Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

Вчера

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

Вчера

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

Вчера

Tharisa готова выполнить план по производству МПГ

Компания Tharisa с двойным листингом, имеющая предприятия в Южной Африке, намерена выполнить свой годовой план по производству металлов платиновой группы (МПГ) благодаря устойчивым производственным показателям, способствующим сильной ценовой...

Вчера

Endiama увеличит ежемесячную добычу алмазов на проекте Лунинга

Согласно сообщениям СМИ, проект Лунинга (Lunhinga), принадлежащий ангольской государственной алмазной компании Endiama, должен увеличить ежемесячную добычу алмазов с нынешних 10 000 каратов до 20 000 каратов.

15 апреля 2021

Выращенные в лаборатории бриллианты вступают в свои права

13 января 2017

(The Abrasives Union) -   В нескольких шагах от известного Алмазного района (Diamond District) в Нью-Йорке Дэвид Вайнштейн (David Weinstein) разбирает несколько конвертов на своем заваленном столе. Все они заполнены синтетическими бриллиантами.

«Я занимаюсь бриллиантами каждый день уже в течение трех десятилетий, - говорит Вайнштейн, исполнительный директор Международного геммологического института (International Gemological Institute, IGI), некоммерческого исследовательского института. – Для меня бриллианты не являются чем-то поразительным. Меня трудно удивить».

Но недавно его поразили некоторые камни – те, что созданы в лаборатории. 

«Это выращенные в лаборатории бриллианты», - говорит он, распаковывая бриллианты и выкладывая их на сложенный лист белой бумаги. Под ярким освещением он показывает, насколько они бесцветные и насколько одинаково они выглядят для невооруженного глаза, не отличишь от драгоценных камней, у которых ушли миллионы лет на их формирование в недрах земли.

Выращенные в лаборатории бриллианты составляют около 1 процента мирового рынка в настоящее время. Но инвестиционные фирмы прогнозируют, что за несколько следующих лет доля на рынке может вырасти до 15 процентов.

Будущие изготовители бриллиантов потратили почти полвека на изучение того, как поставить на поток выпуск крупных блестящих бриллиантов, как эти. И это было не просто. В старые времена Вайнштейн редко мог бы увидеть выращенные в лаборатории бриллианты, и они совсем не выглядели так привлекательно.

«Десять лет назад они были в основном очень желтые или очень оранжево-желтые. Если и были камни ненасыщенного желтого цвета, то, скорее всего, это были камни коричневатого цвета, - объясняет Вайнштейн. – Производители выяснили, как избавиться от всех этих цветов и выпускать белые бриллианты. Качество доведено до того, что они поразительно белые».

А большинство людей хотят покупать именно белые бриллианты. Синтетические бриллианты начинают появляться в самых модных розничных магазинах, например, в Barneys New York, который только что в октябре провозгласил их в качестве высокотехнологичной, экологически безопасной альтернативы природным бриллиантам.

Каждую неделю лаборатория Вайнштейна получает много изготовленных бриллиантов от людей, которые хотят провести независимую оценку показателей 4С: огранки, цвета, чистоты и веса в каратах.

Вайнштейн использует ряд приборов для выявления выращенных в лаборатории бриллиантов, включая устройство, созданное компанией De Beers, излучатель ультрафиолетового света для проверки свечения бриллианта и традиционную лупу.

Некоторые из камней поступают из компании WD Lab Grown Diamonds, которая находится рядом с округом Колумбия. Ярден Цах (Yarden Tsach), возглавляющий компанию, объясняет, что их оборудование для выращивания алмазов представляет собой вакуумные камеры.

На дно такой камеры кладется небольшой монолитный алмаз. Это зерно для выращивания алмазов. Затем в камеру закачиваются газы и содержимое подвергается воздействию микроволновой печи. Это создает реакцию, при которой все больше и больше углерода осаждается на зерно, формируя алмаз до тех пор, пока он не станет таким, чтобы мог хорошо смотреться в кольце.

«В большинстве случаев это займет около восьми недель», - говорит Цах. И он подчеркивает, что то, что они создают, это не кубический цирконий или какая-то подделка. «Это алмаз, - говорит он. – И ничто иное».

Но по сравнению с алмазами, добытыми из земли, эти камни из лаборатории почти на 30 процентов дешевле.

