Implats сделала необязательное индикативное предложение о приобретении RBPlat

Компания Impala Platinum (Implats) сделала необязательное индикативное предложение о приобретении 100% выпущенных обыкновенных акций компании Royal Bafokeng Platinum (RBPlat).

Сегодня

Petra Diamonds сократила чистый долг до 208 млн долларов

Компания Petra Diamonds снизила свой консолидированный чистый долг до 207,6 млн долларов США по состоянию на 30 сентября 2021 года с 228,2 млн долларов на конец июня 2021 года. Долг компании на 30 сентября 2020 года составлял 692,3 млн долларов.

Вчера

Пол Зимниски прогнозирует, что к 2025 году рынок ювелирных изделий с лабораторными бриллиантами почти удвоится

Ожидается, что в долгосрочной перспективе рост производства искусственных алмазов будет происходить благодаря выпуску недорогих ювелирных изделий и использованию алмазов в высокотехнологичных областях, не имеющих отношения к ювелирному делу.

Вчера

Gem Auctions DMCC в ноябре проведет тендер на алмазное сырье

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), в следующем месяце проведет свой первый в истории аукцион алмазного сырья в Дубае (ОАЭ).

Вчера

Ангола за два года заработала более $ 5 млн на алмазах, добытых старателями

По сообщениям СМИ, Ангола выручила около 5,1 млн долларов США от продажи добытых старателями алмазов в период с марта 2019 года по сентябрь 2021 года.

Вчера

В стремлении к совершенству бриллианта: дальновидный ювелирный дом Boehmer et Bassenge дебютирует на Christie's

11 ноября 2016

(The Diamond Loupe) – 15 ноября в Женеве на аукционе Christie’s Magnificent Jewels («Великолепные драгоценности Christie’s») будут преобладать исключительные украшения от Bulgari, Cartier, Van Cleef & Arpels, David Webb, Harry Winston и Boehmer et Bassenge, недавно созданного Maison de Haute Joaillerie (Дома высокого ювелирного искусства). На аукционе будут выставлены первые драгоценности, созданные этим домом - Miroir de l’Amour («Зеркало любви»), крупнейшие в мире безукоризненные бриллианты в виде капли огранки «груша» и прекрасное бриллиантовое ожерелье - Le Jardin d’Isabelle («Сад Изабель»). Эти «капли» состоят из бриллиантов цвета D чиcтоты Flawless (без изъянов) весом 52,55 и 50,47 карата, имеющие совершенно симметричные огранки (оценочная стоимость: US$/CHF 20-30 млн). Ожерелье весит в общей сложности 140 каратов и состоит из трех центральных бриллиантов общим весом 51,56 карата – два бриллианта в форме груши весом 31, 38 и 12,11 карата и один драгоценный камень огранки «бриллиант» весом 8,07 карата. Все бриллианты цвета D чистоты Flawless, прекрасно дополняют 3,92 карата бриллиантовых акцентов насыщенного розового цвета (оценочная стоимость: US$/CHF 8-12 млн). Оба эти лота будут предложены без отправной цены, чего не бывало в мире аукционов драгоценностей, имеющих такое важное значение.

Издание Diamond Loupe имело возможность встретиться в Антверпене и взять эксклюзивное интервью у человека, который стоит за этим брендом.

The Diamond Loupe: Инаугурация Дома высокого ювелирного искусства на аукционе является не совсем обычным шагом.

Boehmer et Bassenge: Да, я знаю, но и все, что мы делаем, является необычным. Это исключительно. Я не преувеличиваю, когда говорю, что дом высокого ювелирного искусства начинает свою работу через аукционный дом. Этого никто никогда не делал. Мир высокой роскоши и, в частности, высокого ювелирного искусства (High Jewellery) является миром культурного наследия, прошедшим проверку временем, в котором существуют особые правила. Мы безоговорочно уважаем и придерживаемся их. Но метод, который мы выбрали для первого представления своей коллекции на самом деле нарушает эти правила. Он является прямолинейным для отрасли, наполненной утонченностью. Мы заявили: «Это то, чем мы являемся. Это то, к чему мы стремимся. Это то, за что мы выступаем. Только самое лучшее». Мы рискнули. Мы хотим показать миру, как выглядят бриллиантовые ювелирные изделия высочайшего качества, и задать простой вопрос: «Вы представляете их стоимость? Мы оставляем ответ за нашими экспертами: нашими клиентами».  

