископаемых, которые мы получили, а гораздо более крупные разрешения на геологоразведку, которые проходят процедуру оформления в правительстве. Мы думаем, что это может нам дать полную картину месторождения. Мы сможем вести геологоразведку трубок на этом месторождении. Это будет большое дело! Мы считаем, что на этом участке есть много трубок. Если химические показатели хорошие, это говорит о том, что есть много алмазов. Но я повторяю, чтобы подчеркнуть, что это говорит не о качестве алмазов, а о количестве алмазов.

Изабел: Каковы временные рамки для этого? Это произойдет не в этом году, не так ли?

Патрик: Единственное, что сдерживает нас там, так это темнота. Широты довольно высокие, но там не так холодно, как в Канаде. Поэтому там нет проблемы с температурой, и опять же, прекрасная инфраструктура. Только в темные месяцы мы не можем на самом деле делать много.

Изабел: Что происходит на вашем владении Кэп (Сар) на северо-востоке Британской Колумбии?

Патрик: В 2008 году мы вложили капитал в предприятие, немного отличающееся от алмазов. Мы занялись проектом Zimtu [TSXV:ZC]. Именно Джоди Даруж (Jody Dahrouge) [из Dahrouge Geological Consulting] сделал эту работу по нему для нас. Мы потратили всего около $ 1 миллиона на разработку действительно хорошего объекта по ниобию и редкоземельному элементу. Вероятно, это карбонатит, мы проводим буровое испытание, как мы говорим. Оно показало действительно хорошие данные по ниобию на поверхности, и есть перспектива. Мы решили вложить в это миллион долларов, нам как раз сейчас необходимо провести бурение, и мы скрещиваем пальцы на удачу. Это может быть действительно очень интересно. Если мы добьемся успеха, мы, вероятно, создадим для этого новую компанию. Мы не хотим смешивать работу по ниобию и алмазам. Это принесет выгоду акционерам, которые будут иметь долю в новой компании, и мы укомплектуем ее людьми, которые много знают о ниобии.

Изабел: Похоже, это хороший план. Сколько у вас денег в банке?

Патрик: Мы собираемся финансировать скоро.

Изабел: Сколько в компании Arctic Star принадлежит руководству?

Патрик: Сейчас эта цифра выросла до 25%.

Изабел: Что вам нравится в бизнесе по геологоразведке полезных ископаемых?

Патрик: Это трудный бизнес. Но положительным моментом является то, что у него может быть взрывной характер. Мне в нем нравятся именно острые ощущения, ради которых стоит переносить трудности.

Изабел: Какой для вас лучший сырьевой товар и почему?

Патрик: Конечно, алмазы! Причина – потому, что так трудно найти экономически целесообразное месторождение. Это очень трудно и интересно.

Изабел: Удачи в предстоящем бурении в Британской Колумбии и с новым проектом в Финляндии. Большое спасибо, что уделили много времени и поделились своими взглядами. С вами всегда приятно разговаривать.

Патрик: Спасибо за беседу, Изабел.

Биографическая справка:

Патрик Пауэр является опытным венчурным предпринимателем и финансистом с более чем 20-летним опытом работы в качестве специалиста на рынке ценных бумаг и в качестве директора публичных компаний. Он является президентом и главным исполнительным директором компании Arctic Star с момента ее основания в 2002 году. Кроме того, г-н Пауэр является директором других компаний по геологоразведке полезных ископаемых. Arctic Star выигрывает от огромного опыта г-на Пауэра как прирожденного организатора сделок, сведущего финансиста и неустанного, ориентированного на результаты руководителя динамично развивающихся публичных компаний. Компания пользуется большой сетью контактов г-на Пауэра в отрасли, его энтузиазмом и его участием в качестве члена в работе аудиторских групп и комиссий по вознаграждениям.

Интересные факты:

Мои хобби: Путешествие и верховая езда

Источник новостей, который я использую: Интернет

Мой любимый аэропорт: Лондонский «Хитроу»

Моя любимая ярмарка: PDAC в Торонто

Мой любимый сырьевой товар: Алмазы

Человек, с которым мне бы хотелось поужинать: Моя жена

Если бы мог иметь сверхвласть, это была бы: Власть обеспечить мир