АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Открытие Botswana Diamonds на проекте Торни Ривер продвигается к оценке ресурсов

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на биржах AIM и BSE, заявила, что продвинулась в направлении оценки ресурсов на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

11 июня 2021

Прибыль Chow Tai Fook в 2021 финансовом году выросла на 107%

Годовые результаты группы компаний Chow Tai Fook Jewellery Group за 2021 финансовый год показали, что прибыль компании выросла на 107,7%, до 775,83 млн долларов. Это стало значительным улучшением по сравнению с убытком в 36,6% в 2020 финансовом...

11 июня 2021

Запущен выпуск первой в мире одобренной регулятором алмазной монеты

Новую алмазную монету позиционируют как альтернативный товар для инвесторов, который они могут приобрести вместо золотых слитков.

11 июня 2021

Намибия блокирует предложение Namdia назначить эксперта по оценке алмазов

Министерство горнодобывающей промышленности Намибии заблокировало предложение исполнительного директора государственной компании Namib Desert Diamonds (Namdia) Кеннеди Хамутеньи (Kennedy Hamutenya) назначить своего менеджера по продажам...

10 июня 2021

Нестыковка между алмазами и бриллиантами: что с этим делать

26 июля 2017

Автор: Эхуд Арие Ланиадо (Ehud Arye Laniado)

(ehudlaniado.com) – Пару недель назад я опубликовал последние значения индекса MDGT™ по июню, которые показали снижение цен на бриллианты на 0,6% в годовом выражении. Это был 31-й месяц снижения подряд, разрушительный период продолжительностью более двух с половиной месяцев постоянно снижающегося значения. Это не является полной неожиданностью и требует действий от нас, пока значение не снизится настолько, что у нас не останется бизнеса.   

В первом полугодии 2017 года объем производства алмазов компанией De Beers вырос на 21%. За исключением миллиона каратов алмазов, добытых на новом руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué), принадлежащем De Beers, рост составляет 23% в квартал и 11% за первое полугодие этого года. Это означает, что даже без введения нового рудника De Beers сильно нарастила объем производства. По сообщению De Beers, рост объема производства алмазов обусловлен повышением спроса, «отражающим стабильные торговые условия». Эти торговые условия понятны: в первом полугодии 2017 года De Beers продала 19,1 млн каратов, что на 11% больше по сравнению с 17,2 млн каратов, проданных в первом полугодии 2016 года. В таких условиях вы не только повышаете объем производства алмазов, вы также повышаете цены.

Поскольку средняя стоимость реализации снизилась на 12%, это отразило устойчивый спрос на первом сайте 2017 года на недорогие камни, которые тянули за собой вниз средние цены. Чтобы правильно понять поведение цен, их нужно сравнить на аналогичной основе. Делая это, De Beers утверждала, что ее индекс цен на алмазы повысился на 4%.

De Beers, конечно, не виновата. Она отвечает на потребности своих покупателей, предоставляя им камни по их запросу. Клиенты De Beers потребовали больше алмазов в первом квартале этого года, и De Beers ответила увеличением объема производства алмазов во втором квартале (на наращивание объемов производства требуется время). Хотя ответ De Beers на спрос понятен, у меня возникает другой вопрос: почему мы покупаем больше алмазов, если продаем меньше бриллиантов? Это совсем не имеет смысла. Не является ли важным для производства – в любой отрасли – поддерживать объем закупок сырья в соответствии со спросом на конечную продукцию? Конечно, это важно. Это  сказывается не только на количестве, но и на цене.

Когда спрос на алмазы превышает уровни объемов производства, цены неизбежно растут, необязательно из-за первоначального поставщика или только из-за него. На самом деле, De Beers не поднимала значительно цены. Но рынок вероятнее всего отреагировал на рост спроса, и повысились цены на алмазы на вторичном рынке – рынке, на котором объем производства горнодобывающих компаний продается вторично. Такая реакция рынка является известным типом поведения, и это особенно известно опытным трейдерам в средней части алмазопровода. Средняя часть алмазопровода не только покупает больше алмазов, чем нужно, она своими действиями повышает также цены. Это поражает. Мы подводим себя к самому краю своих бизнес возможностей, занимаясь опасной проверкой себя на прочность и рискуя всем, что имеем.

Я провел всю свою взрослую жизнь в алмазной отрасли. Я знаком со многими трейдерами, покупателями, производителями бриллиантов, оптовиками и ритейлерами. Мы все хотим роста, увеличения объема нашего бизнеса, увеличения нашего дохода и расширения. Даже если некоторые думают о бизнес-рисках как об игре, я знаю, что это обычно не так. Мы обычно идем на просчитанный риск, зная, что невозможно расти, поступая все время безопасно. При этом существует большая разница между риском в бизнесе и риском в безумной игре. Бизнес-риск – это то, что может иметь цену, но такую, которую мы можем себе позволить, такую, которая не может помешать нам работать дальше. Рискованная игра – другое дело. Не только низок ваш шанс на успех, если вы потеряете, вы создадите большой риск для своего дела и можете даже потерять его совсем. Продолжая покупать больше алмазов, чем нужно, и повышая при этом цену, что приводит к 31 месяцу снижения цен, мы не берем на себя просчитанный бизнес-риск, который нам под силу, а занимаемся рискованной игрой, который ставит под удар весь наш бизнес.   

