Дубайская алмазная конференция вновь откроется в феврале 2022 года

Дубайский центр биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Center, DMCC) проведет свою флагманскую Дубайскую алмазную конференцию (Dubai Diamond Conference, DDC) 21 февраля 2022 года в отеле «Атлантис» на искусственном острове Пальма в...

Сегодня

Операционные убытки Botswana Diamonds увеличиваются

Botswana Diamonds зафиксировала операционный убыток в размере 472 107 фунтов стерлингов за 12 месяцев до 30 июня 2021 года по сравнению с убытком в размере 391 225 фунтов стерлингов годом ранее. Занимающаяся поиском алмазов компания также сообщила в...

Вчера

De Beers подает заявку на разведку алмазов на северо-востоке Анголы

Компания De Beers подала заявку на проведение геологоразведочных работ на северо-востоке Анголы после существенных и последовательных реформ, проводимых правительством этой страны.

Вчера

Mountain Province объявила о повышении доходов в результате более высоких цен на реализованные алмазы

Компания Mountain Province Diamonds объявила о результатах своей последней продажи алмазов в декабре 2021 года, а также о совокупных результатах продаж в четвертом квартале 2021 года. В ходе торговой сессии в декабре было продано 388 573 карата алмазного...

Вчера

Sarine Technologies назначила Мэтью Трэтнера генеральным директором и вице-президентом своего отделения по операциям в Северной Америке

Мэтью Трэтнер (Matthew Tratner) присоединится к группе Sarine Technologies в качестве генерального директора и вице-президента компании Sarine North America Inc. Трэтнер будет находиться в Нью-Йорке и работать в Sarine North America.

Вчера

Будущее того, что «навсегда»

14 марта 2017

Отчет с нового алмазного рудника компании De Beers

Объем производства самого ценного в мире драгоценного камня может достигнуть почти пика

(The Economist) – Гачо Куэй (Gahcho Kué) расположен слишком далеко на севере, чтобы там росли деревья. В несколько месяцев, когда нет снега, его окрестности в канадских Северо-Западных территориях напоминают архипелаг, простирающийся на большие расстояния, озер столько же, сколько и земли, темные озера простираются до самого горизонта. Бегают росомахи и бродят медведи, бегают лисы, зайцы и северные канадские олени карибу, хотя их численность сократилась. Там нет дорог, нет трубопроводов, нет линий электропередач. Поэтому кажется странным, когда, пролетая над тундрой, видишь гигантский самосвал, потом другой, потом стальную фабрику, ряды жилых вагончиков и большой серый карьер, который становится глубже день ото дня.

De Beers, крупнейшая алмазодобывающая компания, в сентябре отметила открытие своего рудника Гачо Куэй. Местные руководители отслужили молебен в честь этого рудника, били в барабаны. Брюс Кливер (Bruce Cleaver), главный исполнительный директор компании, и Марк Кутифани (Mark Cutifani), руководитель ее головной компании Anglo American, стояли у праздничного костра, и языки пламени развевались по ветру.

В настоящее время там идет тяжелая работа. Этот район настолько влажный, что персонал завозит большие поставки всего раз в год, в разгар зимы, когда они могут сделать дорогу из толстого слоя льда (см. рис. выше). Караван, поставляющий топливо и оборудование, медленно пересекает тундру. На руднике их коллеги работают днем и ночью для того, чтобы довести объем производства алмазов до полной мощности с целью добывать свыше 12 000 каратов (2,4 кг) алмазов ежедневно. Гачо Куэй – удивительное предприятие, самый крупный новый рудник в мире за период более десяти лет. De Beers не планирует строительство другого рудника.

Это поворотный момент для одной из самых необычных отраслей в мире. Алмазный бизнес засверкал примерно в 1866 году, когда сын фермера подобрал блестящий камушек на берегу Оранжевой реки в Южной Африке. В течение большей части следующих 150 лет De Beers будет доминировать на глобальном рынке. Успех зависел от управляемого предложения и искусно культивируемого спроса.

Квадратной огранки или огранки «груша»

С тех пор многое изменилось. De Beers больше не может контролировать рынок. Хотя она является крупнейшим производителем алмазов с точки зрения стоимости, на ее долю приходится всего лишь треть глобального объема продаж, что ниже 45% в 2007 году.  Она сталкивается со многими неопределенностями, начиная от синтетических бриллиантов и заканчивая изменением взаимоотношений с огранщиками и полировщиками. Ее потеря власти отражается в повышении волатильности: объем продаж компании упал на 34% в 2015 году, затем отыграл 30% в прошлом году. Кроме того, слабее чем раньше выглядит источник спроса, который является движущей силой объемов продаж – связь между бриллиантами и любовью.

