Продажи ювелирных изделий с бриллиантами демонстрируют рекордный рост

Продажи ювелирных изделий с бриллиантами, пережившие пандемию (март, апрель, май 2021 года), демонстрируют рекордный рост в Соединенных Штатах. Согласно отраслевому анализу, продажи ювелирных изделий с бриллиантами за этот период выросли на 30%...

Вчера

АЛРОСА передала Зимбабве вакцины против COVID-19

Алмазодобывающий гигант АЛРОСА передал правительству Зимбабве 25 000 доз вакцины Sputnik V российского производства.

Вчера

Mountain Province Diamonds объявила результаты продаж

Компания Mountain Province Diamonds Inc. сообщила о продаже во втором квартале 718 549 каратов алмазов на общую сумму 64,5 млн канадских долларов ($52,6 млн) при средней стоимости 90 канадских долларов за карат ($73 доллара за карат)...

Вчера

Камбоджа скоро пополнит список производителей золота

Камбоджа вскоре присоединится к списку стран-производителей золота после того, как правительство объявило о начале с 21 июня коммерческих операций по добыче золота в районе Оквау (Okvau) в округе Кео Сейма (Keo Seima) на юго-западе провинции...

Вчера

Результаты Signet Jewelers за 1-й квартал превзошли ожидания

Компания Signet Jewelers Limited, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты продаж за 13 недель, закончившихся 1 мая 2021 года.

14 июня 2021

Проблема схожих балансовых отчетов в Индии

13 марта 2017

Быстрорастущая экономика Индии попала в кредитный спад, вызывающий опасения

(The Economist) – Если Индия на самом деле является самой быстрорастущей крупной экономикой мира, как недавно снова заявило ее правительство, то следует отметить, что никто не сказал об этом ее банкирам и руководителям бизнеса. В стране с численностью населения 1,3 млрд, где устойчивый рост экономики составляет около 7% в год, настроение в кабинетах большого начальства должно быть приподнятым. Однако вместо этого компании занимаются урезанием инвестиций, словно они оказались в затруднительном положении в период спада. Банки, кредитующие отрасль, темпы роста в которой в свое время составляли 30%, сокращаются впервые за два десятилетия. Если это называется самым высоким в мире ростом, как же тогда может выглядеть спад?

Макроэкономика Индии движется с трудом (правда, качество государственной статистики остается под вопросом), но ее корпоративный сектор находится в трудном финансовом положении. Внезапная и хаотичная «демонетизация» 86% банкнот в ноябре прошлого года вряд ли помогла. Но причина трудностей Индии намного глубже. После того, как десятилетие назад Индия избежала самого крупного из финансовых кризисов, инвестиционное оживление было основано на чрезмерно оптимистических предположениях. Банки не желали сомневаться в способности своих почти обанкротившихся заемщиков выплачивать им долг. В результате этого балансовые отчеты как банков, так и большей части корпоративного сектора находятся в ужасном состоянии.

После того, как в течение нескольких лет власти Индии прятали голову в песок, сейчас они беспокоятся, что их проблема «схожих балансовых отчетов» (twin balance-sheet) скоро поставит под удар более широкую часть экономики. И Резервный банк Индии (Reserve Bank of India), и правительство заставляют банки заниматься своими усугубляющимися безнадёжными кредитами. Займы на сумму примерно $191 млрд, или 16,6% от объема всей банковской системы, в настоящее время являются реально не функционирующими, согласно данным экономистов из банка Yes Bank. Эта цифра продолжает расти.

Учитывая связь между ними, компании и банки часто попадают в трудное положение одновременно. Но страны, где балансовые отчеты банков напоминают швейцарский сыр, обычно не имеют иного выбора, кроме незамедлительного решения данного вопроса до того, пока запаниковавшие люди не станут выстраиваться в очереди около банкоматов. В Индии все по-другому. Государственные кредиторы составляют около 70% этой системы, и никто не думает, что правительство позволит им разориться. В результате этого, то, что в большинстве стран считалось бы острым кризисом, в Индии является хроническим заболеванием.

Это не делает ситуацию менее болезненной. Инвестиции являются ключевым компонентов ВВП, и в настоящее время они сокращаются благодаря расчетливо ведущим себя компаниям. В Индии отмечается торговый дефицит, и правительство стремится сократить дефицит бюджета, что делает потребление единственной движущей силой экономического роста. И в самом деле, до демонетизации потребительские кредиты резко росли – почти на 20% в годовом выражении. Некоторые могут задаться вопросом, не являются ли они будущими безнадёжными кредитами или когда же потребителям ничего не нужно будет покупать.

