Возобновление экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Мумбая на фоне ограничений

Правительство индийского штата Махараштра в очередной раз разрешило возобновить экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Мумбая, введя ограничения на число работающих в экспортных подразделениях отрасли, в то время как остаются в силе ночной...

Сегодня

Standard & Poor's повысило кредитный рейтинг Petra Diamonds после реструктуризации

Рейтинговое агентство Standard & Poor's (S&P) Global повысило долгосрочный кредитный рейтинг эмитента Petra Diamonds с «D» до «B-» после реструктуризации.

Сегодня

GJC просит правительство Махараштры разрешить ювелирам работать в условиях изоляции

Всеиндийский совет по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC) направил главному министру штата Махараштра Уддхаву Теккерею (Uddhav Thackeray) письмо с просьбой разрешить ювелирам работать...

Сегодня

В марте АЛРОСА выручила $357 млн от продаж алмазного сырья и бриллиантов

В распространенном в пятницу компанией сообщении говорится, что общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в марте составил $357 млн, в том числе алмазного сырья – $345 млн, бриллиантов − $12 млн.

09 апреля 2021

COVID-19 подстегнул интерес ритейлеров к роботизации бизнеса – опрос

Шестьдесят четыре процента ритейлеров, в том числе 77% крупных розничных торговцев, назвали для себя важной задачей иметь четкую, выполнимую и бюджетную стратегию внедрения робототехники в 2021 году. Почти половина респондентов заявили, что будут...

09 апреля 2021

Является ли Кимберлийский процесс «чушью»? - Продолжение

10 апреля 2017

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - Недавно Брэд Брукс-Рубин (Brad Brooks-Rubin) из проекта Enough Project написал ответ Мартину Рапапорту (Martin Rapaport) на его - как бы это сказать - критику Кимберлийского процесса (КП). Ниже приводится ответ Брэду Бруксу-Рубину, написанный Иэном Смилли (Ian Smillie). Смилли является одним из инициаторов, стоявших за Кимберлийским процессом на ранней его стадии, хотя он покинул КП в 2009 году в знак протеста против его ошибок. В настоящее время он является председателем правления Инициативы развития алмазной отрасли (Diamond Development Initiative) и президентом Канадской ассоциации по изучению международного развития (Canadian Association for the Study of International Development).

Брэд Брукс-Рубин утверждает, что выдача тысяч сертификатов Кимберлийского процесса в тех странах, где нет угрозы наличия конфликтных алмазов, является тратой времени и денег. Все эти бумаги нужно выбросить за ненадобностью, говорит он. 

Но он кратко прошелся по истории конфликтных алмазов и рассказал, почему КП был создан в таком виде.

Цель Кимберлийского процесса заключалась в том, чтобы положить конец конфликтам, подпитываемым алмазами. Средством для этого была глобальная система сертификации, призванная предотвратить попадание запятнавших себя товаров в цепочку поставок в любой точке длинного пути, который совершает алмаз от рудника к производителю бриллиантов.

Брукс-Рубин говорит, что это не работает, и с ним трудно спорить, несмотря на бесконечные заявления Кимберлийского процесса об обратном. Стоит только посмотреть на не оставляющую сомнений среднегодовую стоимость алмазов за карат в статистике объемов производства алмазов в Либерии ($458 в 2015 году, более чем в три раза выше средних значений в Ботсване, Анголе и Канаде), чтобы понять, что что-то совсем не в порядке. Идея о том, что Либерия производит алмазы более высокого качества, чем любая из стран мира, кроме Лесото и Намибии, полностью противоречит тому, что мы знаем о трудных исторических взаимоотношениях этой страны с алмазами.

«Тогда зачем этого придерживаться»?  - спрашивает Брукс-Рубин.

Но можно также сказать, что законы, относящиеся к краже автомобиля, не работают, тогда зачем их придерживаться? Тому есть веские причины. Мы не хотим, чтобы совершались кражи автомобилей. То же относится и контрабанде алмазов. Контрабанда алмазов – плохое дело, потому что это открывает возможности для финансирования военных диктаторов, уклонения от уплаты налогов и создает угрозу финансирования терроризма. У алмазов самое высокое из всех товаров соотношение стоимости к весу, и они хорошо подходят для таких вещей. Контрабанда алмазов также наносит урон поступлениям от налогов в странах-производителях алмазов, многие из которых очень бедные. И это нехорошо для репутации отрасли.

Брукс-Рубин опирается на другие критические мнения об эффективности КП, в основном на мнения Мартина Рапапорта и Хаима Эвен-Зохара (Chaim Even-Zohar), которые, помимо всего прочего, утверждают, что существует многомиллиардное расхождение между статистическим данными КП по мировому объему производства алмазов, результатами их собственных расчетов и данными компании De Beers. Ясно, что что-то не работает и здесь.

Брукс-Рубин приходит к выводу: «Было бы лучше, если бы КП видоизменился, чем полностью развалился». А кто может с этим поспорить? Но то, что он предлагает, не является развитием, это устранение основной функции КП: глобальной работы по прекращению существования подпольной алмазной экономики.

Он предлагает, что ввиду того, что КП не работает, «честность» должна быть в центре внимания надлежащей проверки цепочки поставок.  Я боюсь, что этот вариант немного устарел.

Трудностью реформирования Кимберлийского процесса является не отказ от того, что не работает, а исправление ситуации. Это касается того, чтобы проблемами занимались, как он правильно утверждает, «там, где они на самом деле появляются». Это означает гораздо более качественный мониторинг в тех местах, где границы дырявые и где регистрация вызывает подозрение, и требуются значительные меры по исправлению везде, где обнаружено несоблюдение требований. Если существуют проблемы со статистическими данными КП, то требуется срочное независимое изучение вопроса, а также принятие мер по устранению недостатков, потому что достоверная база данных КП имеет важное значение для регистрации «нарушений» и общей преступности.

Конечно, легко предложить, чтобы КП «развивался», как предлагает Брукс-Рубин, и как я предлагаю здесь, но это произойдет только в том случае, если его страны-участники будут проявлять желание быть открытыми в устранении своих собственных ошибок и ошибок других. Для этого также потребуется альтернатива неработающему принципу КП, связанному с «принятием решений на основе консенсуса», что позволяет каждому из 54 стран-участниц накладывать вето на любое предложение, любого вида. Без изменения в этом вопросе не будет серьезного развития.