TDL: Вы продаете эти драгоценности без отправной цены. Не берете ли вы на себя очень большой риск?

B&B: Да, это огромнейший, но в то же время и осмысленный риск. Мы понимаем, что мы делаем. Весь процесс приобретения камней цвета D чистоты Flawless, превращение первого кусочка алмаза в бриллиант, а затем второго кусочка в бриллиант, изготовление ювелирных изделий вручную не в ущерб качеству; каждый шаг – очень большой риск. Но это риски, поддающиеся управлению благодаря опыту. Мы работаем с уверенностью и любовью, и именно это мы предлагаем миру.

Я уверен, что будет несколько бессонных ночей перед аукционом. Но мы полные уверенности. Мы на это решились не в одночасье. Мы работаем над этим проектом уже четыре года, и это наши первые изделия.

DL: Не могли бы вы объяснить, почему существует такой риск в создании пары серег? Это объясняется огромным размером камней?

B&B: Здесь дело гораздо в большем. Почти невозможно подобрать два подходящих камня такого размера и качества. Алмазы обычно приобретают по одному за раз, и могут потребоваться годы после приобретения первого, чтобы приобрести второй. Алмазы такого размера и качества чрезвычайно редкие; затем существует процесс продажи на тендере, где вы конкурируете с ведущими компаниями в приобретении фантастического алмаза; затем огранка и полировка, на которые требуется время, и дело вполне может пойти неправильно. Все должно быть выполнено в совершенстве. Каждая деталь должна выполняться тщательно. Роскошь требует времени. Много времени, и терпения, и навыка. Нужна выдержка.

В этом случае первый алмаз был весом 134 карата. Было только два или три варианта. После завершения нашего напряженного процесса распознавания включений и планирования, мы поняли, что этот камень должен иметь огранку «груша». Поэтому мы создали невероятный бриллиант весом 50,47 карата. И, конечно, мне этого было недостаточно… (улыбается) … поэтому я мечтал найти второй алмаз, чтобы попытаться сделать пару. И мы нашли такой камень, который хотели, на тендере - изумительный экземпляр весом 128 каратов из Ботсваны. Алмазы непосредственно из земли никогда не обеспечивают пары. Это природная красота. Тот второй камень мог дать выход одного бриллианта цвета D чистоты Flawless весом 58 каратов, но мы продолжали пилить, срезать, пока не получили пару. Я не знаю больше таких же сумасшедших, которые поставили бы что-то такого размера на шлифовальный круг и пожертвовали бы всем этим весом, но мы пошли на такой риск.

Понимали, что вдруг это может превратиться в бриллиант цвета D чистоты VVSI, и тогда не будет подходящей пары. Невозможно предсказать, будут ли бриллианты по-настоящему подходить друг другу в конечном итоге или нет, и все-таки приходится «расходовать» так много каратов, чтобы сделать совершенно подходящие бриллианты. При таком размере, каждый потерянный пойнт стоит много денег. Много денег. Но, начав что-то делать, назад дороги нет. С другой стороны, а вдруг вас постигнет успех? Поэтому мы взяли на себя осознанный риск, требующий опыта, терпения и, да, стальных нервов. Но посмотрите, чего мы достигли. Самые крупные безукоризненные бриллиантовые капли в мире.

Мы не конкурируем ни с кем больше в мире. Каждый бриллиант, который мы используем, это бриллиант цвета D чистоты Flawless, вплоть до небольшого бриллианта весом 20 пойнтов круглой огранки на задней части ожерелья, который никто не видит. Мы выделяемся тем, что создаем изделия, которые никто больше не осмелился создавать. Поэтому, скромно говоря, мы единственные в своём роде. Мы берем на себя этот взвешенный риск, чтобы подтвердить свое видение. Мы выжали все до предела из себя и наших мастеров. И теперь мы спрашиваем: «Во сколько вы оцениваете то, что было создано»?

DL: Расскажите нам о процессе создания таких драгоценностей.

B&B: Сначала это было скромно. Мы заключили контракт с бывшим художественным директором крупного ювелирного дома, искали и проводили собеседование со множеством дизайнеров, выбрав несколько из них. Затем мы заключили контракты с очень опытными экспертами из ателье по наследуемым изделиям, один из которых сказал нам: «В прежние времена мы имели дело с г-ном Булгари (Bulgari). Имели дело с г-ном Арпельс (Arpels). Сейчас же, когда к вам приходит группа людей из какого-нибудь крупного ювелирного дома, вы не имеете представления, с кем именно имеешь дело. Однако в случае с Boehmer et Bassenge – все, как в старые времена. Мы не можем поверить, что кто-то занимается этим снова. Мы снова делаем настоящие ювелирные изделия».

