Catoca заявила, что не было тяжелых металлов в утечке из хвостохранилища, из-за которой река в ДРК стала красной

Ангольская алмазодобывающая компания Catoca, совместное предприятие ангольской государственной алмазной компании Endiama и российской АЛРОСА, сообщила, что не было обнаружено никаких тяжелых металлов в июльской утечке из ее хвостохранилища, в результате...

Сегодня

De Beers выручила $ 490 млн в ходе последнего цикла продаж

По данным Anglo American, восьмой цикл продаж De Beers в 2021 году принес компании De Beers 490 млн долларов США по сравнению с 522 млн долларов в ходе седьмого цикла продаж этого года. Годом ранее алмазная компания продала алмазов на 467 млн долларов...

Сегодня

Данные по импорту и экспорту AWDC за сентябрь

Согласно данным, опубликованным Антверпенским всемирным алмазным центром (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), в сентябре 2021 года импорт Антверпеном необработанных алмазов сократился на 15,67%, достигнув 6 638 334,72 карата против 7 872...

Сегодня

Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Deloitte: сохраняется большой разрыв в ценах на предметы роскоши в Китае

03 ноября 2016

Автор: Лиз Флора (Liz Flora)

(jingdaily.com) – Несмотря на усилия правительства Китая и люксовых брендов по сокращению огромнейшего объема торговли в стране по системе «даигоу» (daigou), китайские покупатели, охотящиеся на рынке за сумкой Louis Vuitton или платьем Balenciaga, все-таки могут сэкономить сотни долларов, покупая в Лондоне или Париже, а не в Шанхае.

Согласно данным анализа стоимости изделий в разных странах, недавно проведенного консультационной фирмой Deloitte, Китай остается одной из самых дорогих стран в мире для покупки предметов роскоши, поскольку Великобритания становится самой дешевой благодаря обвалившемуся фунту стерлингов. Эта фирма в своем исследовании, проведенном после Брекзита, установила, что сумка Louis Vuitton Speedy 30 будет стоить покупателю US$1 115 в Китае, но стоит всего $802 в Великобритании, $850 во Франции и $970 в Соединенных Штатах. В то же время, платье Balenciaga Foulard Fringe стоит сейчас $1 312 в Великобритании, что на $353 меньше, чем в Китае, а кашемировый свитер Brunello Cucinelli стоит $808 в Великобритании по сравнению с $1 287 в Китае и $995 в Соединенных Штатах.

Люксовые бренды давно борются с «серым» рынком в Китае, созданным из-за значительно более высокой стоимости импортных товаров, поставляемых по тарифам. Многие компании отрегулировали свои цены в Китае, чтобы они соответствовали среднемировым, включая Chanel, Cartier, Burberry, Patek Philippe, TAG Heuer и Louis Vuitton. В некоторых случаях это означает, что цены в Китае могут быть даже лучше, например, вышеупомянутое платье Balenciaga на самом деле в Соединенных Штатах стоит на $100 дороже, чем в Китае. Но вообще, китайские потребители предметов класса «люкс» все-таки покупают у себя в стране по более высоким ценам – всего лишь у 29 процентов люксовых брендов средняя цена в Китае на их товары находятся в пределах 15 процентов от их мировой цены, согласно отчету 2016 года, составленному фирмой L2, которая установила, что товары Burberry дороже в среднем на 37 процентов, а товары Louis Vuitton дороже на 25 процентов. Удивительно то, что разрыв в ценах на «доступные предметы роскоши», вероятнее всего, в Китае даже еще больше, чем у цен на большинство дорогостоящих брендов, поскольку они пытаются компенсировать низкие прибыли за границей и позиционируют себя как товары по более высоким ценам в Китае, чем они являются в других странах, например, в Соединенных Штатах.

Резкие колебания валютного курса создают особенную трудность для люксовых брендов, которые часто не выражают желания снижать цены в середине сезона из опасения, что это будет восприниматься, будто они «делают скидку» на изделия. Если корректировки цен все-таки проводятся, они обычно делаются на новые коллекции, а не на изделия, которые уже находятся в продаже. Снижение цен на товары Chanel в середине сезона 2015 года было исключением и показало, почему дорогостоящие бренды так защищают свой имидж: после снижения цен за пределами магазинов Chanel в Китае сформировались линии, и в WeChat появились слухи, что этот бренд проводит «распродажу». Представитель Brunello Cucinelli недавно сообщил изданию Wall Street Journal, что их собственные корректировки цен из-за колебания валютного курса делаются в начале запуска каждой коллекции.

Кроме брендов, у правительства Китая также был стимул попытаться сократить объем продаж через систему «даигоу» ввиду того факта, что это вызывает потери значительного количества налоговых поступлений из-за «серого» рынка. Оно недавно предприняло ряд снижений налогового бремени, включая снижение налога на импорт в 2015 году и снижение налога на косметику в этом месяце, а также в апреле 2016 года резко повысило налог на товары, заказанные по интернету из-за границы, и на товары, завезенные в страну на сумму свыше RMB5 000. Правительство также постепенно разрешает расширение беспошлинной торговли, и недавно открылись торговые центры беспошлинной торговли в центре Шанхая и Хайнане.

«Серый» рынок в Китае сокращается в результате этих изменений, но он все еще значительный. Согласно данным Bain & Company, в 2015 году он уменьшился до RMB43 млрд, что ниже примерно RMB55 - 75 млрд в 2014 году. Но это не означает повышения расходов внутри страны, так как рынок сократился, поскольку китайские покупатели потратили RMB293 млрд на покупку предметов роскоши за рубежом во время путешествий и с помощью трансграничной электронной торговли. Продажи по системе «даигоу» по-прежнему составили 42 процента от рынка предметов роскоши Китая, достигшего RMB113 млрд, и не похоже, что они будут искоренены до тех пор, пока разрыв в ценах создает спрос.