Gem Auctions DMCC завершила крупнейшую дебютную продажу алмазов в истории отрасли

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), на этой неделе провела свой первый в истории аукцион алмазов в Дубае. Компания продала 120 000 каратов алмазов на сумму...

Вчера

Полномасштабные работы по добыче полезных ископаемых на проекте Луаше «ожидаются в ближайшее время» - Alrosa Angola

По словам АЛРОСА, полномасштабные работы по добыче алмазов на алмазном проекте Луаше в провинции Южная Лунда «ожидаются в ближайшее время». Генеральный директор компании в Анголе Александр Горлов сообщил на алмазной конференции в Сауримо, что компания...

Вчера

Lucara Diamond пересматривает прогноз выручки, продаж и производства на 2022 год в сторону увеличения

Компания Lucara Diamond, владеющая рудником Карове (Karowe) в Ботсване, изменила прогноз по выручке от продажи алмазов на полный 2022 год со 185 млн долларов США до 215 млн долларов США.

Вчера

Rio Tinto начинает работать с общественностью и экологами по вопросу о совместном алмазном предприятия на концессии Чири в Анголе

По словам высокопоставленного представителя Rio Tinto, подразделение компании Rio Tinto Angola приступило к работе с общественностью и экологами по вопросу об алмазной концессии Чири (Chiri) в провинции Северная Лунда. Диверсифицированная горнодобывающая...

Вчера

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи, которая станет второй на африканском континенте, сказал высокопоставленный правительственный чиновник.

25 ноября 2021

Задавать вопросы или не задавать, вот в чем вопрос

02 августа 2017

(thediamondloupe.com) – Инновации – ключ к устойчивому успеху, даже для такой традиционной отрасли, как торговля алмазами. Но успешные инновации начинаются с вопросов: что мы делаем и почему мы это делаем. С точки зрения программы Антверпенского летнего университета «От рудника до пальца: глубокое погружение в мир бриллиантов» (From Mine to Finger: A deep dive into the world of diamonds), которая начинается в конце августа и будет включать специальные заседания по Инновациям и бриллиантам (Innovation & Diamonds), мы приводим вам предложения Барта де Хантсеттерса (Bart De Hantsetters), президента Синдиката бельгийской алмазной отрасли (President of the Syndicate of the Belgian Diamond Industry), что почитать летом.

Принимая во внимание приближение летних отпусков, я хотел бы воспользоваться этой возможностью и порекомендовать прочитать кое-что во время вашего летнего отпуска. Оставьте свои триллеры дома, потому что у меня есть книга, которую захочет прочитать любой, желающий видеть нашу отрасль процветающей в будущем. Чтобы подогреть ваш интерес, я с удовольствием расскажу, почему.

Вся книга Уоррена Бергера (Warren Berger) «Более интересный вопрос: способность вопроса породить прорывные идеи» (A More Beautiful Question: The Power of Inquiry to Spark Breakthrough Ideas) посвящена способности исследования предмета, или, скорее, способности задавать вопросы. Бергер установил, что ведущие деловые и инновационно мыслящие люди, породившие такие революционные идеи, как, например, Netflix, Airbnb (онлайн-площадку для размещения, поиска и краткосрочной аренды частного жилья по всему миру) или теорию относительности – все очень разные, но с одной особой чертой, – были мастерами задавать вопросы. С помощью примеров из реальной жизни разных изобретательных гениев, Бергер показывает, почему так важно задавать правильные вопросы. И, чтобы было ясно, мы здесь говорим не о «вопросах к Google».

В эпоху Google, в которой мы живем, мы задаем все больше вопросов, чем раньше… просто неправильных вопросов. И опять же, эта книга не о вопросах к Google, где поисковик определяет, что вы хотите спросить, пока вы печатаете. И не беспокойтесь, это также не касается возвышенных размышлений о «серьезных вопросах жизни». Скорее, речь идет о практических вопросах, требующих реальных ответов, или, как пишет Бергер, «более интересных вопросах».

Задавать вопросы – это то, чем мы обычно занимаемся, будучи детьми, но нас буквально учили перестать задавать вопросы. Те, у кого есть дети, понимают, что я имею в виду, когда я говорю о возрасте «почемучек» (что доказано научно): в среднем, четырехлетние дети задают примерно 390 вопросов ежедневно. Но примечательно то, что в возрасте пяти или шести лет большинство из нас достигает своего «пика вопросов». Потом число вопросов уменьшается. Наши школы, а также мы, как родители и наши знакомые взрослые, не поощряем детей задавать вопросы. Почему? (Вот, мы опять задаем вопрос). Потому что вопросы – будь это ребенок, потом учащийся, работник или просто член общества – часто воспринимаются, как нечто неудобное, раздражающее или неприятное.

