Standard & Poor's повысило кредитный рейтинг Petra Diamonds после реструктуризации

Рейтинговое агентство Standard & Poor's (S&P) Global повысило долгосрочный кредитный рейтинг эмитента Petra Diamonds с «D» до «B-» после реструктуризации.

Сегодня

GJC просит правительство Махараштры разрешить ювелирам работать в условиях изоляции

Всеиндийский совет по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC) направил главному министру штата Махараштра Уддхаву Теккерею (Uddhav Thackeray) письмо с просьбой разрешить ювелирам работать...

Сегодня

В марте АЛРОСА выручила $357 млн от продаж алмазного сырья и бриллиантов

В распространенном в пятницу компанией сообщении говорится, что общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в марте составил $357 млн, в том числе алмазного сырья – $345 млн, бриллиантов − $12 млн.

09 апреля 2021

COVID-19 подстегнул интерес ритейлеров к роботизации бизнеса – опрос

Шестьдесят четыре процента ритейлеров, в том числе 77% крупных розничных торговцев, назвали для себя важной задачей иметь четкую, выполнимую и бюджетную стратегию внедрения робототехники в 2021 году. Почти половина респондентов заявили, что будут...

09 апреля 2021

BlueRock выпустила новые акции в счет погашения кредита, полученного от бывшего генерального директора

BlueRock Diamonds, которая владеет и управляет алмазным рудником Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, выпустила 61 013 обыкновенных акций по цене 0,43 фунта стерлингов, чтобы частично покрыть выплату процентов и премию в рамках расчетов в соответствии...

09 апреля 2021

Синтетические бриллианты считаются реально существующей угрозой

16 мая 2017

Что характеризует 2016 год больше всего, так это агрессивное поведение производителей синтетических (выращенных в лаборатории) бриллиантов ювелирного качества

Авторство: DIB

(israelidiamond.co.il) – «Выживание в отсутствие роста» (Survival in the Absence of Growth) – такова была тема обсуждений на секции недавней конференции «От рудника к рынку» (Mines to Market) в Мумбаи. На ней, конечно, были кратко обобщены результаты деятельности алмазной отрасли в 2016 году. В течение пяти лет подряд мировой объем продаж бриллиантов в отрасли, определенный по Оптовым ценам на бриллианты (Polished Wholesale Prices, PWP) показывал тенденцию к снижению. Начиная с 2011 года, когда объем продаж достиг пика в размере $22,6 млрд, этот показатель постепенно снижался до $18,7 млрд в 2016 году, зарегистрировав совокупное снижение на 17%. В прошлом году спад составил всего 3% по сравнению с $19,2 млрд в 2015 году. Наши экономические модели позволяют сделать прогноз, что в 2017 году мировой объем продаж бриллиантов сохранится на прежнем уровне, а пополнение запасов алмазов в отрасли продолжится, вполне справившись с более высокими объемами предложения алмазного сырья, уже объявленными основными производителями алмазов.

Взгляд на каждый уровень алмазопровода

В 2016 году объем розничных продаж бриллиантовых ювелирных изделий немного сократился примерно на 1,3%, достигнув $74,3 млрд. Хотя к этой цифре следует подходить с осторожностью: за последние пять лет, начиная с 2011 года, средний объем содержания бриллианта в каждом ювелирном изделии снизился. Этот тренд все еще сохраняется. В этом отношении 2011 год был исключительно хорошим, но, вообще-то говоря, среднее содержание бриллианта (в PWP) раньше составляло порядка 25% - 28% от стоимости ювелирного изделия в розничной торговле. Оно резко выросло в 2010 - 2013 годах – более, чем на 30%. Но с тех пор, оно упало примерно до 27%. [См. график] Таким образом, гипотетически, если в течение двух лет в розничной торговле было продано бриллиантов на одну и ту же стоимость по всему миру, это не обязательно означает, что содержание бриллиантов было одним и тем же. Это не так. В среднем, было просто «меньше бриллиантов» в самих ювелирных изделиях, а золото, другие драгоценные материалы или камни, дизайн и т. д. составляли бόльшую часть стоимости ювелирного изделия.