Но один прогноз выглядит устойчивым: будет меньше новых алмазов. De Beers продолжает искать новые места для ведения горной добычи, но сократила свой бюджет на геологоразведочные работы. Маловероятно сделать еще одно крупное открытие. Ожидается, что предложение новых алмазов достигнет своего пика в следующие несколько лет перед тем, как начнется медленный спад.

Природные алмазы и бриллианты, в отличие от синтетических бриллиантов, широко применяемых в отрасли, были сформированы свыше 1 миллиарда лет назад ниже кратонов, самой древней части континентов. Там, между ядром Земли и ее корой давление было достаточно высоким и температура достаточно низкой для того, чтобы кристаллизовался углерод, превращаясь в свою самую твердую форму. Эти алмазы остались бы, если бы не расплавленная порода, прорывающаяся через мантию и увлекающая за собой алмазы, гранаты и другие минералы, - как стремительная река, уносящая грязь со своих берегов, - прежде чем извергаться на поверхность Земли со скоростью выше скорости звука. 

Некоторые из драгоценных камней осели в русле рек, как, например, в Бразилии, или были унесены на побережье, как в Намибии. Другие остались в угасших вулканах, или трубках, и закончили свой путь погребенными под почвой или озерами. Самый богатый алмазный рудник компании De Beers был обнаружен под песками в Ботсване в 1972 году, в пределах кратона Каапвааль, который простирается на юге Африки.

Предположения о том, что алмазы могут быть обнаружены в Канаде, появились в 19-м веке, когда драгоценные камни были обнаружены в виде вставок на американском северо-западе. В 1888 году, когда Сесиль Родес (Cecil Rhodes) основал компанию De Beers в Южной Африке, около Милуоки был добыт 22-каратный камень. Ледники, как предполагали в 1899 году, могли принести алмазы на юг. Прошли десятилетия, прежде чем были начаты геологоразведочные работы. В 1960-х годах De Beers начала без лишнего шума «прочесывать» Канаду, но только в 1991 году ВНР, одна из ее конкурирующих компаний, обнаружила кимберлит, горную породу вулканического происхождения, имеющую достаточно алмазов, чтобы строить рудник. В течение трех лет свыше 100 компаний рассредоточились по нетронутой территории, спеша подать заявку на отвод участка площадью примерно 200 000 квадратных километров. В Гачо Куэй геологи использовали аэрофотосъемку и брали пробы почвы с целью проследить путь минералов к их кимберлитовым трубкам.

Предметы этого лихорадочного поиска имеют самостоятельное значение для ученых. Драгоценные камни, которые, по мнению ювелиров, имели изъяны, представляли самый большой интерес для ученых: включения в алмазах могли нести образцы того, что находилось сотни километров под поверхностью Земли. Эван Смит (Evan Smith), ученый из Геммологического института Америки (Gemological Institute of America, GIA), недавно изучил включения в осколках, полученных из алмазов необычного размера и качества. Результаты его исследования, изложенные в журнале Science, являются первым подтверждением того, что глубокая мантия усыпана металлическим железом, что является ключом к химическим реакциям, происходившим очень давно, в результате которых образовалась Земля.

Но основная ценность алмазов не имеет ничего общего с наукой. Они давно ценились за их красоту – в сентябре г-н Кутифани напомнил посетителям рудника Гачо Куэй, что древние греки считали алмазы слезами богов. Но их современный статус является совместным творением, историей, нераздельно связанной с историей самой компании De Beers.

Алмазы были редкостью до 1866 года, южноафриканская находка грозила вызвать резкое снижение цен. Родес основал компанию De Beers с целью консолидации рудников на участке и ограничения объемов продаж. Ко времени его кончины в 1902 году на долю компании приходилось 90% мирового рынка. В 20-м веке были сделаны другие открытия, особенно в Сибири в 1950-х годах, в 1960-х годах в Ботсване и в 1970-х годах в Австралии. Но De Beers сохраняла жесткий контроль над предложением, владея рудниками и скупая алмазы у других.