Мы работаем над этим проектом уже четыре года. Для того, чтобы управлять работой на завершающей стадии, я почти все лето провел, работая с ювелирами в Париже. Все наши изделия изготовлены старым традиционным способом. Наши мастера в мастерской – из домов высокого ювелирного искусства. Таких в Париже осталось всего несколько. Мы обратились к лучшим дизайнерам в Париже и сказали им: вот наши бриллианты и вот наше видение бренда. Мы сказали им, что хотим быть лучше всех остальных в мире. Мы изложили свои требования в отношении качества. Мы потребовали от них дизайнов, соответствующих нашему представлению о бренде и потом сказали: «Теперь, пожалуйста, начинайте мечтать».

Они никогда не работали таким образом. Все они работали на крупные дома, но никогда не имели свободы работать таким образом, делать это действительно самостоятельно. Мы сказали им: «Нет ограничений на то, сколько времени вы на это потратите; нет ограничений на то, какой вид материала вы будете использовать; ограничений нет – точка». Сначала у нас были творческие разногласия. Но мы настаивали на том, чтобы не было никаких компромиссов. Безоговорочно. Мы хотели получить конечный продукт, а если это не безупречный продукт, нам он не нужен. 

Ни одна организация в настоящее время не применяет такого метода. Они не могут. Они являются акционерными компаниями, которые должны делать все возможное для максимального увеличения стоимости для акционеров. У них неповоротливые системы управления. Это крупные махины. Мы гибкие. Мы можем быстро реагировать. Мы делаем свой собственный выбор. Нам не нужно утверждение советом директоров. Наш способ работы создает почти непосредственную связь между тендером алмазов и клиентом. Наши дизайнеры и мастера создают на самом деле изделия высокого ювелирного искусства: единственные экземпляры, на которые требуется год работы. Поэтому для нас дебют на самых высоких эшелонах ювелирного мира, причем неожиданно для всех – это разрыв с устоявшейся практикой.

DL: Ваша студия названа в честь Чарльза Бёмера (Charles Boehmer) и Поля Бассанжа (Paul Bassenge), парижских ювелиров 18-го века, создавших исключительное и исторически знаменитое бриллиантовое ожерелье во время правления Луи XV. Поскольку они были ювелирами для двора, то королевские заказы побуждали эту пару достигать совершенства и вдохновляли их на создание самых роскошных дизайнов. Похоже на то, что вы приняли на себя роль Луи XV.

B&B: Точно. Король выбрал ювелиров Бёмера и Бассанжа для изготовления безукоризненного ожерелья, потому что они были лучшими. Мы делаем то же самое, потому что мы искренне верим, что мы воскрешаем их способ творчества, и наше ювелирное украшение отражает это. Создает ли Boehmer et Bassenge ювелирные украшения для нынешних королей? Я думаю, мы это делаем. Кто нынешние короли? Это вам решать.

Но мы подходим к этому, словно мы создаем ювелирное украшение для королей сегодняшнего времени. Людей, которые по-настоящему ценят качество и понимают мастерство изготовления и долговечность изделия. Ценитель, готовый заплатить 5, 10, 20 или 50 миллионов, покупает не впервые; они точно знают, что искать. Знатоки драгоценных ювелирных изделий понимают, что наилучшей инвестицией в бриллианты всегда является бриллиант цвета D чистоты Flawless. Мы создали инвестиционные изделия для увлеченных, которыми можно наслаждаться, а не просто спрятать в сейф. Счастливая жена, счастлива жизнь… (смеется). В конечном счете, от этих шедевров искусства просто сильно захватывает дух. Они потрясающие. Мы их любим.

DL: И вы найдете такого клиента?

B&B: Конечно. Этот мир такой сложный. Такой просвещенный. Доставляет большую радость возможность приобрести что-то изысканное, очень редкое и горячо любить это. Доставляет большую радость возможность приобрести прекрасное ювелирное изделие и носить его в семье, по особым случаям, а затем передать другим поколениям. Речь идет не только о редкости украшения, но и о том, насколько личным и важным становится оно в родословной семьи. Это прекрасная сторона того, что мы делаем. Когда создаешь единственное в своем роде драгоценное изделие, у него есть судьба.