В последние месяцы 2016 года объем производства алмазов почти вернулся в норму после того, как он резко упал в 2015 году. И АЛРОСА, и De Beers в 2016 году сократили объемы производства алмазов, поскольку они имели излишки стоков алмазов, которые не были распроданы. Объем производства алмазов в мире достиг $13,4 млрд в 2016 году, что ниже $15,5 млрд добытого объема в 2015 году, и все-таки это сильно отличается от $16,5 млрд, добытых в 2014 году. За последние несколько лет производители алмазов были вынуждены сохранять излишки объемов производства (а АЛРОСА нарастила объемы продаж алмазов в Гохран во избежание резкого сокращения объемов добычи), создавая отклонение в объемах добычи и объемах продажи на рынок. Таким образом, объем продаж алмазов на рынок, достигший пика в 2014 году на уровне $18,0 млрд и резко упавший до $13,3 млрд в трудный 2015 год, немного повысились в прошлом году до $14,8 млрд. В наших прогнозах мы ожидаем, что производители алмазов продадут намного больше $15 млрд в 2017 году – и они уже поставили более высокие целевые объемы добычи. 

Ограничения уровней объема производства, предпринятые производителями алмазов в 2015 и 2016 годах, и разные снижения цен на алмазы стимулировали участников средней части алмазопровода («мидстрима») в 2016 году пополнить складские запасы, нижний уровень цен не мешал еще больше увеличить расхождение между ценами на алмазы и получающимися из них бриллиантами. [См. график на стр. 9 оригинала]. Наши экономические модели, которые позволяют анализировать объем производства бриллиантов и сектор торговли, словно они являются «единой компанией средней части алмазопровода», показывают, что отрасль приобрела алмазы на $14,8 млрд, а продала бриллиантов на $18,7 млрд. Ясно, что отрасль пополнила запасы и показала уверенность, купив объемы свыше текущих уровней потребления. Это также продемонстрировало оптимизм на 2017 год, а положительное настроение обычно имеет тенденцию стимулировать больший объем закупок как сектором средней части алмазопровода, так и сектором нижней части алмазопровода (ритейлом).

Прибыли 2016 года: наилучшие с 2011 года

Общие уровни складских запасов в средней части алмазопровода выросли примерно на $1,7 млрд, с $10,6 млрд до $12,3 млрд в 2016 году. Исторически, когда рассматривали соотношение между складскими запасами в средней части алмазопровода и объемами продаж, уровни складских запасов традиционно были выше. Это показывает то, что волатильность рыночных цен постепенно снижает стремление поддерживать избыточные стоки, таким образом, опровергая «историческую» уверенность в том, что, если невозможно сделать деньги на бизнесе, то можно сделать деньги на своих складских запасах. Больше невозможно!

Был достигнут рост складских запасов средней части алмазопровода в 2016 году, в то время как отрасль слегка снизила свою банковскую задолженность, с $14,2 млрд в 2015 году до $14,0 млрд к концу прошлого года. Хотя общее финансовое состояние отрасли кажется прекрасным, есть некоторые (мега) компании, испытывающие трудности, у которых могут появиться негативные финансовые новости в любой момент, - это то, о чем говорили о некоторых компаниях в течение долгого времени.

Важное значение имеет то, что слегка повысились итоговые результаты в отчётах о прибылях и убытках участников «мидстрима». Но многие компании также столкнулись со списаниями стоимости складских запасов, в большой степени (или иногда полностью) сводящими на нет достижения. Это является следствием волатильности цен на уровне производителей алмазов.

В презентации для инвесторов в январе 2017 года российский алмазодобывающий конгломерат АЛРОСА отмечал, что в 2015 году нормы прибыли сегмента огранки и полировки бриллиантов всего алмазопровода были «менее 1%». Мы согласны. Наши цифры подтверждают, что в 2016 году они немного выросли, и мы надеемся, что результаты компании АЛРОСА покажут это. Как мы говорили, с точки зрения прибыли 2016 год был самым лучшим с 2011 года. 

Во всех без исключения алмазных центров участники отмечали, что имеется достаточная ликвидность. На конференции «От рудника к рынку», недавно состоявшейся в Мумбаи, практически каждый банкир подтвердил, что их клиенты из алмазной отрасли используют свои кредитные линии намного ниже максимального уровня. Алмазодобывающие компании, которые объявили о своих планах повысить объем производства и продажи алмазов на рынок в 2017 году, не должны столкнуться с серьезными проблемами, поскольку отрасль все еще имеет подходящий уровень емкости.