Все, что мне нужно для удовольствия

Одно только это не превратило бы De Beers в империю. Существенным была ее схема создания спроса. В 1938 году компания, возглавляемая тогда семьей Оппенгеймеров (Oppenheimer), наняла N.W. Ayer, рекламное агентство в Нью-Йорке, с целью убедить американцев покупать больше драгоценных камней. Она придумала, что бриллиантовое кольцо должно быть существенным проявлением любви и статуса, его дарение - событием, знаменующим важный шаг в жизни. В последующие десятилетия De Beers и ее маркетологи изобретали слоганы – запоминающимся стал слоган «Бриллиант - это навсегда» - и придумали социальные правила, побуждая мужчин тратить заработок за два месяца на подарок для той, с кем обручался. Это не только позволило иметь высокие маржи, но и подавило вторичный рынок – к выгоде как фирмы, так и ее покупателей, которые могли быть уверены, что их инвестиции сохранят свою стоимость. 

Маркетинг сработал. В 1939 году 10% американских невест получали бриллиантовое обручальное кольцо. К концу века – уже 80%. Результатом этого была уникальная отрасль, контролируемая одной компанией, которая была и маркетологом, и алмазодобытчиком, капиталоемким бизнесом, построенным на эфемерной связи с любовью, имевшая успех благодаря сдерживаемому предложению и раздутому спросу.

Но в 1990-х годах власть De Beers стала ослабевать. В 1996 году из картеля De Beers вышел рудник Аргайл (Argyle) в Австралии, сытый по горло условиями гиганта. Новые открытые месторождения в Канаде, гражданская война в Анголе и распад Советского Союза – все это осложнило управление предложением, это означало, что все больше алмазов стало продаваться, минуя картель. Опасения, что с помощью продажи алмазов финансировали африканские конфликты, угрожали имиджу драгоценных камней. В 2000 году De Beers заявила, что она больше не будет так жестко контролировать рынок, но будет продавать проверенным покупателям. Появились законодательные решения в Америке и Европе, удерживающие компанию от монопольного поведения. 

De Beers приспосабливается к новой эпохе. Ее первая трудность – неизвестная ей до этого: борьба с конкурентами. АЛРОСА, российская государственная алмазодобывающая компания, производит больше камней, чем De Beers, хотя она зарабатывает меньше (см. график). Неожиданно появились также и новые компании, некоторые из них приобрели рудники у De Beers, поскольку она стремилась улучшить свои балансовые отчеты.
 
Кроме того, партнеры компании De Beers стали более требовательными. Правительству Ботсвана принадлежит 15% компании, государственный инвестиционный фонд ЮАР владеет 14,5% группы Anglo American. Рудники компании De Beers в Ботсване и Намибии являются совместными предприятиями с правительствами этих стран. Обе эти страны и делят поступления от продажи алмазов, добытых в пределах их границ, и могут также продавать некоторую часть алмазов самостоятельно, что позволяет им проверять цены, которые De Beers получает, и еще больше ослаблялся контроль компании над предложением.

Даже в странах, где De Beers не имеет совместные предприятия с правительством, все зависит от сотрудничества с местными властями. Для получения разрешения правительства на рудник Гачо Куэй потребовалось свыше 15 000 страниц экологических исследований. Компания хотела расширить рудник в провинции Онтарио, но проживающая поблизости местная община не дала своего согласия. 

Границы власти компании De Beers стали ясны в последние два года. В конце 2014 года упал спрос со стороны Китая, что заставило ритейлеров покупать меньше бриллиантов. На компании, производящие огранку и полировку бриллиантов, увеличилось давление ввиду излишних складских запасов. Но инструментов, которыми пользовалась De Beers раньше для повышения цен, больше у нее не было. Существуют законодательные ограничения на долю избыточных алмазов, которые она может покупать. Поскольку она контролирует всего треть рынка, любые сокращения объема производства алмазов имеют ограниченное влияние на общий объем предложения. На самом деле, компания, может быть, даже еще больше усугубила ситуацию. Контракты с ее заказчиками иногда побуждают их покупать излишки, если они откажутся от слишком большого количества предложенных им компанией De Beers камней, то они рискуют тем, что в будущем им выделят меньшую долю алмазов.

Наблюдаются признаки восстановления. По оценкам консультационной фирмы Bain, объем продаж алмазов вырос на 20% в 2016 году. De Beers становится более гибкой, смягчая правила для покупателей своих камней. Более частые сообщения о ее объемах продаж должны помочь инвесторам понять этот бизнес. Это также подает сигналы конкурентам, не вступая в столкновение, когда рынок ухудшается, позволяет им адаптироваться соответствующим образом. «Цена прозрачности превысит цену секретности», - утверждает Фрейзер Джеймисон (Fraser Jamieson) из банка J. P. Morgan. Даже при этом, избыточные складские запасы все же могут вызывать уменьшение рынка. Некоторые ювелиры недавно сообщали о затишье в продажах.

