Karo продлила облигации VFEX на 50 млн долларов после высокого спроса

Karo Mining, дочерняя компания Tharisa, расширила предложение облигаций с фиксированной процентной ставкой, чтобы привлечь 50 млн долларов путем листинга на Фондовой бирже Виктория Фолс (Victoria Falls Stock Exchange, VFEX).

Сегодня

Мужчина в США вернул владельцу кольцо с бриллиантом стоимостью $40 тыс.

Тридцатисемилетний американец Джозеф Кук (Joseph Cook) нашел кольцо с бриллиантом, прочесывая с помощью металлоискателя пляж во Флориде.

Сегодня

РБК: Сергей Иванов уйдет с поста главы АЛРОСА

Сергей Иванов, возглавляющий крупнейшую в мире алмазодобывающую компанию АЛРОСА с марта 2017 года, решил уйти в отставку до истечения срока трудового контракта. Об этом РБК, как сообщает информационное агентство, рассказал источник в окружении топ-менеджера...

02 декабря 2022

АЛРОСА представила аналитикам видение рынка инвестиционных бриллиантов РФ

АЛРОСА представила аналитикам инвестиционных банков и финансовых компаний свое видение перспектив российского рынка инвестиций в бриллианты и ежегодный выпуск посвященного этой теме отчета.

02 декабря 2022

Mountain Province Diamonds завершила первую фазу бурения на северо-западе карьера Херн

Компания Mountain Province Diamonds Inc. представила результаты первой фазы разведывательного бурения на северо-западе карьера Херн (Hearne) на руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Кимберлит Хирн - один из четырех кимберлитов Гахчо Куэй, занимающий...

02 декабря 2022

Что я увидел на безлюдном побережье, на которое океан выносит драгоценные алмазы

01 декабря 2016

De Beers собирает алмазы на девственном побережья Запретной зоны (Forbidden Area) с начала 1900-х годов

Автор: Питер Фурман (Peter Fuhrman)

(fortune.com) - Много было написано о «кровавых алмазах» и о том, как эти драгоценные камни подпитывают беззаконие и жестокие междоусобные войны в разных частях Африки. Но многие из самых ценных в мире алмазов поступают гораздо менее жестокими путями на рынок. В течение 90 млн лет они путешествуют в воде, отправляясь в дорогу с берегов рек в глубине Южной Африки, и в конце концов выбрасываются на берег вдоль первозданного атлантического побережья Намибии. Нигде в мире нет более спокойной добычи ценнейших алмазов, требующей применения оборудования лишь в незначительной степени. Алмазы собирают на берегу как морские ракушки, судя по недавно опубликованному описанию этого процесса газетой The Wall Street Journal.

Звучит неправдоподобно? Если бы я не побывал там сам, я бы сказал то же самое. Я один из сравнительно немногих посторонних людей, которым разрешено было посетить Запретную зону в Намибии. В то время я был журналистом, жил в Лондоне и мягко, но постоянно настаивал, чтобы офисы De Beers в Лондоне и ЮАР разрешили мне эту поездку. Я впервые узнал о Запретной зоне еще школьником, когда увидел ее в географическом атласе, и поставил себе целью когда-нибудь там побывать. Это нелегко было сделать, но мне, наконец, удалось. Примерно после семи лет просьб с моей стороны De Beers, наконец, согласилась.

Я пробыл там два дня в 1989 году как гость De Beers. Первые алмазы были обнаружены здесь на побережье в 1908 году, и почти сразу после этого участок южного африканского побережья и пустыни площадью 10 000 квадратных миль был закрыт как алмазная концессия. Вскоре после этого De Beers получила исключительный контроль над этой зоной и с тех пор собирала алмазы вдоль нетронутого пляжа Запретной зоны длиной 200 миль.

С годами политический контроль над Запретной зоной, также известной под ее немецким названием Sperrgebiet, переходил из рук в руки три раза между Германией и ЮАР, а с 1990 года она является частью независимого африканского государства Намибии. Запретная зона составляет около 3% от общей наземной территории этой страны и закрыта почти для всех жителей. Намибийское правительство сейчас является партнером De Beers (50/50), и они делят поступления от этого самого прибыльного из всех товаров. 

В настоящее время Запретная зона, вероятно, является самым нетронутым крупным участком суши, сохранившимся на планете. Алмазы, которые появляются здесь на побережье, особенно ценятся, потому что в среднем они крупнее и более высокого качества, чем те, что добывают из земли. Морские течения за десятки миллионов лет постепенно отполировали эти алмазы до состояния необычайной чистоты и блеска.