Недостоверные новости и альтернативные факты

Tacy Ltd. публиковала свои ежегодные данные по алмазопроводу с 1988 года – эта версия уже 28-я подряд. В большинстве из этих лет отмечались небольшие расхождения между нашими цифрами и цифрами, представленными De Beers, цифрами других алмазодобывающих компаний и экономических исследовательских организаций, что касается показателей объемов добычи и объемов продажи алмазов на рынок. Начиная с 2012 года, мы видели, что данные, опубликованные De Beers (через ее официальные Отчеты о состоянии дел в отрасли (Insight Reports)), показали расхождение материалов с нашими данными, как с точки зрения объемов производства алмазов и предложения алмазов на рынок, так и объемов продажи получающихся из них бриллиантов. Данные от De Beers, похоже, необоснованно раздуты и не соответствуют финансовой отчетности производителей алмазов. 

Почему это вызывает озабоченность? Данные De Beers по мировому объему производства алмазов в год составляют примерно на $4,7 млрд - $5 млрд больше, чем в годовых отчетах Кимберлийского процесса (Kimberley Process, KP) и данных, основанных на согласованном мнении других организаций, которые не просто берут и используют данные De Beers как стопроцентно верные.

Нужно признать, что эти показатели объемов производства алмазов не являются абсолютно точными, но если De Beers заявляет, что глобальные объемы производства алмазов, с точки зрения стоимости, на 30% - 40 % выше тех, которые зарегистрировал КП, то это неизбежно вызывает тревожащие вопросы. В одной совершенно конфликтной презентации «Состояние отрасли» (State of the Industry) на конференции «От рудника к рынку» было высказано предположение о том, что если De Beers заявляет, что существует объем алмазов на сумму $5 млрд, который, очевидно, избежал мониторинга КП, то это, должно быть, «черные» деньги или «уворованные» деньги из африканских стран, которые «вы, парни» (то есть, отрасль) как-то, должно быть, придерживаете и прячете, как во всеуслышание заявил выступающий. Он добавил, что, если это не $5 млрд, а всего $1 млрд, это одинаково серьезно с точки зрения того, что террористы и те, кто отмывает деньги, могут сделать, используя эти деньги.

Это не просто значения стоимости, это также и объемы. Бόльшую озабоченность в области стоимости объемов производства алмазов вызывают несоответствия данных объемов в каратах. Показатели De Beers показывают объемы производства алмазов, которые почти на 15 млн каратов выше данных КП. Хотя о разнице в стоимости можно немного поспорить, расхождение объемов в каратах показывает, что данные КП просто неполные. В интересах отрасли, мы надеемся на правильный подсчет своих данных компанией De Beers.

Объяснение расхождения данных… или нет

Tacy Ltd. публикует свои данные по алмазопроводу каждый год за много месяцев до того, как производится сбор данных и их публикация Кимберлийским процессом. Наши данные по стоимости объемов производства алмазов в 2016 году составляют $13,14 млрд. По стоимости это показывает снижение примерно на 15% по сравнению с нашими цифрами в $15,5 млрд для 2015 года. Но не следует забывать, что политика производителей алмазов по «искусственному» снижению объемов добычи алмазов с целью производства объемов в соответствии со спросом, объявленная во втором полугодии 2015 года, и это снижение цен показывают последствия этих мер в полной мере в 2016 году. Наши данные обычно немного выше данных КП, поскольку мы основываем свои данные на объемах производства на рудник, хотя мы понимаем, что существует немного (в основном две) алмазодобывающих стран, у которых экспортные данные намеренно занижены соответствующими правительственными организациями по причинам, которые хорошо известны им.

В последние несколько лет некоторые аналитики (как и мы) обратили внимание De Beers на расхождения, но не последовало никакого их устранения. Это умная компания, у нее будут свои основания. Завышенные показатели по объемам добычи также позволяют завышать объемы продаж отраслью, и таким образом создавать вид постоянного роста отрасли, даже тогда, когда этот рост иллюзорный. С помощью значительного завышения общего объема производства алмазов снижается ее собственный доминирующий размер на рынке, что может быть из соображений конкурентной политики. Есть надежда, что De Beers или пересмотрит своих цифры, или докажет их правильность.