Г-н Кливер, ветеран Anglo American, в июле стал руководителем De Beers. «Основы отрасли по-прежнему очень хорошие», - говорит он. В ближайшие годы, по его мнению, De Beers получит выгоду от роста поступлений, особенно в Китае и Индии. Его собственное исследование показывает, что бриллианты по-прежнему захватывают воображение: 26% молодых американских невест говорят, что они мечтают о своих будущих обручальных кольцах уже за несколько лет до начала отношений.

Но над отраслью нависает риск в долгосрочной перспективе: однажды молодые пары больше совсем не захотят бриллианты. Они являются «товаром Веблена», как изделия, которые приобретают свою стоимость только из-за своей способности говорить о статусе, и названы так по имени Торштайна Веблена (Thorstein Veblen), экономиста, который писал о расходах богатых. Для товаров Веблена обычный закон спроса и предложения не работает: более высокие цены поддерживают спрос, а не снижают его. Если возникает большой разрыв между количеством бриллиантов, предложенных для продажи, и числом людей, желающих их купить по высоким ценам, то может произойти сильное и устойчивое падение стоимости, и может быть смысл остановить весь бизнес. 
 
Нынешние люди, кому 20 и 30 с небольшим, росли, когда De Beers потеряла свою монополию и, не желая помогать конкурентам, сократила свои расходы на рекламу, которая сделала так много для создания спроса в первую очередь на бриллианты. В последние годы маркетинговый бюджет компании составлял примерно 1% от объема продаж, что ниже почти 5% в 1990-е годы, по данным Morgan Stanley. В то же время в массовое сознание проникло понятие «конфликтных алмазов» – в 2006 году вышел фильм «Кровавый алмаз» (Blood Diamond) с Леонардо ДиКаприо (Leonardo DiCaprio) в главной роли, имеющий зимбабвийский акцент. Молодые пары, зарабатывающие меньше своих родителей в их возрасте, могут предпочесть потратить свои деньги на что-то другое.

Дело осложняется тем, что те, кто хочет сейчас купить бриллиант, имеют альтернативу. Синтетические бриллианты существуют в течение десятилетий, но лишь недавно процесс производства стал дешевле и результат более качественный. В 2015 году компания под названием New Diamond Technology изготовила бриллиант отличного качества весом в десять каратов, добившись беспрецедентного успеха. Считается, что объем продаж синтетических бриллиантов достиг всего 1% от рынка алмазов. Но продавцы синтетических бриллиантов используют озабоченность молодых покупателей социальными и экологическими вопросами – компания Diamond Foundry, поддерживаемая г-ном ДиКаприо, заявляет, что ее продукция «так же надежна, как ваши ценности».

Поэтому De Beers пытается повысить привлекательность природных драгоценных камней. «Долгосрочный спрос будет только в том случае, если мы продолжим его создавать», - говорит г-н Кливер. Это означает изучение потребителей, некоторые другие компании зациклились на амортизации износа самосвалов, использующихся в горной добыче, и романтике среди китайской молодежи.

Это также означает новую рекламу. Некоторые сосредоточены на бренде Forevermark компании De Beers, крохотном коде, нанесенном на бриллиант, который объясняет происхождение драгоценного камня. Другие расходы связаны со всей отраслью. В 2015 году De Beers и другие алмазодобытчики создали группу для объединения денег на видовую рекламу бриллиантов. Ее первая кампания была проведена в Америке перед рождественскими праздниками, слоган был «Подлинное – редко» (Real is rare). В видео на YouTube было показано, как Ник Кэннон (Nick Cannon), больше известный как бывший муж Мэрайи Кэри (Mariah Carey), брал интервью у пар об их обручении.

Неясно, убедит ли это молодых романтиков тратить тысячи на бриллианты. Если растет популярность синтетических бриллиантов, De Beers может потребоваться стать более напористой. Она уже подала иск против компании, производящей синтетические бриллианты, которая находится в Сингапуре, за нарушение своих прав интеллектуальной собственности. Ее собственное предприятие по производству синтетических бриллиантов для технических нужд имеет свыше 450 патентов.

Поскольку компания работает по повышению спроса, то это успокаивает. Более века она беспокоилась, что крупные новые открытия приведут к обвалу цен. «Нас беспокоит одно, - заявлял Родес, - это неожиданное обнаружение новых месторождений, которые человеческая природа будет использовать безрассудно в ущерб всем нам». Но, похоже, эта угроза уменьшается.

