Компания Titan сообщила о высоких доходах в четвертом квартале 2021 финансового года

Компания Titan, входящая в производственную группу Tata Group, сообщила о выходе квартального отчета за 2021 финансовый год. После достижения рекордной выручки в третьем квартале, который пришелся на праздничный сезон, компания снова зафиксировала очень...

Сегодня

Stellar AfricaGold нацелилась на серебряный проект в Марокко

Компания Stellar AfricaGold подписала соглашение о геологоразведке с целью изучения, разработки и получения доли в размере до 90% в проекте по добыче серебра и других металлов на территории владения Имитер Норд (Imiter Nord) в районе восточной...

Сегодня

Gemfields заработала 59 млн долларов на рубиновом аукционе после 15-месячного перерыва в торгах

Gemfields получила выручку в размере 58,9 млн долларов от продажи 343 952 каратов рубинов разного качества, купленных по средней цене 171,33 доллара за карат. Последний раз компания проводила рубиновый аукцион в декабре 2019 года, на котором было продано...

Вчера

ICMM выступает за ответственный майнинг

Международный совет по горному делу и металлам (International Council on Mining and Metals, ICMM), организация, посвящающая свою деятельность безопасному, справедливому и устойчивому развитию горнодобывающей и металлургической промышленности...

Вчера

Возобновление экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Мумбая на фоне ограничений

Правительство индийского штата Махараштра в очередной раз разрешило возобновить экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Мумбая, введя ограничения на число работающих в экспортных подразделениях отрасли, в то время как остаются в силе ночной...

Вчера

Плазменный реактор этого стартапа создает бесконфликтные бриллианты для рынка поколения двухтысячных

19 мая 2017

Автор: Элизабет Сегран (Elizabeth Segran)

(fastcompany.com) – Как это сделали? Каково происхождение? Эксплуатировались ли рабочие? Накачивались ли коровы антибиотиками? Является ли это безглютеновым?

В настоящее время потребители, особенно поколение двухтысячных, все больше требуют прозрачности в отношении того, что поступает в их организм и прикасается к их телам. А для некоторых – что надевается на их палец. 

«Мы задаем вопросы обо всем, что покупаем: я хочу знать, что моя косметика не полна токсических веществ, что мою одежду не изготавливали дети и что в моих продуктах питания нет пестицидов, - говорит Мелисса Мок (Melissa Mock), 30-летняя руководитель технологического стартапа, которая обручилась прошлым летом. – Поэтому, конечно, я хотела знать происхождение моего бриллианта».

Она и ее жених говорили о том, что она хочет, чтобы ее камень не добывали рабочие, которых эксплуатируют, и чтобы он не использовался для финансирования бесконечных междоусобных конфликтов, как было показано в фильме «Кровавый алмаз» (Blood Diamond) 2006 года с Леонардо Ди Каприо (Leo DiCaprio) в главной роли.

В День труда в саду дома, в котором они вместе жили в Санта Монике, друг Мок сделал ей предложение, преподнеся кольцо огранки «изумруд», дизайн которого создан Vrai & Oro, и которое прекрасно смотрится в «Pinterest-perfect». Камень был создан Diamond Foundry, стартапом из Сан-Франциско, который изготавливает бриллианты с помощью устройства, которое нагревает углерод до таких высоких температур, как в наружном слое солнца. 

Мы сейчас говорим не о кубическом цирконии. Эти камни по атомному составу идентичны алмазам, добытым из земли и не связаны с конфликтами. Мок была в восторге.

«Мне нравится то, что бриллиант является настолько прекрасным, высококачественным камнем, который не поцарапается и действительно будет вечным, - говорит она. - Diamond Foundry нашла способ воссоздать процесс, происходящий в природе – они нашли удачное решение проблемы».


Мок и ей подобные переписывают правила традиций, связанных с обручением. Некоторые даже выбирают альтернативные камни, например, сапфиры и опалы. Но среди желающих иметь бриллианты все больше растет число тех, кто рассматривает выращенные в лаборатории бриллианты, согласно обзору компании Bain. Хотя объем продаж синтетических бриллиантов составляет всего 1% от объема рынка, есть основания считать, что в следующем десятилетии будет отмечаться значительный рост.