Синтетические бриллианты стали игрой с нулевой суммой, в которой есть свои выигравшие и проигравшие

Что характеризует 2016 год больше всего, так это агрессивное поведение производителей синтетических (выращенных в лаборатории) бриллиантов ювелирного качества. Объем производства бриллиантов доминирующим производителем (выращенных в лаборатории) синтетических бриллиантов, который производит и продает бриллианты сам или через подрядные контракты, попадает на потребительский рынок в основном без раскрытия, особенно при использовании их в качестве вставок в ювелирные изделия, когда шансы «обнаружения» почти равны нулю. В стоимостном выражении, по нашим оценкам, в 2016 году было продано синтетических (выращенных в лаборатории) бриллиантов ювелирного качества примерно на $750 миллионов. [Наша цифра в $750 млн отражает эквивалент PWP природным бриллиантам, поскольку они в значительной мере отхватили часть спроса на природные бриллианты. Затраты на производство и продажу алмазов могут быть значительно ниже]. С точки зрения объемов, особенно камней категории «меле», число нераскрытых синтетических бриллиантов на рынках поразительное.  
 
Anglo American Corporation, владеющая 85% компании De Beers, впервые отнесла растущий рынок синтетических алмазов ювелирного качества к категории «основного стратегического риска» для компании. Этот статус требует обязательного постоянного мониторинга «управления риска» и процесса (смягчающих) действий. В ходе такого процесса компания должна постоянно принимать решение, эффективны ли действия и «находится ли риск в пределах или выходит за пределы нашего уровня приемлемого риска».

Компания уже недвусмысленно заявляла, что «спрос на (природные) алмазы снизился в результате достижений в отрасли синтетических алмазов». Хотя мы говорим об этом уже несколько лет, производители алмазов предполагали, что наличие «оборудования для выявления» приведет к развитию двух разных рынков – синтетических (выращенных в лаборатории) бриллиантов и природных бриллиантов. Теоретически, это будет беспроигрышная ситуация, успешно существующая на двухуровневом рынке, ориентированном на цену и ориентированном на продукт. Но это попытка выдать желаемое за действительное. 

В основном, Anglo American предполагает, что синтетические (выращенные в лаборатории) алмазы считаются экономической заменой природным алмазам. Обручальное кольцо, проданное с синтетическим бриллиантом, означает, что потеряна возможность продать кольцо с природным бриллиантом. Но дело даже в большем. Anglo American обеспокоена маркетингом синтетических бриллиантов и позиционированием товара.

Anglo American Corporation признает теперь в своем Годовом отчете за 2016 год (2016 Annual Report), что «технологические достижения делают производство созданных человеком синтетических алмазов ювелирного качества коммерчески целесообразным и существует все больше источников распределения». Она идет дальше. Она понимает, что «маркетинг синтетических бриллиантов старается преподносить их как имеющие превосходство с экологической и социальной точек зрения». [Пожалуйста, вчитайтесь в эту фразу: «Маркетинг синтетических бриллиантов старается преподносить их как имеющие превосходство с экологической и социальной точек зрения».]

В этом кроется настоящая стратегическая угроза: огромные финансовые ресурсы вкладываются производителями синтетических алмазов в делегитимизацию природных алмазов и бриллиантов – убедить потребителей, что «природные бриллианты» - это плохо или они даже являются злом. Синтетические бриллианты просто позиционируются, как сказала Anglo, «как имеющие превосходство с экологической и социальной точек зрения».

Anglo American заявляет, что последствиями для De Beers является «потенциальная потеря объемов продаж алмазов и бриллиантов, приводящая к отрицательному воздействию на поступления, денежный потоки, прибыльность и стоимость для [производителя алмазов]». Стратегия по снижению риска заключается, главным образом, в позиционировании синтетических бриллиантов как «другого» продукта и в развитии технологии для их обнаружения.

Мы предполагаем, что, если возникнет ситуация, когда риски выйдут «за пределы приемлемого уровня», то Anglo American, вероятно, избавится от своих активов по добыче алмазов. Они еще не достигли этой точки, они никогда даже не упоминали об этом, но объявление синтетических бриллиантов в качестве «основного риска» может быть первым шагом в таком процессе принятия решения.

