Во втором квартале Anglo American увеличила добычу МПГ на своих предприятиях

Компания Anglo American заявила, что во втором квартале этого года добыча металлов платиновой группы (МПГ) на ее предприятиях увеличилась на 65%, достигнув 709 200 унций после значительного восстановления производства по окончании связанного...

Сегодня

200-миллионный рубеж АО «АГД ДАЙМОНДС»

21 июля из карьера месторождения алмазов им. В. Гриба, разработку которого осуществляет АО «АГД ДАЙМОНДС», был добыт 200-миллионый кубометр горной массы. Об этом сообщается в пресс-релизе на сайте компании.

Сегодня

TAGS сообщает о стопроцентных продажах в ходе недавнего тендера

Компания Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) провела свой недавний тендер, намеченный на 14-21 июля, который, согласно пресс-релизу компании, был продлен на один день в связи с высоким уровнем интереса к просмотру товаров.

Сегодня

Раскрыта франко-израильская сеть мошенничества с бриллиантами

Уголовная полиция Франции пресекла деятельность франко-израильской сети мошенников с инвестициями в бриллианты, пишет www.capital.fr.

Сегодня

Lucapa Diamond завершила размещение второго транша своих акций

Lucapa Diamond заявила, что завершила выпуск 204,7 млн полностью оплаченных обыкновенных акций по цене размещения 0,05 доллара за акцию в рамках своих усилий по привлечению около 20 млн австралийских долларов.

Сегодня

Бриллианты, Кимберлийский процесс и чушь со сцены

31 марта 2017

Автор: Винод Куриян (Vinod Kuriyan)

(gemkonnect.com) - Убежденность потребителя в том, что какой-либо продукт действительно обеспечивает ценность, обещанную за уплаченную цену, покоится на уверенности, которую способна генерировать отрасль, производящая этот продукт.

Различные отрасли делают это путем создания или поддержки надежных институтов, способных контролировать и проверять заявления, которые промышленность делает о продукте, своих сырьевых материалах и процессах, которые доводят ее продукт в его окончательной форме до потребителя.

Для продукта, не являющегося существенным для повседневной жизни и зависящего исключительно от располагаемого дохода, такого рода заверения не только необходимы для того, чтобы потребитель мог заметить данный продукт в мире, где полно продуктов, нацеленных на дискреционные расходы, но они еще и важны для определения того, какую ценность такой продукт может генерировать.

Кимберлийский процесс (КП) является одним из ключевых институтов, от которых зависит алмазодобывающая промышленность для обеспечения гарантии не только того, что алмазное сырье поставляется из ответственных источников, но и того, что оно обеспечивает справедливую стоимость для старателей и местных общин в районах своего происхождения.

Несмотря на все его громоздкие процедуры и иногда почти невозможность достижения консенсуса среди всех участвующих в Кимберлийском процессе правительств, алмазная промышленность должна гордиться Кимберлийским процессом. Эта организация действительно остановила поток конфликтных алмазов и теперь решает проблему предоставления справедливой стоимости для общин старателей. Без Кимберлийского процесса потребитель увидит алмазную промышленность как еще одно эксплуататорское предприятие, движимое жадностью и не заботящееся о том, что происходит с местными горнодобывающими сообществами.

И несмотря на то, что Кимберлийский процесс управляется различными правительствами, его ключевыми компонентами являются алмазная промышленность и ее организации, такие как Всемирная федерация алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB) и Всемирный алмазный совет (World Diamond Council, WDC). Кимберлийский процесс является институтом, целиком и полностью принадлежащим алмазной промышленности. Он важен для авторитета алмазной промышленности.

Вот почему я пришел в ужас, когда Мартин Рапапорт (Martin Rapaport) назвал Кимберлийский процесс «чушью», отвечая на вопросы в ходе своей презентации на конференции алмазной промышленности «От рудников к рынку», организованной индийским Советом по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) в Мумбаи 19 и 20 марта.

Я отчаянно подавал сигналы модератору конференции Хаиму Эвен-Зохару (Chaim Even-Zohar), чтобы он дал мне возможность выступить по этому вопросу. И я даже было добился этого, но меня так и не услышали, потому что конфронтация между Рапапортом и негодующими руководителями GJEPC и Индийской алмазной биржи (Bharat Diamond Bourse, BDB) – Рапапорт среди прочего утверждал, что индийская промышленность несет ответственность за миллиарды долларов грязных денег в Дубае – угрожала разрастись до неуправляемых уровней, и Эвен-Зохар быстро все это притушил.

Когда кто-то при полном молчании со стороны алмазной индустрии говорит, что данные о добыче алмазного сырья, предоставляемые Кимберлийским процессом, ничего не стоят, это равносильно заявлению всему миру о том, что один из столпов, на который опирается ее работа по созданию потребительского доверия, как таковой бесполезен. Это все равно что попросить мир полагаться только на данные добывающих компаний. А мы все знаем, что глобальный потребитель об этом думает.

Рапапорт не выдвинул никаких оснований для огульного отрицания Кимберлийского процесса в качестве авторитетного учреждения. Но он получил доступ к общественной трибуне и мог высказать свое мнение во всеуслышание. И в спор с ним никто не вступил.

Теперь это делаю я. Я требую, чтобы Мартин Рапапорт обосновал то, почему он назвал Кимберлийский процесс «чушью». Я призываю его привести в подкрепление этого презрительного термина данные, факты и доказательства. Я призываю его доказать, что данные, на основании которых он делал свои выводы, являются абсолютно точными.

И я хочу спросить у алмазной промышленности, почему она не поднялась на защиту Кимберлийского процесса. Я хочу спросить ее, знает ли она, насколько мало правдоподобности она имеет, когда основывает свои собственные междилерские цены на бриллианты, исходя из прейскуранта Rapaport, который основан на мнении одного человека, а не на каком-либо установленном, проверяемом механизме ценообразования? Считает ли она, что потребитель будет доверять ее работе и ее заверениям?

Алмазная промышленность только что сказала миру, что на самом деле она не заботится о механизмах, обеспечивающих уверенность и справедливую стоимость. Каким бы неповоротливым и медлительным он ни был, Кимберлийский процесс – это не чушь. Безответно позволив Мартину Рапапорту так назвать Кимберлийский процесс, алмазная промышленность сказала миру, что она и сама является чем-то подобным.