Вообще, геологоразведчики отобрали пробы порядка на 7 000 кимберлитовых трубках. Из них всего 15% имели алмазы, и всего 1% (около 60) имели их в достаточном количестве для того, чтобы строить рудник. De Beers продолжает проводить геологоразведочные работы в Канаде, ЮАР, Ботсване и Намибии – единственное, что может быть хуже открытия крупного нового источника, – это если его первым откроет кто-то другой. Помощь призваны оказать некоторые новые технологии. Например, «сверхпроводящее устройство квантовой интерференции» осуществляет поиск изменений в магнитном поле под поверхностью Земли, что может указывать на наличие кимберлита. 

Но De Beers считает, что маловероятны какие-либо крупные открытия, которые могут быть сделаны ею или кем-то другим. «Самые лучшие и легкие месторождения уже открыты», - говорит аналитик Дез Килали (Des Kilalea). Канадские разработки компании являются напоминанием о том, насколько трудными могут быть новые рудники. Mountain Province, фирма, работающая сейчас с De Beers, открыла первую трубку месторождения Гачо Куэй (Gahcho Kué) в 1995 году. Прошедшие с тех пор годы принесли De Beers один неудачный рудник в Канаде, длительные переговоры с местными властями и, наконец, строительство самого рудника Гачо Куэй.

Для этого потребовалось провести дренаж части озера. Для того, чтобы доставить строительные материалы и оборудование, компании пришлось построить зимник. Рабочим пришлось очищать снег с водоема, бурить отверстия во льду, затем накачивать воду, чтобы слой льда был толще, делая это по нескольку дюймов за раз. Это повторялось на расстоянии 120 км при температурах часто ниже минус 40оС до тех пор, пока лед не стал достаточно толстым, чтобы выдержать 500-тонный карьерный экскаватор, разобранный на десятки узлов. В общей сложности строительство рудника Гачо Куэй стоило $1 млрд. Это, казалось, стоило того, по сравнению с затратами на поиск месторождения и открытие рудника в другом месте. 

Друге компании запланировали несколько рудников. В настоящее время De Beers сосредоточивает свое внимание на расширении существующих рудников, а не на строительстве новых. Новые технологии могут помочь добывать больше алмазов из кимберлитов более эффективным способом. Даже при этом, по оценкам Bain, пик объема производства алмазов наступит в 2019 году. Предложение новых алмазов затем станет падать, снижаясь на 1-2% каждый год до 2030 года.

В настоящее время самолеты привозят и увозят персонал на рудник Гачо Куэй, оставляя шахтеров работать по две-три недели. Около половины персонала - из числа местных жителей, и довольно большое количество из них являются коренными жителями. «Нам нужны рабочие места, как и всем другим», - говорит Эдди Эрасмус (Eddie Erasmus), вождь племени Тличо. Среди лабиринтов жилых вагончиков рудника видны характерные атрибуты рабочей площадки крупной компании. Есть спортивный зал. Плакаты на столовой напоминают рабочим о необходимости есть фрукты и овощи, хотя многие предпочитают что-то посытнее. Роб Кулен (Rob Coolen), который следит за ледовой дорогой, начал работать на руднике Гачо Куэй еще до строительства рудника и спал в палатке в тундре. Кофе и бекон, говорит он, посущественнее. 

Кафетерий иногда сотрясается от грохота взрывов на карьере. За его пределами идет работа день и ночь. Рабочие грузят кимберлитовую руду на огромные самосвалы, затем отправляют породу на перерабатывающий завод. Там руда проходит через дробилки первичного дробления, дробилки и скруббера, потом измельченная руда отправляется на установки с рентгеновскими и лазерными устройствами, а струи воздуха отделяют алмазы от пустой породы. 

Когда уйдет любовь, они по-прежнему будут сверкать

Никто из рабочих на руднике Гачо Куэй не прикасается к алмазам голыми руками. Только несколько человек видят драгоценные камни перед тем, как их отправляют на самолете на оценку. В сентябре г-н Кулен стоял наверху стального грохота на установке переработки, платформа содрогалась, когда внизу встряхивались гигантские скруббера. «Иногда увидишь камень», - кричал он, пытаясь перекричать шум, - и он просто великолепен». Ожидается, что рудник выйдет на полную мощность в марте. К 2030 году алмазы из него будут добыты, он закроется.