С одной стороны, ожидается, что объем производства природных алмазов достигнет пика в 2019 году, согласно The Economist. В это время объем предложения новых алмазов начнет сокращаться на один - два процента в год.

Спрос тоже уменьшается: В Отчете о глобальной алмазной отрасли в 2016 году (2016 Global Diamond Industry Report), составленном компанией Bain, приводится неутешительный прогноз для сектора, стоимость которого $200 млрд, и «неопределенности омрачают социальную, политическую и экономическую обстановку на ключевых рынках».

Другой вопрос, на который синтетические бриллианты нацелены, это розничная цена. В зависимости от ювелира, можно сэкономить от 20% до 40% на синтетических бриллиантах.

«Для самых распространенных форм и размеров, экономия составляет 35%», - говорит Криш Химматрамка (Krish Himmatramka), основатель Do Amore, стартапа этических ювелирных изделий, который продает оба вида. Для бриллианта весом в один карат, который почти бесцветный и чистый для невооруженного глаза, стоимость природного бриллианта составляет около $5 000 в Do Amore, а выращенный в лаборатории бриллиант стоит около $3 300. «За эти дополнительные деньги вы можете купить оправу для обручального кольца, и деньги еще останутся», - говорит Химматрамка.

Ди Каприо сыграл большую роль в том, чтобы отрасль синтетических бриллиантов окрепла в США после того, как узнали об условия горной добычи в Африке, где создавался фильм «Кровавый алмаз» и о том насилии, которое подпитывалось драгоценными камнями.
«Я пришел в ужас от того, что происходило в Сьерра-Леоне в конце 1990-х годов, и от того, как алмазы финансировали этих военных диктаторов», - сказал он изданию Time. – По данным организации Amnesty International, около 4 млн людей потеряли жизни в результате этих продаж бриллиантов».

Diamond Foundry была основана в Сан-Франциско в 2012 году с помощью финансирования со стороны разных инвесторов в сумме $100 млн, включая Ди Каприо. Также принимали участие инженеры из Стэнфорда, M.I.T, и Принстона. Это была одна из трех компаний в мире, создающих так называемые бесконфликтные алмазы. Двумя другими являются сингапурская Generic Diamond и российская New Diamond Technology.

Первая трудность для Diamond Foundry носила технический характер: строительство плазменного реактора, который мог бы создавать высококачественные алмазы. После нескольких лет проведения тысяч моделирований физической среды, они создали устройство, состоящее из сотен высокоточных деталей, которые бы создавали крайне высокую температуру, объясняет Мартин Рошайзен (Martin Roscheisen), главный исполнительный директор компании, получивший степень доктора технических наук в Стэнфорде, закончивший обучение по той же программе и в той же группе, что и основатели Google – Сергей Брин (Sergey Brin) и Лэрри Пейдж (Larry Page).

В природе алмазы формируются, когда углерод подвергается воздействию высоких давлений глубоко в недрах Земли, а затем выносится на поверхность во время вулканических извержений. Отчасти их привлекательность объясняется тем, что для их существования требуется редкое сочетание геологических и географических факторов. Еще в 1941 году компания G. E. разработала устройство, которое позволяло нагревать углерод под давлением для создания алмазов, которые могли использоваться для технических целей, но эти алмазы были хрупкими и не подходили для ювелирных изделий.

По мере совершенствования процесса производства, следующей трудностью был поиск выхода на рынок драгоценных камней. Diamond Foundry создала коллекцию ювелирных изделий со вставками из почти бесцветных бриллиантов, содержащих лишь очень незначительные включения. Каждое изделие было сертифицировано и оценено Геммологическим институтом Америки (Gemological Institute of America, GIA).

Когда распространилась новость о том, что сделала Diamond Foundry, стали обращаться бренды из отрасли с просьбой приобрести некоторые из этих камней. «Мы обнаружили, что крупная отрасль находится в тяжелом положении, -  говорит Рошайзен. – Объем предложения добытых алмазов снижается, алмазодобывающие компании крайне прибыльны, но все отмечают, что цепочка поставок испытывает чрезвычайные трудности».