Откровенно говоря, я не знаю, почему мы так поступаем, но я знаю, что мы не сможем этого больше вынести. Я боюсь, что ситуация на самом деле хуже, чем только то, что средняя часть алмазопровода покупает слишком много алмазов по слишком высокой цене. Даже если мы изменим ситуацию и будем покупать только алмазы, необходимые нам для удовлетворения реального спроса на бриллианты, и будем делать это по цене, которая отражает истинные цены на бриллианты, мы все же столкнемся с важнейшим трендом: потребители все меньше хотят платить за бриллианты! Существует определенная стоимость добычи алмазов, основанная на стоимости трудовых затрат, затрат на энергию и стоимость геологоразведочных работ. Неважно, как они стараются, есть предел для понижения цен производителями алмазов до тех пор, пока станет экономически невыгодным вести горную добычу или работать. В этом нет сомнений. Rio Tinto планирует закрыть рудник Аргайл (Argyle) в 2020 году, потому что стоимость производства не оправдывает поступления от низких цен на алмазы, которые добываются на руднике. Закрытие рудника Снэп Лейк (Snap Lake) тоже произошло из-за снижения цен на алмазы.

Планы на будущее

На основании уровней торговли в прошлом году De Beers собирается сохранить эти высокие уровни производства алмазов, заявляя, что планы по объемам производства на 2017 год на данный момент не изменились и составляют 31 - 33 млн каратов. Это на 14% – 21% больше, чем ее объем производства в 2016 году, составивший 27,3 млн каратов. АЛРОСА, которая увеличила объем производства на 9% в первом квартале этого года, собирается повысить объем производства по году до 39,2 млн каратов, что на 5% больше, чем в прошлом году. В денежном выражении АЛРОСА заявила, что первый квартал «был еще одним периодом устойчивого роста на глобальном алмазном рынке, который еще не закончился», добавив, что «ввиду устойчивого рынка алмазов мы повысили цены на алмазы на 3% с начала года к настоящему моменту».

De Beers и АЛРОСА одинаково понимают рынок, и оба ожидают роста спроса, что диктует повышение объемов производства и цен.

После того, как установили, что спрос на стороне алмазодобывающих компаний растет и что уровни складских запасов в средней части алмазопровода тоже растут, очевиден вывод о том, что потребители покупают меньше изделий. Когда они все-таки покупают, сильно ощущается тенденция в направлении более мелких недорогих товаров. Это выявляет два основных вопроса: что производители бриллиантов не отвечают на снижение спроса снижением объема производства бриллиантов, и что потребители проявляют все меньший интерес к бриллиантам. Обоими вопросами нужно заниматься. На первый вопрос ответ очевидный: если снижаются ваши объемы продаж, а эта проблема в течение долгого времени, то мощности по производству бриллиантов должны сокращаться. По второму вопросу: нам необходимо усиливать маркетинг. Я раньше говорил, и скажу снова: для повышения потребительского спроса нам необходимо быть более прозрачными, заявлять, что мы более прозрачные, и действовать более прозрачно. Это включает опубликование цен сделок, демонстрацию, что мы ведем бизнес в соответствии с ожиданиями потребителей – с бережным отношением к окружающей среде, справедливым отношением к рабочей силе, с использованием этических методов ведения бизнеса - и активно занимаемся продвижением бриллиантов. Мы должны убеждать в этом. Нам также необходимо повысить образование потребителей и делать любые другие шаги, которые позволяют донести это до потребителей.

Конечно, мы всегда можем развивать другой рынок. Это тот рынок, который уже существует, но имеет большой потенциал для расширения до гораздо больших размеров – рынок инвестиций. Я уже много раз обсуждал это раньше, и я являюсь большим сторонником использования бриллиантов в качестве средства для сохранения стоимости. Опираясь на редкость бриллиантов, образование, знание неоднородностей и цен прозрачных сделок, мы можем развить такой рынок. Это повысит спрос на бриллианты, что является самой основой изменения, которого нам необходимо добиться, и позволит иметь ясную и современную экономическую основу формирования цен. Точное выстраивание спроса в средней части алмазопровода в соответствии с потребительским спросом, продвижение бриллиантов на потребительском уровне и создание дополнительной площадки для бриллиантов – все это позволит создать первоначальные основы и   вызвать необходимое изменение на рынке. Именно так мы изменим свою судьбу к лучшему.