Дочерняя компания Lucapa Diamond начинает геотехническое бурение на алмазном проекте Мерлин

Lucapa Diamond сообщает, что полностью принадлежащая ей дочерняя компания Australian Natural Diamonds (AusND) начала программу геотехнического бурения на алмазном проекте Мерлин (Merlin) в Северной территории Австралии.

Сегодня

ОАЭ в экономическом плане выиграют от увеличения импорта золота в Индию в четвертом квартале

Тенденция к росту импорта золота Индией станет хорошей новостью для ОАЭ, которые являются вторым по величине экспортером желтого металла в эту страну Южной Азии. Согласно сообщению издания Arabian Business, объем импорта Индии в прошлом месяце составил...

Сегодня

Botswana Diamonds привлекает 550 тысяч фунтов стерлингов на финансирование геологоразведочных работ

Компания Botswana Diamonds выпустила 55 млн новых обыкновенных акций по цене размещения 1 пенс каждая для существующих и новых инвесторов, чтобы привлечь 550 000 фунтов стерлингов.

Вчера

Gemological Science International запускает программу ASSURANCE by GSI ™

Gemological Science International (GSI), ведущая геммологическая организация для крупных розничных продавцов ювелирных изделий в США, объявила на прошлой неделе об официальном запуске своей новой программы Assurance by GSI™ («Гарантия GSI™»)...

Вчера

На продажу выставлены янтарные тяжеловесы

Калининградский янтарный комбинат (входит в Госкорпорацию Ростех) сообщил о проведении онлайн-аукциона эксклюзивного янтаря 27 октября в 12:00 по местному времени (в 13:00 по мск) в режиме онлайн. Торги пройдут на электронной торговой...

Вчера

Алмазодобывающие компании нацеливаются на море, поскольку в Африке иссякают запасы алмазов на суше

25 октября 2016

Автор: Айслинн Лайнг (Aislinn Laing), Ораньемунд, Южная Намибия

(The Telegraph) – В двенадцати милях от засушливого южного побережья Намибии, в 150 метрах вглубь от набегающих океанских волн, алмазодобывающие компании работают изо всех сил, обеспечивая будущее для того, чтобы с помощью камня можно было соблюдать обычаи, связанные с романтическими отношениями.

Принимая во внимание ожидаемое истощение драгоценных камней на суше уже в ближайшие 15 лет, алмазодобывающая компания De Beers создает свой морской флот для защиты своих интересов. 

По оценкам Namdeb, предприятия компании De Beers и правительства Намибии с долями 50:50, 95 процентов ее алмазов в будущем будет добываться с морского дна у юго-западного побережья Африки, и морские драгоценные камни уже получают самые высокие цены по сравнению с ценами на камни со всех ее семи рудников. 

Пять специально переоборудованных кораблей, оснащенных гигантскими тракторами и буровым инструментом, добывают свыше одного миллиона каратов в год на богатых аллювиальных месторождениях, рассеянных в море могучей Оранжевой рекой со времен динозавров.

«Алмазы из моря - это наше будущее, - сказал Паулус Шитуна (Paulus Shituna), и. о. главного исполнительного директора торгового подразделения Namdeb. – Десять лет назад 30 процентов алмазов добывалось из моря, а 70 процентов – из недр, а сейчас все наоборот».

Великобритания тоже принимает участие, и частная фирма UK Seabed Resources имеет лицензию на геологоразведочные работы на участке, площадь которого в два раза больше площади Уэльса, на шельфе у побережья Гавайских островов совместно с Lockheed Martin, оборонным гигантом США, после того, как бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон (David Cameron) сказал, что он хочет быть на переднем крае горной добычи со дна моря, что, по его заявлению, может стоить Великобритании £40 млрд в течение следующих 30 лет.

Эндрю Бладворт (Andrew Bloodworth), директор по полезным ископаемым и отходам из Британкой геологической службы (British Geological Survey), сказал, что потенциальные выгоды и экологические проблемы, связанные с открывающимися перспективами, являются значительными». 

«Мы знаем об этих месторождениях в течение 30 или 40 лет, но лишь сравнительно недавно появился этот большой рост спроса и технология, и люди начали рассматривать более трудные участки, - сказал он.

Пришлось побороться за получение этих лицензий на геологоразведочные работы, и некоторые страны придерживаются мнения, что хотят получить большой кусок. Потенциальная выгода довольно огромная».

В 20 минутах полета на вертолете от города Ораньемунд в пустыне находится 21-тонное алмазодобывающее судно «Мафута» («Mafuta»), качающееся на широких волнах, закрепленное четырьмя якорями, а под ним гигантский оранжевый трактор на длинных тросах прочесывает морское дно в поисках драгоценных камней.

Это судно, прозванное «мясником», роет полосу шириной 21 метр по морском дну с помощью устройства, напоминающего дворник для очистки лобового стекла, и ежечасно всасывает на судно 60 тонн осадочных пород через гигантский рукав.

Клайд Лоттерс (Clyde Lotters), оператор гусеничного транспортера, слушает песни Ар Келли (R Kelly) и дистанционно управляет трактором с помощью нескольких камер, радара и карт, сидя в удобном кожаном кресле в стиле вымышленного космического корабля «Starship Enterprise» из американских телевизионных сериалов об освоении космоса. «Это настоящая машина-насос, - говорит он, растягивая слова. – Самый лучший пылесос, который может быть у женщины».

На борту судна осадочная порода промывается и просеивается с помощью ряда вибростендов, чтобы получить камни меньшего размера, а затем пропускается через вращающиеся барабаны, которые дробят породу и ракушки. То, что больше не нужно, затем выбрасывается в воду, оставляя пенистый шлейф длиной до 100 метров, а алмазосодержащий галечник поступает в «красную зону», самую защищенную часть судна.

