CIBJO представила обновленный логотип и вебсайт

По прошествии 30 лет Всемирная ювелирная конфедерация (CIBJO) сменила логотип и запустила обновленный вебсайт.

Сегодня

Основные доходы Tharisa выросли на 5,8% благодаря устойчивым ценам на хром

Компания Tharisa, сопроизводитель металлов платиновой группы (МПГ) и хрома, зарегистрированная на двойном листинге, получила доход в размере 686 млн долларов за год, закончившийся 30 сентября 2022 года, что на 15% больше, чем в прошлом году...

Сегодня

Glencore выплатит Конго 180 млн долларов за свои действия в прошлом

Компания Glencore достигла соглашения с Демократической Республикой Конго (ДРК), охватывающего все настоящие и будущие претензии, возникающие в связи с предполагаемыми коррупционными действиями группы в этой центральноафриканской стране в период...

Сегодня

Верховный суд Индии разрешил NMDC возобновить добычу алмазов в Панне

30 ноября 2022 года Верховный суд разрешил Национальной корпорации по разработке полезных ископаемых  (National Mineral Development Corporation, NMDC) продолжать деятельность по добыче алмазов в Панне, отметив, что NMDC получила разрешение...

Вчера

Жители Замбии подали в суд на Anglo American из-за отравления свинцом

Южноафриканский суд недавно постановил, что эксперты ООН могут вмешиваться в коллективный иск против компании Anglo American по поводу отравления свинцом в Замбии.

Вчера

Является ли Кимберлийский процесс «чушью»?

05 апреля 2017

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – На прошлой неделе Мартин Рапапорт (Martin Rapaport) на Международной алмазной конференции (International Diamond Conference) от «Рудников к рынку» (Mines to Market), проведенной в Мумбаи, Индия, назвал Кимберлийский процесс (Kimberley Process) словом, которое мы не используем в таких изданиях, как JCK (но вы можете догадаться). Винод Куриян (Vinod Kuriyan) написал свою ответную реакцию, которую я рекомендую прочитать. Ниже приводится ответная реакция Брэда Брукс-Рубина (Brad Brooks-Rubin) из проекта Enough Project, изложенная совсем с другой позиции. Брукс-Рубин работал также в Госдепартаменте США специальным советником по конфликтным алмазам, а также директором по глобальному развитию и бенефикации в Геммологическом институте Америки (Gemological Institute of America, GIA):

Представляя Соединенные Штаты в Сертификационной схеме Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme) в течение более четырех лет и будучи связан с Кимберлийским процессом разными путями с тех пор, как я оставил работу в правительстве США, я был знаком со многими сторонами деятельности КП и теми, кто в нем работал. Представители правительств, отрасли и гражданского общества в основном стремятся добиться позитивных целей и делать добро. Это не «чушь».

Проблема заключается в том, что эта инициатива просто устарела и больше не представляет то, как мир реагирует на озабоченности цепочки поставок. Кроме того, она не может и не достигает своей основной цели (остановка конфликтных алмазов). Поэтому ее необходимо либо в значительной мере менять, чтобы она отражала время, то есть устранить глобальную систему сертификации, или она по-прежнему будет подвергаться такой критике, какой ее подверг Рапапорт (Rapaport). И в конечном счете просто провалится. Было бы лучше, если бы КП видоизменился, чем полностью развалился.

В 2000 году, когда было объявлено о создании Кимберлийского процесса, это была смелое и мужественное решение. Но, как и любую инновацию, его обогнали знания и опыт. Страны-члены ООН выразили согласие с Руководящими принципами ООН по бизнесу и правам человека (U.N. Guiding Principles on Business and Human Rights), которые основаны на концепции должной проверки при управлении существенными рисками. Есть множество примеров других инициатив, которые позволяют осуществлять ответственные поставки прозрачным, здоровым и динамическим способом, который можно адаптировать к особым вызовам и смягчить самые серьезные риски. 

Глобальная трансграничная сертификация продукта не является концепцией, используемой в настоящее время в других секторах. Почему не используется? Есть две основных причины: 1) она не работает; и 2) это очень дорого. Модель сертификации, в сочетании со структурой, которая не обеспечивает анализ реальных данных по торговле, интеграцию со всей отраслью или эффективный контроль за применением, просто не способна обеспечить, чтобы алмазы из конфликтных зон или иных запретных источников, начиная от Берега Слоновой Кости и кончая Венесуэлой, оставались вне цепочки поставок.

В настоящее время компании и правительства тратят десятки миллионов долларов в год на реализацию КП через персонал и системы. Это создает впечатление, будто система может обеспечить неконфликтность алмазов, но данные говорят о другом.

Подавляющее большинство из десятков тысяч сертификатов КП, выдаваемых каждый год, предназначены для стран, которые не сталкиваются с угрозами конфликтов, подпитываемых алмазами. В этих странах могут быть другие озабоченности в цепочке поставок, но КП не имеет дело с этими вопросами напрямую, и они не оказывают влияния на выдачу сертификатов.

Тогда зачем этого придерживаться? 

Отчасти затем, что КП является жертвой первоначального успеха, и отчасти еще из-за двух других моментов. Для присоединения к КП правительства должны принять законы и создать структуры. Когда они уже созданы, правительства не хотят распускать их, и было бы трудно заставить их всех согласиться с этим одновременно.

Второе – это мотивация, связанная с естественной реакцией торговли на комментарии Рапапорта: отрасли нужна способность убедить потребителей, что алмазы являются неконфликтными. Она верит, что нуждается в Кимберлийском процессе, дабы отвечать потребителям, которые задают вопросы об источниках поставок, и во многих случаях ей есть что сказать хорошего. (Но не всегда.)

В настоящее время надлежащая проверка цепочки поставок больше сосредоточена на честности, чем на определенности. Цель – сосредоточить внимание компаний на своих усилиях и процессах в направлении ответственных поставок, о которых они бы сообщали прозрачно, а также получать руководящие указания и обеспечивать участие правительств и гражданского общества, как они это и делают.

Участникам КП необходимо вновь сесть за стол и определить, какой должна быть соответствующая реакция в 2017 году (в отличие от 2000-2002 годов) на озабоченности, имеющиеся в цепочке поставок алмазов, адаптировав систему надлежащим образом. Это означает отказ от глобальной сертификации и обеспечение усилий, сосредоточенных на надлежащей проверке и развитии.

Такой подход сэкономит деньги правительств и отрасли, вселит уверенность в гражданское общество и потребителей, приведет алмазную отрасль в соответствие с другими секторами и более эффективно повлияет на цепочку поставок, будь это связано с  принудительным и детским трудом, устойчивым развитием или проблемами, относящимися к окружающей среде, позволив Кимберлийскому процессу активно сосредоточить свое внимание на совместном решении проблем там, где они на самом деле возникают, а не на поддержании системы, которая по большому счету не отвечает озабоченностям сегодняшнего дня.

Наступило время для международного сообщества и алмазной отрасли внести развитие в Кимберлийский процесс и дать возможность этой инициативе перейти к новой главе. Или же она и на самом деле станет «чушью».