Во втором квартале Anglo American увеличила добычу МПГ на своих предприятиях

Компания Anglo American заявила, что во втором квартале этого года добыча металлов платиновой группы (МПГ) на ее предприятиях увеличилась на 65%, достигнув 709 200 унций после значительного восстановления производства по окончании связанного...

Вчера

200-миллионный рубеж АО «АГД ДАЙМОНДС»

21 июля из карьера месторождения алмазов им. В. Гриба, разработку которого осуществляет АО «АГД ДАЙМОНДС», был добыт 200-миллионый кубометр горной массы. Об этом сообщается в пресс-релизе на сайте компании.

Вчера

TAGS сообщает о стопроцентных продажах в ходе недавнего тендера

Компания Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) провела свой недавний тендер, намеченный на 14-21 июля, который, согласно пресс-релизу компании, был продлен на один день в связи с высоким уровнем интереса к просмотру товаров.

Вчера

Раскрыта франко-израильская сеть мошенничества с бриллиантами

Уголовная полиция Франции пресекла деятельность франко-израильской сети мошенников с инвестициями в бриллианты, пишет www.capital.fr.

Вчера

Lucapa Diamond завершила размещение второго транша своих акций

Lucapa Diamond заявила, что завершила выпуск 204,7 млн полностью оплаченных обыкновенных акций по цене размещения 0,05 доллара за акцию в рамках своих усилий по привлечению около 20 млн австралийских долларов.

Вчера

Новые рубежи добычи алмазов: океан

02 ноября 2017

Автор: Кевин Сифф (Kevin Sieff)

(Washington Post) – Шельф Намибии – глубоко под этим холодным участком Атлантического океана разбросаны самые ценные в мире алмазы, как рассыпавшаяся мелочь.

Обнаружение этих драгоценных камней породило революцию в одной из самых первоклассных отраслей, заставив алмазодобывающие компании пуститься в гонку за драгоценными камнями, находящимися сразу под морским дном.

Более ста лет рудники с открытой разработкой были одними из самых ценных видов недвижимости на Земле, и на небольших полосках южной Африки производились богатства на миллиарды долларов. Но те рудники постепенно истощаются. Эксперты прогнозируют, что объем производства на существующих рудниках на суше будут сокращаться ежегодно примерно на 2 процента в ближайшие годы. К 2050 году объем производства алмазов может прекратиться.

В настоящее время некоторые из первых «плавучих рудников» могут вселить надежду в отношении самого драгоценного камня в мире, окруженного мифами, и продлить срок существования жизненно важного средства для таких стран, как Намибия, экономика которых зависит от алмазов. В прошлом году алмазодобывающие компании произвели алмазов на $600 млн на шельфе Намибии, засасывая их через гигантские вакуумные шланги.

«Поскольку [намибийские] рудники на суше вступили в пору угасания, для нас и для Намибии очень важно иметь долгосрочные перспективы по добыче», - сказал в своем интервью Брюс Кливер, главный исполнительный директор De Beers.

Но, по мере того, как компании взвешивают перспективы расширения операций на шельфе, экологи выражают озабоченность по поводу вреда, который может быть нанесен обитателям морского дна.

Исходя из вышеуказанного, судно для добычи полезных ископаемых выглядит подобно нефтедобывающим платформам, это корабли длиной 300 футов с площадками для посадки вертолетов, дноуглубительной техникой и металлическими сваями. Недавно семейство моржей плавало вокруг одной из них, когда оборудование грохотало и донные осадки засасывались на борт через шланг длиной 170 ярдов для дальнейшей сортировки. Это может быть самым сложным в мире сооружением по добыче в промышленном масштабе.

Алмазы образуются под воздействием высоких температур и давления на углерод глубоко в недрах земли. Некоторые из них выброшены на поверхность миллионы лет назад во время извержения вулканов. В последние десятилетия геологи поняли, что, поскольку алмазы можно найти в Оранжевой реке в Намибии, то есть большая вероятность того, что их можно обнаружить в море, куда их могло унести течением. Как оказалось, находящиеся под водой алмазы считаются одними из самых ценных в мире, гораздо более высокой чистоты, чем алмазы, добытые на суше.

De Beers, в прошлом доминировавшая в глобальном производстве алмазов, в 1991 году приобрела права на добычу на участке свыше 3 000 квадратных миль намибийского морского дна. На сегодня она освоила только 3 процента от этого участка.

Потребовались годы на разработку подводных алмазов. лишь недавно компания смогла эффективно работать в море по добыче алмазов. Драгоценные камни, добываемые под водой, составляют всего 13 процентов от стоимости алмазов, которые добывает De Beers на суше каждый год, но все больше стран стремятся начать проведение геологоразведочных работ вдоль своих побережий.

В прошлом месяце на церемонии спуска SS Nujoma, гигантского геологоразведочного судна, бывший президент Намибии Сэм Нуджома (Sam Nujoma) разбил бутылку шампанского о его борт, на котором было написано:

«Будущее морской добычи алмазов находится здесь, оно принадлежит Намибии».

Участки добычи изменили города-призраки

В 1908 году железнодорожный рабочий по имени Захариас Левала (Zacharias Lewala) нашел блестящий камень в пустыне юго-западной Намибии. Алмазная лихорадка в Южной Африке шла уже несколько десятилетий, и теперь начался очередной бум на территории к северо-западу от нее, и алмазодобытчики находили некоторые долины, усеянные драгоценными камнями. Германия, контролировавшая нынешнюю Намибию до Второй мировой войны, добыла 7 млн каратов в период с 1908 по 1914 год.

Спустя век, многие из этих участков горной добычи сейчас являются заброшенными городами. Все, что осталось от Колманскопа, где Левала нашел свой камень, это горстка заброшенных деревянных домов, их гостиные засыпаны песком. Эта картина жизненного цикла «быстрый бум – спад» в добыче алмазов.