Неоднозначное отношение средней части алмазопровода к синтетическим бриллиантам

Производители бриллиантов готовы вывернуться наизнанку, чтобы добиться расположения производителей природных алмазов. Это является результатом почти вековой системы сайтхолдеров компании De Beers: производитель бриллиантов или трейдер алмазами зависит от доброй воли и желания производителя алмазов продать алмазное сырье ему, а не кому-то другому. Поступления производителей бриллиантов – и прибыли – зависят от добавленной стоимости, созданной в период между покупкой сырья и продажей получившихся из него бриллиантов.

Рост объемов синтетических бриллиантов уменьшил контроль, или, если хотите, «хватку» производителей природных алмазов над своими клиентами. Производитель бриллиантов в Сурате (или где-то еще, например) хочет оптимизировать свою добавленную стоимость и нормы прибыли. Если есть возможность сделать больше денег за счет огранки и полировки синтетических бриллиантов, то он не видит причин, почему ему не следует этого делать. Anglo American не заявляла об этом так прямо, но снижение спроса на природные бриллианты, о котором она сигнализирует, исходит не от потребителей, а скорее также от сектора средней части алмазопровода. 

Во время конференции «От рудника к рынку» несколько выступающих наперебой горячо и громко утверждали, что «синтетические бриллианты не являются бриллиантами». В зале находились некоторые из крупнейших в мире производителей синтетических бриллиантов (не добытчики алмазов) и некоторые из дистрибьюторов. По [существенным] коммерческим причинам они не хотели открыто называть себя, поскольку, неизбежно, некоторые из них могли быть также напрямую или опосредованно клиентами De Beers, АЛРОСА и других производителей природных алмазов. Один производитель [мелких синтетических бриллиантов] признался, что, если стоимость была бы одинаковой, некоторые из синтетических бриллиантов просто смотрелись бы лучше в ювелирном изделии». 

Один из основных самых влиятельных руководителей предупредил меня на этой неделе «выбирать объектом атаки» не компании, которые широко продают синтетические бриллианты, а только тех, кто в значительной мере делегитимизируют бизнес природных бриллиантов. В современной реальной обстановке трудно провести разделительную линию. Могут спросить, имеет ли значение то, что один продукт позиционируется и продается как «имеющий превосходство» над другим, если те, кто занимается обоими направлениями бизнеса, делает это на законном основании.

Вопрос осложняет тот факт, что некоторые крупные руководители отрасли в Европе и Америке имеют процветающий бизнес, связанный с синтетическими бриллиантами. Синтетические бриллианты получили широкое признание в средней части алмазопровода, особенно потому что можно получить более высокие нормы прибыли, поскольку цены на производство синтетических алмазов упали в последние два года. Синтетические алмазы требуют огранки и полировки, особенно мелкие камни, что является трудоемким делом. Они обеспечивают столь необходимую занятость. Мы не знаем каких-либо достоверных отчетов о «противодействии синтетическим бриллиантам на потребительских рынках», несмотря на то, что производители природных алмазов говорят нам при любой возможности, что женщины хотят иметь только «подлинное» кольцо.  

Именно чистая прибыль является движущей силой выбора

Вообще все сводится к вопросу чистой прибыли. При сценарии низкой прибыльности нет ничего плохого в том, что компании, которыми хорошо управляют, рассматривают диверсификацию и занимаются другими схожими бизнесами, включая синтетические бриллианты. Единственные, у кого нет выбора, это страны-производители алмазов и алмазодобывающие компании. Следовательно, в долговременных интересах производителей алмазов обеспечить, чтобы отрасль средней части алмазопровода продолжала оставаться прибыльной.

Anglo American может еще не понимать, насколько серьезным является основной риск, который она выявила. У нее ситуация, в своем роде, лучше, чем у других производителей алмазов: Anglo American через свою дочернюю компанию Element 6 по производству синтетических бриллиантов имеет возможность «присоединиться к бизнесу выращенных в лаборатории бриллиантов». Многие уверены, что так именно и случится, и вопрос больше в том, «когда» это произойдет. Несомненно, у них есть современная технология и патенты, что поможет им быстро выйти на рынок.