Это понятно. Научные исследования показывают, что мы часто ставим свои мозги на «автопилот». Так гораздо легче жить и поэтому, как мы считаем, более эффективно. Поставив свои умственные способности в нейтральное положение, мы сохраняем умственную энергию, что повышает нашу способность делать несколько дел одновременно. В этом случае, задавать вопросы – это как в поговорке о ложке дёгтя в бочке мёда.

Быстрые изменения

Сядьте на минутку и задумайтесь над тем, как часто вы переключаетесь на автоматический режим в повседневной жизни, … и, что еще важнее, в вашей профессиональной жизни. В компании, где вы работаете, как часто уделяется время тому, чтобы задать вопрос о вашей бизнес-стратегии, поинтересоваться, можете ли вы что-то усовершенствовать, или задаться вопросом, почему вы делаете вещи так, а не иначе?

Бергер утверждает, что особенно в мире бизнеса реальная опасность заключается в том, что люди сосредоточены на том, чтобы «что-то делать», что они игнорируют или полностью пренебрегают тем, чтобы задавать правильный вопрос «почему мы делаем это?», потому что на это уходит слишком много нашего драгоценного времени. Звучит знакомо, не так ли? Все-таки, как показывают авторы, правильные вопросы позволяют нам выявить возможности и адаптироваться к быстро изменяющимся обстоятельствам, пока этого не сделали наши конкуренты. Именно это является общим во всех историях об успехах в книге: правильные вопросы могут привести к выработке радикально иного подхода … и к быстрому изменению.

Опасности «знания»

Бергер также указывает на опасность «опыта». Все мы склонны погрязнуть в своем собственном мирке, где нам «все известно» и мы просто «делаем то, что делаем». Именно это, мои друзья, характеризует нашу отрасль. Будем честными: сколькие из нас считают, что являются экспертами, имеющими на всё ответы, что нам не нужны новые ответы, не говоря уже о новых вопросах. Посторонние люди не знают нашу отрасль, поэтому они не знают, как все работает. И, в определенной степени, это верно.

Опыт, конечно, играет важную роль в нашей отрасли, но это не должно удерживать нас от того, чтобы задуматься, достаточно ли вопросов мы задаем. Возможно, мы настолько привыкли к готовым ответам, и, что «знаем» все, что мы даже не стремимся задавать вопросы. Это прекрасно, если бы мир не менялся. Нет необходимости говорить, что вряд ли это так.

Бергер прав, когда говорит, что довольно странно, что мы склонны верить, что «кто-то другой» может и должен решать наши проблемы. Кто-то поумнее, более способный или обладающий бόльшими ресурсами. Это напоминает мне об аргументах, которые мы часто слышим в нашей отрасли, когда говорим об изменениях, с которыми мы сталкиваемся. По умолчанию мы считаем, что кто-то другой должен сделать работу. «Кто-то» должен заниматься видовым маркетингом нашей продукции. «Кто-то» должен обеспечить доступ к банковским счетам и финансированию. «Кто-то» должен обеспечить, чтобы мы продавали больше алмазов и бриллиантов.

И опять же, такие мысли понятны, и, как я уже говорил раньше, несправедливые ситуации, особенно отказ банков работать с нами, не могут быть оправданы. Но все дело в следующем: этот «кто-то» не существует. Если мы хотим решать проблемы, с которыми сталкиваемся, нам необходимо брать «быка за рога» и что-то делать для себя самих. Хорошо было бы начать с постановки правильных вопросов.

Кроме того, Бергер выясняет, что так усложняет всю концепцию постановки вопросов (и он делает это, … вы угадали, … задавая правильные вопросы. Если говорить точнее, то «если задавать вопросы – это так эффективно, почему мы не делаем это чаще?»). Чтобы уметь задавать «правильные вопросы», нам необходимо уступить контроль, отказаться от нашей власти, если хотите. Потому что задавать вопросы – это означает, что вы ставите под сомнение существующее положение. А в этом и заключается основная трудность.

В иерархически структурированных организациях и компаниях, вопросы воспринимаются как что-то, ведущее к негативным последствиям как для тех, кто задает вопросы, так и для тех, кому задают вопросы. Те, кто задает вопросы, часто воспринимаются как не соблюдающие субординацию, вероятно, невежественные люди, или, в худшем случае, как те и другие. Давайте будем честными, это рискованная и коварная область в нашей закрытой отрасли. Страх потерять власть или нарушить установленный порядок иногда оказывает парализующее действие. Рискую сказать очевидное (и попытаюсь сделать вопрос понятнее): изменение редко происходит легко или быстро, но это определенно лучше, чем продолжать делать то, что мы делаем, просто потому, что мы привыкли это делать.

Оставляю это на ваше усмотрение – узнать, что будет в следующей книге, но я твердо убежден, что наша отрасль могла бы использовать больше солнечного света, отдыха … и задавать больше вопросов.