Компания продает свою собственную ювелирную линию на своем веб-сайте, но она также продает через таких ритейлеров, как Barneys и стартап Vrai & Oro, который работает непосредственно с потребителем и который выполнил дизайн кольца Мок.
 
«Многим ритейлерам сейчас нравится то, что теперь у них есть история происхождения, откуда происходит бриллиант, - объясняет Рошайзен. – Для изделия класса «люкс» происхождение действительно имеет ключевое значение. В случае с бриллиантом, который добывают, вы не можете знать, поскольку он сменил владельца двадцать раз, прежде чем попал к вам».

В течение десятилетий алмазную отрасль порочил тот факт, что жажда иметь алмазы часто приводила к жестокости, военным действиям и страданиям людей.

Карен Де Винсент (Karen DeVincent), которой 29 лет и которая недавно обручилась, сказала, что фильм Ди Каприо оказал влияние на нее в выборе кольца.

«Я не хочу, чтобы такой особый момент в моей жизни был запятнан болью другого человека», -  говорит Де Винсент, жених которой преподнес ей кольцо с розовым сапфиром, который она предпочла.

Ванесса Штофенмахер (Vanessa Stofenmacher), основатель и креативный директор компании Vrai & Oro, говорит, что отношение Де Винсент довольно типично для поколения двухтысячных, ее целевых потребителей. Она разговаривала с сотнями пар, которым за двадцать и тридцать лет, когда она запускала коллекцию обручальных и свадебных колец. В группах, представляющих для нее интерес, некоторые пары предпочли альтернативные драгоценные камни, а другие хотели бриллианты, но относились с подозрением к их этическому происхождению. «Бриллиант все-таки является непосредственным символом, - говорит Штофенмахер. – Его можно выложить в Instagram, и все узнают, что ты обручилась».

Vrai & Oro использует исключительно бриллианты, выращенные компанией Diamond Foundry, и она считает, что поколение двухтысячных быстро восприняли идею о синтетических бриллиантах.

«В большинстве случаев они действительно их предпочитают, - говорит Штофенмахер. – Их впервые  познакомили с бриллиантами, поэтому им гораздо легче обучаться, чем тому, кто покупает бриллианты в течение 30 или 40 лет».

Криш Химматрамка, основатель компании Do Amore, предлагает покупателям широкий выбор: добытые из недр бриллианты, выращенные в лаборатории бриллианты (от российской компании New Diamond Technology), сапфиры и белые драгоценные камни, которые называются муассанитами. 

«Представители поколения двухтысячных не считают, что добытые бриллианты имеют какие-то преимущества, - говорит Химматрамка. – Наш бренд стремится привлечь покупателей, для которых имеют значение этические аспекты, но мы видим, что нам не нужно настаивать, чтобы они рассматривали альтернативу бриллианту». 

Но даже если обычно легко убедить американское поколение двухтысячных, когда дело касается выращенных в лаборатории бриллиантов, руководство Diamond Foundry знает, что необходимо проделать много работы для того, чтобы действительно нарушить деятельность традиционной алмазной отрасли.


Во-первых, у старших поколений больше денег, которые они могут потратить на бриллиантовые ювелирные украшения, и во-вторых, доводы, которые убеждают американцев покупать синтетические бриллианты, не обязательно убедят индийских или китайских потребителей. 

Обзор компании Bain о поколении двухтысячных по всему миру показал, что концепция выращенных в лаборатории бриллиантов медленно завоевывает популярность. Молодежь в Китае, как и молодежь в Соединенных Штатах, в качестве основного решающего показателя приводила более низкую цену синтетических бриллиантов, а молодежь в Индии ценила более выгодное соотношение цены и качества. И в Китае, и в Индии молодежи нравилась классная технология, применяемая для изготовления бриллиантов. Но были также некоторые отрицательные ассоциации с такими словами, как «подделка», «не подлинные» и «дешевые», которыми склоняли их на все лады.

«Всегда любая новая технология связана со значительным образованием, - говорит Рошайзен. – Большая задача, стоящая перед нами, - ввести эту новую категорию товара на рынок. Когда люди не имеют сведений о выращенных в лаборатории бриллиантах, всегда есть изначальный скептицизм. Нам приходится объяснять, что бриллианты буквально одинаковые (как и те, что из недр земли)».