Алмазодобывающие компании вложили миллиарды в развитие технологии, которая должна была привести к новым открытиям. И было сделано несколько крупных открытий: в 1982 году в Ботсване компания De Beers открыла месторождение Жваненг (Jwaneng), на котором производилось примерно 12 млн каратов в год на сумму свыше $2 млрд.

Но в последние годы известные алмазные месторождения стали сокращать объемы, даже если спрос на драгоценные камни оставался устойчивым. В прошлом году в мире потрачено $80 млрд на бриллиантовые ювелирные изделия, более половины этой суммы приходится на Соединенные Штаты, где всегда тратится больше всего. Также ожидается рост спроса в развивающихся странах, например, Китае и Индии.

Эти тренды – сокращение предложения и рост спроса – придали еще более важное значение месторождениям на шельфе Намибии. В 1990-х годах De Beers отправила свои первые промышленно оснащенные суда в Атлантику для поиска алмазов. В настоящее время свыше 90 процентов поступлений Намибии, связанных с алмазами, обеспечиваются месторождениями, открытыми на шельфе.

В наши дни компания использует дроны, которые летают над огромными пространствами океана в поисках участков, на которых есть смысл проводить геологоразведочные работы. Затем она отправляет такие суда, как Mafuta, для проведения землечерпальных работ на самых перспективных участках. большинство алмазов находятся близко к поверхности, заявила De Beers, поэтому она не идет глубже шести футов ниже морского дна.

Для ведения необходимых работ алмазоодобывающие суда включают технологию, используемую на нефтяных платформах, судах-землечерпалках и даже на плавучих рыбоконсервных заводах. Гусеничный транспортёр с дистанционным управлением медленно движется по морскому дну, направляя шланг, который засасывает тонны донного осадка каждый час.

Затем донный осадок проходит через несколько видов оборудования, которое сначала сортирует материал по размеру, а затем с помощью рентгеновской технологии - по геологическому составу. Алмазы проходят путь по пяти этажам конвейерной ленты и оборудования в металлический контейнер, который выглядит как суповая банка.

«Вот что мы делаем ради женщин», - пошутил Майк Роджерс (Mike Rogers), главный инженер Mafuta, когда транспортер спускался с судна однажды в прошлом месяце.

Девяносто восемь человек живут на борту Mafuta, который совершенно создает впечатление устрашающего военного корабля. Несколько недель назад о него разбивались 30-футовые морские волны, когда он попытался работать.

Алмазодобыча составляет примерно одну десятую ВВП Намибии, и ее контракт по добыче на шельфе заключен в виде партнерства (50-50) с правительством. Но хотя рост поступления сделал богатыми некоторых намибийцев, эта Намибия остается третьей в мире страной по неравенству, согласно данным Всемирного банка, и миллионам людей не помогла алмазная лихорадка.

Споры об экологическом ущербе

Хотя Намибия считается местом самой легкой добычи алмазов на шельфе, руководство по добыче алмазов не исключает проведение геологоразведки на других участках океана. Морская добыча алмазов также велась на шельфе ЮАР, хотя там она оказалась менее прибыльной.

«Никогда не говори «никогда»», - сказал Кливер.

Но экологические группы высказали опасения по поводу ведения добычи на шельфе, при которой осадки выбрасываются обратно в океан после обработки в поисках алмазов. компании также планируют начать добычу золота на шельфе в ближайшие годы, и запланирован запуск одного промышленного предприятия в 2018 году на шельфе Папуа-Новой Гвинеи.

«Мои опасения в отношении этой и всей глубоководной добычи заключается в том, что мы просто многого не знаем о глубоководных морях вообще, - сказала Эмили Джефферс (Emily Jeffers), адвокат из Центра биологического разнообразия (Center for Biological Diversity), некоммерческой организации Соединенных Штатов. – Опасения касаются того, что мы сможем нанести непоправимый вред этой окружающей среде и этим видам, пока мы откроем алмазы».

De Beers говорит, что ее работа на шельфе не приносит значительного вреда окружающей среде, поскольку осадок возвращается в море и фактически снова оседает. Компания заявляет, что она привлекает экологов, которые проводят мониторинг окружающей среды на местах, где она вела добычу, чтобы убедиться, что все восстановлено.

Сидя недавно на мостике корабля Mafuta, мужчина из ЮАР средних лет по имени Леонард Бунс (Leonard Bunce) манипулировал ручками, управляющими землечерпалками. Перед ним был ряд экранов, показывающих в реальном времени разные стадии процесса добычи. Он сказал, что иногда он видит, как шлангом засасываются рыбы и осьминоги, но они остаются живыми, потому что выбрасываются обратно в море.

В основном то, что Бунс видел в тот день, это тонны и тонны осадков, подаваемых на судно, – невозможно различить какие-либо алмазы на его экране. Процесс сортировки полностью механизирован, и алмазы видят только рабочие, когда камни падают в емкость. Когда набирается достаточно драгоценных камней, емкость герметично закрывается и отправляется самолетом в Виндхук, столицу Намибии.

Именно там, в офисе на 11-м этаже непримечательного здания Питер Кайзер (Peter Kayser) проверяет дорогие алмазы, которые могут стоить примерно от десятков тысяч до миллионов долларов.

Однажды в прошлом месяце его внимание привлек алмаз размером с кончик его большого пальца, который недавно был затянут шлангом со дна океана. Он пропустил драгоценный камень через устройство, которое рассчитало его вес. Через короткое время на экране высветилась цифра: по меньшей мере, семь каратов.

Кайзер улыбнулся.

«Этот камень может быть очень дорогим».