Операторы находятся под таким уровнем охраны, который вгонит в краску телохранителей президента США. Персоналу запрещено носить прически-дреды, потому что их использовали для контрабанды алмазов, а местные клубы голубятников на материке были закрыты из-за подозрения, что те используются для транспортировки контрабанды с моря.

Руки человека не касаются алмазов, так как их медленно перемещают по судну, прежде чем выгружают в герметичные жестяные банки со штрих-кодом, помещаемые в металлические кейсы, как у Бонда, и в сопровождении капитана судна, руководителя службы безопасности и еще одного моряка, выбранного наугад, три раза в неделю загружают в вертолет, который доставляет их в хранилище в аэропорту Виндхук.

De Beers пока охватила всего три процента от площади своей концессии на море площадью 3 700 квадратных миль и собирается работать там еще 50 лет, хотя ее производство на суше меняет береговую линию за счет горной добычи на песчаном побережье и линии прибоя.

В мае она подписала новое 10-летнее соглашение с правительством Намибии по сортировке, оценке и продаже алмазов по договору о бенефикации, на чем в настоящее время настаивают многие африканские руководители, чтобы положить конец временам, когда западные корпорации расхищали их природные ресурсы.

В горнодобывающей отрасли бенефикация - это процесс улучшения (повышения) экономической стоимости руды путем удаления пустой породы, что приводит к получению продукта с более высоким содержанием (концентрата) и отходов (хвостов).

В результате этого соглашения, Namdeb теперь является крупнейшим налогоплательщиком в Намибии и самым крупным в стране источником получения иностранной валюты, обеспечивающим свыше одной пятой поступлений иностранной валюты страны.

Ожидается, что все больше фирм последуют их примеру, поскольку большинство полезных ископаемых, необходимых для технологий, включая мобильные телефоны и гибридные автомобили, истощаются на суше, и горнодобывающие компании ведут поиск новых перспективных возможностей для добычи.

Эксперты предупредили о новом «захвате земли», поскольку корпорации, а также национальные правительства выкупают участки земли под морем для проведения геологоразведочных работ.

Обеспокоенность экологическими вопросами

Тем временем защитники окружающей среды предупредили о потенциальном ущербе, который может нанести такое широкое использование, хрупким морским экосистемам, которые все больше обеспечивают продукты питания для человечества, но до сих пор в основном не проведено их картографирование.

Технология компании De Beers указана - и ее материнская компания Anglo American принимает в этом участие – в вызывающем противоречивое отношение плане канадской фирмы Nautilus Minerals вести добычу на участке в 20 милях от побережья Папуа Новой Гвинеи с целью получения меди, цинка и золота с месторождений, которые, как считается, оцениваются в сотни миллионов долларов.  

С целью надзора над разделом морского дна в нетерриториальных водах, регулирования экологических последствий и обеспечения справедливого разделения прибылей было создано Международное управление по проблемам морского дна (International Seabed Authority), базирующееся на Ямайке агентство ООН.

Оно уже подписало 25 контрактов на 15 лет, 13 из них подписаны за последние три года, с компаниями и правительствами, включая россиян, китайцев, южнокорейцев и французов, по поиску ценных полезных ископаемых в Тихом, Индийском и Атлантическом океанах.

Эта борьба встревожила защитников окружающей среды, которые предостерегают, что ведение добычи на морском дне и сброс осадков обратно в воду может уничтожить уникальную морскую окружающую среду, нанести вред организмам и сократить рыбные запасы.

Всемирный фонд дикой природы (World Wildlife Fund) предупреждал, что правительства не были готовы к регулированию новой добывающей отрасли, работающей в океане, который уже пострадал от чрезмерного вылова рыбы, промышленных и бытовых отходов и изменения климата.

Британец Майкл Лодж (Michael Lodge), только что назначенный генеральным секретарем Международного управления по проблемам морского дна, сказал, что защита окружающей среды будет одним из основных вызовов, стоящих перед управлением.

«Также ясно, что мы недостаточно знаем о вредном воздействии на биосферу и вредном влиянии на морскую флору и фауну, когда будет вестись добыча», - сказал он в недавнем интервью.

Планы компаний по добыче фосфатов использовать северные прибрежные воды Намибии, применяя методы, аналогичные применяемым в алмазодобыче, вызвали взрыв гнева у местных групп.

Debmarine, подразделение Namdeb для работы на шельфе, заявляет о соблюдении жестких стандартов и о консультациях с независимыми экспертами с целью причинения минимального вреда, но на прошлой неделе компания призналась, что даже после 15 лет ведения ею добычи на морском дне потребуется до 15 лет на восстановление. 

Мы оказываем воздействие только на участок около 200 метров вокруг того места, где ведем добычу, на небольшом участке, который не является местом размножения и разведения рыб, - сказал Ян Нел (Jan Nel), директор по производству компании Debmarine. – Это воздействие незначительное по сравнению с количеством созданных рабочих мест и того, что сделано для страны. Но ничего не поделаешь, вредное воздействие на окружающую среду действительно оказывается».

Профессор Чарльз Гриффитс (Charles Griffiths), морской биолог из Отделения биологических наук Кейптаунского университета, который проводил мониторинг деятельности подразделений Demarine в течение ряда лет, сказал, что океану нанесен незначительный вред. 

«Они, конечно, испортили участки и загубили много животных, но я не думаю, что это представляет угрозу этой экосистеме, потому что она в тысячу раз больше, чем участок, которому наносится вред, - сказал он.

Если дойдет до того, что алмазодобывающие судна будут на каждом километре, тогда нужно будет думать снова, но в настоящее время воздействие умеренное по сравнению с воздействием, оказываемым другими отраслями».