Насколько могут определить геологи, зародившиеся где-то в Юрский период алмазы, вымываемые в Намибии, были выброшены на поверхность по кимберлитовым трубкам примерно в 800 км к востоку вдоль реки под названием Оранжевая. Самые крупные и тяжелые алмазы постепенно были унесены дальше вниз по течению реки и затем фактически далеко в море в воды у намибийского побережья. Приливы сейчас медленно, но верно выталкивают их назад на сушу.

Около 10 лет назад De Beers начала экспериментировать со способами ускорения своей добычи этих морских алмазов. Сейчас компания располагает флотом морских судов, которые обрабатывают насосными установками небольшие секторы этого морского дна примерно в 20 км от побережья.

Во время моей поездки De Beers почти полностью полагалась на мужчин из племени Овамбо в проведении сбора алмазов вдоль побережья. Предприятие De Beers внутри Запретной зоны было схоже по виду, если не по назначению, с тюрьмой строгого режима. Рабочие из племени Овамбо жили в бараках около берега по шесть месяцев. Когда время их пребывания заканчивалось, их подвергали полному осмотру вручную, а также делали рентгеновское исследование. Я тоже вынужден был пройти и то, и другое.

Жесткие меры безопасности имеют веские основания. В настоящее время почти 10% экономики Намибии, которая оценивается в $2,5 млрд, поступает от доли средств намибийского правительства, получаемых от продажи морских алмазов фирмам по огранке и полировке в Тель-Авиве, Лондоне и Антверпене.  

Намибийские алмазы продаются примерно по $1 000 за карат, что по меньшей мере в три раза выше цены на высококачественные камни, добываемые в Ботсване, а также более чем в 10 раз выше цены на большинство других алмазов.

Но, когда на карте стоят большие деньги, человеческая изобретательность часто находит пути обойти самые сложные системы безопасности. Как мне рассказали во время моего пребывания там, один рабочий из племени Овамбо все же нашел успешный способ контрабанды алмазов из Запретной зоны. Каждый раз, когда его шестимесячное пребывание заканчивалось, он возвращался в свою деревню и ловил почтового голубя. Затем он тайно проносил его в Запретную зону, поскольку рентгеновское обследование проводили только при выходе из зоны.

Вернувшись в свой барак, рабочий брал самые крупные алмазы, припрятанные за время последней шестимесячной вахты, клал их в маленький мешочек, закрепленный вокруг шеи голубя, и отпускал птицу. Голубь перелетал через высокое заграждение из колючей проволоки и находил путь домой. Когда его шестимесячная смена заканчивалась, рабочий возвращался домой, где его ждал голубь алмазами. 

Даже охранники De Beers из числа уроженцев Южной Африки европейского происхождения говорили с восхищением о такой гениальности и дерзости. Как же тогда все это вскрылось? Однажды он сильно пожадничал и положил слишком много алмазов в мешочек, и голубь просто не смог набрать скорость и высоту, чтобы перелететь через заграждение. Один из охранников на сторожевой вышке увидел это, и группа охранников быстро поймала пытающегося перелететь голубя. Охранники убрали бόльшую часть алмазов из мешочка, и проследили, куда полетел голубь. Там они выяснили, кому принадлежит голубятня, и узнали, кто из рабочих использовал этот практически неотслеживаемый способ контрабанды. Рабочий признался и вернул De Beers алмазы, которые хранил спрятанными у себя дома.

Хотя цены на алмазы продолжают расти - в последнее время из-за увеличения спроса в Китае, - в долгосрочной перспективе прогнозируется резкое снижение общего объема предложения алмазов с вновь открытых рудников. Многие из первоначальных алмазных рудников в ЮАР истощаются. Но, по оценкам геологов, все еще около 80 млн каратов алмазов несут в себе воды вдоль побережья Запретной зоны. Если предположить, что не будет больших изменений в части приливов или технологии, последние из этих «отбившихся от стада» камней – и, вероятно, самые крупные и ценных из всех – будут собраны компанией De Beers до конца этого столетия.

Питер Фурман является председателем правления и главным исполнительным директором China First Capital, инвестиционного банка и консультационной фирмы, расположенной в Шэньчжэне, Китай. Ни он, ни его фирма не являются инвесторами De Beers.