В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Интервью с Эндрю Боуном, исполнительным директором Совета по ответственной ювелирной практике

14 октября 2016

Наступило ли наконец подходящее время для цепочки ответственности при поставках алмазов?

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - Эндрю Боун (Andrew Bone), исполнительный директор Совета по ответственной ювелирной практике (Responsible Jewellery Council, RJC), поговорил со мной после своего выступления на ежегодной встрече Всемирного алмазного совета (World Diamond Council, WDC), состоявшейся в начале сентября. Ниже приводятся основные моменты его выступления.

JCK: Некоторое время назад было много разговоров о том, что Совет по ответственной ювелирной практике разрабатывал цепочку ответственности при поставках алмазов. Этого не произошло. Как Вы считаете, сейчас это происходит?
 
Эндрю Боун: Почему бы нет? Этот план не отброшен; он просто временно отложен. Я считаю, что к этому идет дело. Я думаю, когда несколько лет назад обсуждался вопрос о цепочке ответственности при поставках, дело было не в полной остановке, мы этого не хотим. Дело было в том, что мы не были уверены в этой конкретной модели, и не были уверены в выборе времени. Я полагаю, что будет возможность в ближайшем будущем вернуться к этому вопросу и связать все воедино. В отрасли есть отдельные инициативы, касающиеся того, к чему мы стремимся в первую очередь в плане этой цепочки ответственности при поставках.

JCK: Несколько лет назад многие не соглашались с этой концепцией. Считаете ли Вы, что сейчас отрасль готова в большей степени?

Боун: Да. Я считаю, это вопрос выбора времени. Несколько лет назад люди не были к этому готовы. Были сомнения: нужно ли это? Как я упомянул в своем выступлении, мы пошли даже дальше мнения, что только конфликтные алмазы представляют большой риск для отрасли. Они по-прежнему представляют для нас один из рисков, но есть другие, которыми нам нужно заниматься. Нам необходимо решать вопросы культуры потребителя. Они поднимались несколько раз на встречах в связи с поколением двухтысячных. Это поколение, которое будет более пристально относиться к отрасли. Если мы, как отрасль, не донесем свое послание до этого поколения и не будем взаимодействовать с ним, они будут получать всю информацию для себя через Google. А мы знаем, к чему это может привести.

JCK: Когда была предложена цепочка ответственности при поставках, были разговоры об ограничении размеров? Может это произойти? 

Боун: Это может быть предметом для обсуждения. Вещи меняются, и меняется технология. Кто знает, что в будущем будет нам помогать? Вопрос в конкретной ситуации. В первую очередь нам необходимо убедительно изложить эту концепцию и добиться согласия людей с этой концепцией. А когда мы преодолеем это конкретное препятствие, мы сможем двигаться дальше. Я думаю никого не следует принуждать к этому.

В отрасли должен быть консенсус по этому вопросу. Я считаю, он существует, но я думаю, что нужно сделать так, чтобы все считали, что им это выгодно.

JCK: Вы сейчас разрабатываете стандарты для драгоценных камней. Некоторые говорят, что сектор несколько запаздывает с этими инициативами, а некоторые на самом деле враждебно настроены к ним.

Боун: Сектор очень разрозненный. В нем нет De Beers. Нет официальной структуры. Есть одна крупная компания - Gemfields.  И когда в отрасли такая дезориентация, трудно побудить к действию относительно принципов, решения. За год, в течение которого я работаю в этой отрасли, я никогда не сталкивался с каким-то значительным противодействием этого сектора к драгоценным камням, с которыми имеют дело. Я думаю, люди будут это приветствовать. Существуют разные мнения о том, как это должно осуществляться. И то, как использовать эти разные мнения, будет представлять трудность для RJC. Я считаю это возможным, я считаю, мы должны это делать, и думаю, что это укрепит доверие в этом секторе.

JCK: Большинство драгоценных камней добываются старательским способом. Затруднит ли это дело?

Боун: Это сильно затрудняет дело, но нет ничего невозможного. Но мы будем использовать опыт всех частей этого сектора с тем, чтобы предложить что-то подходящее для работы.

JCK: Одной их претензий, которые выдвигают люди к RJC, заключается в том, что аудиты иногда охватывают лишь одну часть компании. Думаете ли Вы, что этот вопрос прояснится?

Боун: Это довольно прямолинейно. Невозможно получить полную сертификацию. Ее можно использовать только для той части, которую вы сертифицировали.

JCK: Но когда компания заявляет, что она сертифицирована Советом по ответственной ювелирной практике, люди считают, что это касается всей компании. 

Боун: Это может вводить в заблуждение, и если это так воспринимается, то нам нужно рассмотреть этот вопрос, и мы это сделаем.

JCK: Как вы работает с некрупными ритейлерами, которые могут захотеть присоединиться к RJC, но беспокоятся, что сертификация может быть обременительна?

Боун: Я могу понять, они заняты. Нам нужно донести информацию, взаимодействовать более эффективно и действительно показать им, что они являются неотъемлемой частью этой более крупной и широкой отрасли….

Я часто говорю, что мы занимаемся страховым бизнесом, и не стоит рассматривать нас как обычную организацию, занимающуюся здоровым состоянием отрасли, безопасностью и правами человека. Мы этим занимаемся, но почему мы это делаем? Мы страхуемся ради целостности и сохранности продукта, которым занимаемся.

Затем есть общий вопрос самопроверки. Мы только что пересмотрели наши виды самопроверки. Мы проводим первое испытание их - обкатку - на деле в настоящее время. Они гораздо более понятные и более легкие в использовании. Это никогда не было очень обременительным, но сейчас это гораздо проще.

Одним из основных преимуществ RJC и других отраслевых организаций является снижение риска от действия обязательных нормативно-правовых актов. Если вы считаете, что членство и проведение проверок может дорого стоить, - я думаю, что это не так, и считаю, что это того стоит, - то ждите, пока не появятся обязательные нормативно-правовые акты. Это будет стоить вам больших денег, при этом у вас не будет права голоса, и это будет навсегда.

JCK: Что еще Вы запланировали?

Боун: Многое зависит от членов. Это организация, основанная на членстве. Моя обязанность – служить связующим звеном и взаимодействовать с членами для того, чтобы их потребности учитывались в наших делах. Мы не собираемся заниматься каждым ювелирным изделием в пределах области деятельности в ближайшие три года. Это не означает, что мы не должны говорить о том, чем нам следует заниматься. 

Существует значительный интерес к ввозу серебра. Это не должно быть трудно с точки зрения логистики. Если посмотреть на витрины, там изделия из таких разных видов материалов. Даже акриловые. Должны ли акриловые изделия тоже быть включены в область этой деятельности? Это относится к эволюционному развитию.

Мы только что завершили свое первое десятилетие, и это удивительная история. А теперь мы с радостью ожидаем свое второе десятилетие. Посмотрим, как пойдут дела.