Производители выращенных в лаборатории бриллиантов лоббируют Федеральную торговую комиссию

В 2016 году основной производитель синтетических алмазов ювелирного качества возобновил работу Международной ассоциации выращенных бриллиантов (International Grown Diamonds Association, IGDA) для лоббирования правительства Соединенных Штатов. В документах, представленных Федеральной торговой комиссии (FTC), она приводит данные исследования, показывающие, «что в 2014 году объем производства выращенных в лаборатории алмазов составлял примерно 360 000 каратов. К 2018 году ожидается, что глобальный объем производства выращенных алмазов достигнет около 2 млн каратов, а к 2016 году ожидается превышение объема в 20 млн каратов.

На нашем графике для алмазопровода мы определили объем продаж синтетических бриллиантов в размере 4% от общего объема продаж бриллиантов. Между прочим, IGDA попросила Федеральную торговую комиссию внести изменения в свои Рекомендации по ювелирным изделиям (Jewelry Guides), что касается маркетинговых номенклатур, и «запретить использование термина «синтетический» для обозначения выращенных в лаборатории бриллиантов, поскольку этот термин вводит в заблуждение, является неверным и дезориентирует потребителей, - заявляет она.

Было установлено, что свойства этих выращенных в лаборатории алмазов идентичны свойствам добытых из земли алмазов с оптической, физической и химической точек зрения. Единственным различием между выращенными в лаборатории алмазами и добываемыми алмазами является вопрос их происхождения. Кроме того, многие из воздействий на человека и экологию, связанные с добычей алмазов из недр Земли, существенно снижаются, а в некоторых случаях полностью отсутствуют при производстве выращенных в лаборатории бриллиантов». Это в опосредованной форме подчеркивает то, что подмечено компанией Anglo American: синтетические (выращенные в лаборатории) бриллианты во многих случаях рекламируются как имеющие превосходство над природными бриллиантами с социальной и экологической точек зрения.  

Нас больше всего беспокоит то, что не проводится четкого раскрытия львиной доли объема производства синтетических бриллиантов по всей цепочке стоимости. Это мошенничество, хотя эксперты считают, что в свое время разногласия исчезнут.

Влияние синтетических бриллиантов на цены на алмазы и геологоразведка алмазов

Anglo American правильно отметила влияние синтетических бриллиантов на цены продажи алмазов у производителей природных алмазов. При анализе цен на алмазы по кривой предложения, проведенном Pharos Beam Consulting and Tacy Ltd, похоже, что текущие цены на алмазы примерно на 4% ниже «нормализованных цен», т. е., уровня цен, которого достигли бы цены на алмазы, если бы на рынке не было синтетических бриллиантов. [Кривая предложения – это графическое представление соотношения между ценой на товар или услуги и количеством, предложенным за данный период времени]. Мы ожидаем увеличения разрыва на 10% к 2020 году [См. график].

Конкуренция, которую представляют синтетические алмазы, на самом деле окажет заметное влияние на политику производителей алмазов и стран-производителей алмазов. Она не побуждает геологоразведочные компании выделять ресурсы на поиск новых месторождений. Могут уйти годы на то, чтобы найти месторождение, если вообще оно будет открыто, и на оценку экономической целесообразности. К тому времени, когда экономически целесообразное месторождение будет подтверждено, может пройти еще несколько лет (и потребуются сотни миллионов долларов) для разработки рудника. В то же время массовое производство синтетических бриллиантов – и общественное признание этих изготовленных человеком камней в качестве экономически выгодного заменителя природных бриллиантов – может сделать новый рудник нежизнеспособным с самого начала.

У компании De Beers, например, бюджет на геологоразведочные работы в 2016 году был на 15% меньше, чем в предыдущем году, он сократился с $34 млн до $29 млн. Но следует отметить, что это отражает общий тренд сокращения по всем видам сырьевых товаров. При этом $34 млн является эквивалентом 0,2% от годового объема производства алмазов. Это вряд ли похоже на инвестицию в поиск будущих месторождений.

Хотя De Beers и АЛРОСА работают с устойчивыми нормами прибыли, тем не менее среди мировых производителей алмазов есть несколько работающих рудников, которые поставлены на «техобслуживание и уход», так говорится в ситуациях, когда затраты на производство превышают стоимость объемов производства. Если цены на алмазы не будут расти в достаточной мере, от этих активов на самом деле избавятся или они будут закрыты. Аналитики опасаются, что рудник Аргайл в Австралии вскоре присоединится к этому списку, что сократит объем предложения алмазов в мире примерно на 27-20 млн каратов (примерно на $420 млн) преимущественно некрупных (но трудоемких) алмазов.