«Если сравнить их с альтернативными камнями за те же деньги, они определенно лучше, - говорит Цах. – Рынок огромный. Мы не можем удовлетворить спрос. Мы расширяемся, и мы все равно не можем удовлетворить спрос».

Сейчас есть столько компаний, выпускающих бриллианты в больших объёмах, что как раз в этом году они объединились для создания торговой группы под названием Международная ассоциация выращенных алмазов и бриллиантов (International Grown Diamond Association, IGDA).

Данная группа обратилась в Федеральную торговую комиссию (Federal Trade Commission), протестуя против использования термина «синтетический» для обозначения изготовленных бриллиантов, заявляя, что этот термин имеет сопутствующее значение «искусственный» или «поддельный» и что это «может считаться унижением достоинства и недооценкой выращенных в лаборатории бриллиантов в международном масштабе».

В недавнем отчете инвестиционной группы Morgan Stanley указано, что лабораторно выращенные бриллианты в настоящее время составляют, может быть, примерно 1 процент от глобального рынка. Но в нем дан прогноз, что их доля может вырасти до 7-15 процентов в следующие несколько лет.

«Я думаю, что всегда будет разница между тем, что вышло из недр земли и создавалось миллионы и миллионы лет, и тем, что было создано в последние, сами понимаете, 72 часа», - говорит Вайнштейн.

Его лаборатория может установить разницу – они используют микроскопы и другие приборы для исследования более специфических свойств, которые показывают происхождение бриллианта.

«Нас не проведешь. Мы имеем стопроцентную уверенность в том, что можем этим заниматься все время», - говорит он. 

А на крупные камни наносится лазерная метка, чтобы на изготовленных камнях буквально были написаны такие, например, слова, как «выращенные в лаборатории» (lab-grown).

Проблема в том, что на мелких камнях этой метки нет. И не все бриллианты проверяются в достаточной мере. Очень мелкие камни составляют значительную часть алмазной торговли. Их используют для акцентирования крупных драгоценных камней или создания ювелирного изделия, которое имеет крошечные вставки для обеспечения игры света.

«Для многих производителей, изготавливающих ювелирные изделия с использованием мелких камней, неэкономично отправлять 10 000 камней в лабораторию и платить за проверку каждого камня», - говорит Вайнштейн.

Уже были случаи выявления необъявленных лабораторно выращенных бриллиантов, смешанных с большими партиями других мелких бриллиантов.

Вы можете угадать, какой бриллиант выращен в лаборатории?

Лаборатории в настоящее время производят большое количество крупных белых бриллиантов, которые не отличишь от камней, которые добывают в природе. Бриллиант слева выращен в лаборатории, а неограненный вариант бриллианта справа создавался миллионы лет под огромным давлением в недрах земли.

Несколько недель назад Ювелирный совет США (U.S. Jewelry Council) провел встречу в Нью-Йорке для крупных участников алмазного бизнеса для обсуждения вопроса о том, как справиться с угрозой необнаруженных лабораторно выращенных бриллиантов, приникающих на рынок.

Одним из возможных решений являются новые технологии, например, те, которые разрабатываются в Геммологическом институте Америки. «Наша главная миссия – проводить обучение и защищать людей», - говорит Том Моузес (Tom Moses), глава лаборатории и руководитель по исследовательской работе.

Внутри сверкающего офисного здания института, расположенного в Алмазном районе, он выставляет опытный образец устройства, которое способно проверять невероятно маленькие бриллианты в массе.

«Вы видите их на том белом лотке, уже загруженные и отобранные? - говорит Моузес, заглядывая в стеклянный короб размером с холодильник и указывая на крошечные бриллианты размером с маковое зерно. – Их там тысячи».

Проверка каждого занимает около двух секунд и стоит 8 центов, говорит он. Машина сортирует бриллианты на лабораторно выращенные или природные.

Моузес говорит, что его организация не отдает предпочтение ни одному виду.

Он говорит: «Это не наше дело - определять, какой вид бриллианта подходит для отдельного лица».

Он говорит, что они просто хотят сделать так, чтобы все четко знали, что именно они покупают, «чтобы рынок, а главное – люди, могли бы делать осознанный выбор».