Пока же прибыли банков снижаются, даже без полного учета влияния сомнительных займов. Принадлежащие государству кредиторы, взятые вместе, имеют отрицательный возврат средств. Про тринадцать из них в недавнем отчете министерства финансов сказано, что они находятся в состоянии «ужасного напряжения». Демонетизация на самом деле привлекла много новых вкладов, но банкиров затем заставили снижать свои ставки, под которые они кредитовали, что также нанесло урон их прибылям.

Дефицит инвестиций отчасти объясняется отсутствием оптимизма. Объем продаж в секторах, кроме нефти и металла, вырос всего на 5% в годовом выражении по сравнению с почти 25% в начале десятилетия. Загрузка мощностей на уровне 72,4% является низкой по историческим стандартам: даже если бы были деньги, неясно, многие ли бы захотели их заимствовать.

Банкиры, компании и люди, определяющие политику, в свое время считали, что проблема схожих балансовых отчетов на самом деле разрешится сама собой. Все старались отворачиваться от сложностей и надеялись, что экономический рост решит все проблемы. Но этого не произошло: прибыли на самом деле сокращаются у крупных заемщиков, многие из которых работают в инфраструктуре, горнодобывающей промышленности, энергетике и в области телекоммуникаций. Но банки сократили кредиты для всех, включая малый бизнес.

Устранение этих проблем – дело нелегкое. Большую часть работы по исправлению корпоративных балансовых отчетов необходимо проводить руководством государственных банков, которые должны (хотя редко это делают) реструктурировать долги и частично их простить. Многие из них проблемы унаследовали. Большинство магнатов, не выполняющих своих обязательств, имеют политические связи, и благодаря этому некоторые из них получили займы для того, чтобы начать бизнес. Признание того, что они не смогут выплатить кредит, и списание части долга может рассматриваться как пособничество коррумпированным капиталистам. Это может привлечь внимание многих энергичных агентств, контролирующих госрасходы.

Поэтому банкирам намного легче не принимать никаких решений, что часто означает продолжать предоставлять еще кредиты для поддержания заемщика на плаву, и делать вид, что все хорошо. Вряд ли это помогает, так как один из бывших руководителей банка сидит в тюрьме, а власти расследуют заем компании Kingfisher Airlines, бывший руководитель которой скрывается в особняке в Британии.

Списание займов было бы легче, если бы банки могли лишать права собственности за просроченные долги и забирать взамен этого капитал компании. Многие потенциальные инвесторы стремятся работать с банками по рекапитализации хороших компаний с плохими балансовыми отчетами. Но без надлежащего свода законов по банкротству, который только сейчас вступает в силу и которому потребуются годы на то, чтобы стать действенным, это бесполезный труд.

Если банки помогают решить вопросы с корпоративными балансовыми отчетами, то возникающие крупные убытки покажут, насколько слабы позиции их собственного капитала. Правительство обещало вложить больше денег в банки, но выделило только небольшую долю от $90 млрд. Рейтинговое агентство Fitch утверждает, что банкам нужно выровнять свое положение, а властям не допускать наличия менее чем мажоритарной доли в государственных банках, ограничивая их возможности получать средства от частных инвесторов.  

Одним из способов сдвинуться с мертвой точки является создание «банка проблемных активов», которые примут на себя самые сомнительные займы с баланса банков, освободив их для того, чтобы они смогли сосредоточиться на выдаче новых займов. Вирал Ачарья (Viral Acharya), новый заместитель управляющего банка RBI, недавно предложил способы обеспечения перевода безнадежных кредитов с балансов банков – по существу, обеспечивая укрытие банкирам, которые заключили разумные сделки. Арвинд Субраманьян (Arvind Subramanian), главный экономический советник правительства, предложил, чтобы банк проблемных активов управлялся частным сектором. 

Сколь бы это ни было проблематично, хорошо уже то, что индийский банковский сектор является довольно небольшим по сравнению с размером всей экономики, и его безнадежные кредиты сконцентрированы. База данных, составленная Ашишем Гуптой (Ashish Gupta) из банка Credit Suisse, показывает, что свыше $100 млрд сомнительных кредитов находятся всего у десяти заемщиков. Это упростит координацию любой сделки, даже если займы распределены по многим банкам.

Но чрезвычайно трудным является принятие решения о том, кто будет нести потери – установление цены, по которой банк проблемных активов будет покупать активы. Какова цена займа, в обеспечение которого предлагается недостроенный мост в Гуджарате? Много людей должны будут принимать решение, от которого они ловко уходили в течение многих лет. Хуже то, что федеральные выборы должны состояться в 2019 году, а на создание банков проблемных активов требуется время. Предоставление государственной финансовой помощи банкам и магнатам не скажется хорошо на результатах голосования. Появится соблазн дать больше времени на это – и заплатить еще более высокую цену позднее.