Производители алмазов глубоко обеспокоены по поводу утраты потребительского доверия к алмазам и бриллиантам. Но что насчет правительств алмазодобывающих стран? Отчет по результатам исследования, проведенного Аналитическим общественно-политическим центром Ботсваны (Botswana public policy think tank) показал, что может оказаться ошибочным решение оставлять алмазы в земле, предполагая, что они на самом деле (когда будут добыты) будут иметь более высокую цену.  А алмазы, находящиеся в недрах, не дают текущей прибыли – нет годового дохода. Это явно непопулярное мнение.

Волатильность цен и риски – причина для беспокойства для всего алмазопровода

Алмазопровод Tacy дает простые цифры. За каждой цифрой скрыты поразительные истории – постоянно меняющиеся реалии. Цифры говорят сами за себя, и в этом обзоре рассматривались только некоторые существенные вопросы. Если нужно идентифицировать единственный вопрос, вызывающий особую озабоченность, которая есть у всех участников, это огромная волатильность цен. Это явление в отрасли, появившееся довольно недавно, при котором (искусственно поддерживаемая) устойчивость цен, вероятно, была одним из самым привлекательных моментов, обеспечивая комфорт всем участникам отрасли, особенно правительствам и банкирам.

Участники средней части алмазопровода не любят аукционы. На каждой конференции особо подчеркивается необходимость заключения долгосрочных контрактов, и в нашем алмазопроводе в категории «объемы продаж рудников» указывалось на необходимость разработки маркетинговых механизмов этих двух основных поставщиков алмазного сырья. Алмазодобывающие компании предупреждают, что текущая геополитическая и макроэкономическая неопределенность, как считают, вызовет постоянную волатильность цен – не только на бриллианты, но и на многие другие сырьевые товары. Вообще, условия формирования цен на сырьевые товары, похоже, все больше основываются на спотовых ценах по сравнению с механизмами формирования цены на основе среднесрочных или долгосрочных контрактов, которые в свое время были нормой.  

На конференции «От рудника к рынку» был один выступающий, предлагавший платформу для торговли сырьевыми товарами, которая позволяет сторонним инвесторам торговать алмазами, упакованными в стандартизированные партии. В прошлом такие предприятия, занимающиеся алмазами, торгующие бумагами, обеспеченными алмазами, а не реальными алмазами, всегда существовали недолго и в основном только создавали некоторую прибыль тем, кто их продвигал. Будет ли это по-другому в этот раз, мы не знаем. 

Алмазодобывающие компании прекрасно осведомлены о воздействии волатильности цен. Они чувствуют ограничение, и это обычно уменьшает их «аппетит» на инвестиции в новые проекты по горной добыче. Будут ли два новых канадских алмазных рудника на самом деле пущены в производство, зависит от цен на рынке, которые сейчас невозможно предсказать. Рудники осознают свои риски. Средняя часть алмазопровода, может быть, в меньшей степени осведомлена - или редко определяла размер своих собственных рисков.

В нашем отчете «Алмазопровод 2016» мы подчеркнули хорошие новости о том, что в 2016 году были сделаны деньги. В нем также отмечено, что синтетические бриллианты стали неотъемлемой частью алмазной цепочки стоимости и что также требуется больше решительных действий, чтобы не допустить ухода с рынка геологоразведочных компании и компаний, добывающих природные алмазы. Производители природных алмазов должны также понимать, что их самая «эффективная» борьба против синтетических бриллиантов начинается со здоровой средней части алмазопровода. Именно чистая прибыль имеет значение. Если участники средней части алмазопровода отрасли установят справедливые планируемые поступления, а производители алмазов позволят им получить приличную прибыль на капитал на основании настоящих профилей макроэкономических рисков, нас интересует, как будет делиться значительная добавленная стоимость в годовом алмазопроводе. Перевес в пользу средней части алмазопровода может сотворить чудеса! Давайте подождем 2017 года – но не обольщайтесь!

Бриллиантовые ювелирные изделия теряют свою долю в борьбе за кошелек, предназначенный для предметов роскоши – навсегда?

