Во втором квартале Anglo American увеличила добычу МПГ на своих предприятиях

Компания Anglo American заявила, что во втором квартале этого года добыча металлов платиновой группы (МПГ) на ее предприятиях увеличилась на 65%, достигнув 709 200 унций после значительного восстановления производства по окончании связанного...

23 июля 2021

200-миллионный рубеж АО «АГД ДАЙМОНДС»

21 июля из карьера месторождения алмазов им. В. Гриба, разработку которого осуществляет АО «АГД ДАЙМОНДС», был добыт 200-миллионый кубометр горной массы. Об этом сообщается в пресс-релизе на сайте компании.

23 июля 2021

TAGS сообщает о стопроцентных продажах в ходе недавнего тендера

Компания Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) провела свой недавний тендер, намеченный на 14-21 июля, который, согласно пресс-релизу компании, был продлен на один день в связи с высоким уровнем интереса к просмотру товаров.

23 июля 2021

Раскрыта франко-израильская сеть мошенничества с бриллиантами

Уголовная полиция Франции пресекла деятельность франко-израильской сети мошенников с инвестициями в бриллианты, пишет www.capital.fr.

23 июля 2021

Lucapa Diamond завершила размещение второго транша своих акций

Lucapa Diamond заявила, что завершила выпуск 204,7 млн полностью оплаченных обыкновенных акций по цене размещения 0,05 доллара за акцию в рамках своих усилий по привлечению около 20 млн австралийских долларов.

23 июля 2021

Является ли Кимберлийский процесс «чушью»? - Продолжение

10 апреля 2017

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - Недавно Брэд Брукс-Рубин (Brad Brooks-Rubin) из проекта Enough Project написал ответ Мартину Рапапорту (Martin Rapaport) на его - как бы это сказать - критику Кимберлийского процесса (КП). Ниже приводится ответ Брэду Бруксу-Рубину, написанный Иэном Смилли (Ian Smillie). Смилли является одним из инициаторов, стоявших за Кимберлийским процессом на ранней его стадии, хотя он покинул КП в 2009 году в знак протеста против его ошибок. В настоящее время он является председателем правления Инициативы развития алмазной отрасли (Diamond Development Initiative) и президентом Канадской ассоциации по изучению международного развития (Canadian Association for the Study of International Development).

Брэд Брукс-Рубин утверждает, что выдача тысяч сертификатов Кимберлийского процесса в тех странах, где нет угрозы наличия конфликтных алмазов, является тратой времени и денег. Все эти бумаги нужно выбросить за ненадобностью, говорит он. 

Но он кратко прошелся по истории конфликтных алмазов и рассказал, почему КП был создан в таком виде.

Цель Кимберлийского процесса заключалась в том, чтобы положить конец конфликтам, подпитываемым алмазами. Средством для этого была глобальная система сертификации, призванная предотвратить попадание запятнавших себя товаров в цепочку поставок в любой точке длинного пути, который совершает алмаз от рудника к производителю бриллиантов.

Брукс-Рубин говорит, что это не работает, и с ним трудно спорить, несмотря на бесконечные заявления Кимберлийского процесса об обратном. Стоит только посмотреть на не оставляющую сомнений среднегодовую стоимость алмазов за карат в статистике объемов производства алмазов в Либерии ($458 в 2015 году, более чем в три раза выше средних значений в Ботсване, Анголе и Канаде), чтобы понять, что что-то совсем не в порядке. Идея о том, что Либерия производит алмазы более высокого качества, чем любая из стран мира, кроме Лесото и Намибии, полностью противоречит тому, что мы знаем о трудных исторических взаимоотношениях этой страны с алмазами.

«Тогда зачем этого придерживаться»?  - спрашивает Брукс-Рубин.

Но можно также сказать, что законы, относящиеся к краже автомобиля, не работают, тогда зачем их придерживаться? Тому есть веские причины. Мы не хотим, чтобы совершались кражи автомобилей. То же относится и контрабанде алмазов. Контрабанда алмазов – плохое дело, потому что это открывает возможности для финансирования военных диктаторов, уклонения от уплаты налогов и создает угрозу финансирования терроризма. У алмазов самое высокое из всех товаров соотношение стоимости к весу, и они хорошо подходят для таких вещей. Контрабанда алмазов также наносит урон поступлениям от налогов в странах-производителях алмазов, многие из которых очень бедные. И это нехорошо для репутации отрасли.

Брукс-Рубин опирается на другие критические мнения об эффективности КП, в основном на мнения Мартина Рапапорта и Хаима Эвен-Зохара (Chaim Even-Zohar), которые, помимо всего прочего, утверждают, что существует многомиллиардное расхождение между статистическим данными КП по мировому объему производства алмазов, результатами их собственных расчетов и данными компании De Beers. Ясно, что что-то не работает и здесь.

Брукс-Рубин приходит к выводу: «Было бы лучше, если бы КП видоизменился, чем полностью развалился». А кто может с этим поспорить? Но то, что он предлагает, не является развитием, это устранение основной функции КП: глобальной работы по прекращению существования подпольной алмазной экономики.

Он предлагает, что ввиду того, что КП не работает, «честность» должна быть в центре внимания надлежащей проверки цепочки поставок.  Я боюсь, что этот вариант немного устарел.

Трудностью реформирования Кимберлийского процесса является не отказ от того, что не работает, а исправление ситуации. Это касается того, чтобы проблемами занимались, как он правильно утверждает, «там, где они на самом деле появляются». Это означает гораздо более качественный мониторинг в тех местах, где границы дырявые и где регистрация вызывает подозрение, и требуются значительные меры по исправлению везде, где обнаружено несоблюдение требований. Если существуют проблемы со статистическими данными КП, то требуется срочное независимое изучение вопроса, а также принятие мер по устранению недостатков, потому что достоверная база данных КП имеет важное значение для регистрации «нарушений» и общей преступности.

Конечно, легко предложить, чтобы КП «развивался», как предлагает Брукс-Рубин, и как я предлагаю здесь, но это произойдет только в том случае, если его страны-участники будут проявлять желание быть открытыми в устранении своих собственных ошибок и ошибок других. Для этого также потребуется альтернатива неработающему принципу КП, связанному с «принятием решений на основе консенсуса», что позволяет каждому из 54 стран-участниц накладывать вето на любое предложение, любого вида. Без изменения в этом вопросе не будет серьезного развития.