Рынок бриллиантовых ювелирных изделий теряет свою долю кошелька потребителей, предназначенного для предметов роскоши. Рост объемов розничных продаж бриллиантовых ювелирных изделий резко отстает от (номинального) роста ВВП в мире. Объем розничных продаж бриллиантовых ювелирных изделий с 2007 года резко отставал от показателей инфляции. На нашем графике алмазопровода за 17 лет, [см график выше] используя (за основу) 1999 год как индекс 100, объем розничных продаж бриллиантовых ювелирных изделий вырос всего на 130%, а ВВП вырос на 240%. Содержание бриллиантов в ювелирных изделиях выросло на 180% к 2011 году, но снова упало до 150%. Рынок бриллиантовых ювелирных изделий сработал недостаточно хорошо почти по всем значимым экономическим параметрам.

Но обстоят ли дела у нас хуже, чем с другими предметами роскоши? Bain & Co. недавно опубликовала свое авторитетное Исследование мирового рынка предметов роскоши в 2016 году (2016 LUXURY GOODS WORLDWIDE MARKET STUDY). «Вся отрасль предметов роскоши, отслеживаемая Bain & Company, включает 10 сегментов, впереди идут автомобили класса «люкс», гостиничная индустрия класса «люкс» и личные предметы роскоши, что в общей сложности составляет примерно 80% от общего рынка. Вся отрасль [предметов роскоши] сообщила об устойчивом росте на 4% примерно до €1,08 триллиона с точки зрения стоимости розничных продаж в 2016 году. Все же среди особых категорий наблюдался явный разброс показателей в прошлом году, - сообщает Bain & Co. – Рынок личных предметов роскоши - «основа основ» -  по существу оставался без изменений на уровне €249 млрд. Это на 1% меньше при существующих курсах обмена, и не было изменений размера рынка по сравнению с размером рынка в 2015 году, который составлял €251 млрд (при постоянных обменных курсах). Это третий год умеренного роста подряд при постоянных обменных курсах, и это представляет новое нормальное состояние, при котором компании – производители предметов роскоши больше не получают выгоды от устойчивого рынка и потребителей, производящих крупные затраты. Брекзит, президентские выборы в Америке и терроризм – все это привело к значительной неопределенности и снижению потребительского доверия, мешая росту объемов продаж личных предметов роскоши. 

Северная и Южная Америка, а также Азия (за исключением Японии) – два основных рынка предметов роскоши – оба сократились на 3% в 2016 году. В Европе сокращение составило 1%, в основном, из-за сокращения туризма, и возможно, показатели были бы еще ниже, если бы не устойчивые объемы продаж в Великобритании (за счет обесценившегося британского фунта стерлингов). В Китае потребители начали снова совершать покупки на своем внутреннем рынке, но этого было недостаточно для того, чтобы компенсировать резкое падение объемов покупок китайскими туристами за границей. Ключевым фактором в этом изменении является более жесткий таможенный контроль по ограничению покупок за рубежом, направленный на борьбу с «серым рынком» неофициальных продаж и на стимулирование потребления внутри страны. В результате этого, общая доля в глобальном объеме покупок предметов роскоши в Китае слегка сократилась с 31% до 30%», - делает вывод эта консультационная компания. – Бизнес бриллиантовых ювелирных изделий, в основном находится в таких же условиях, что и «бизнес основных предметов роскоши». «Выросли сегменты автомобилей класса «люкс», путешествий класса «люкс» (круизы), элитных ресторанов, изысканных вин и крепких напитков, а также деликатесов, отражая перераспределение «люксовых» затрат с товаров на личные наслаждения и впечатления».

Наш алмазопровод показывает глобальный рост ВВП. Производители алмазов по своим объемам продаж алмазного сырья уверенно превышали глобальный ВВП в период 2000-2007 годов, и рост был параллельным и носил волатильный характер. Хотя в 2011 году он пришел в норму, с тех пор не поспевал за ВВП и сократился в последние годы, хотя и вырос в последнее время. Производители алмазов имеют большие возможности по установлению цен, в большой мере обусловленные их олигополистическим характером. Рынки предметов роскоши являются чрезвычайно конкурентоспособными, и бриллианты на них проигрывают. Средняя часть алмазопровода, как видно из названия, находится в трудном положении между ними.

Статья написана Хаимом Эвен-Зохаром (Chaim Even-Zohar) и опубликована в ежегодном выпуске компании Tacy «Diamond 2016 Pipeline» (Алмазопровод 2016), том 33, 26 марта, 2017 г.