Гонконгская Kunming Diamonds выиграла тендер на последние редкие голубые и синие бриллианты с рудника Аргайл компании Rio Tinto

Вся коллекция «Once in a Blue Moon» («Голубая редкость») компании Rio Tinto, состоящая из 41 лота тщательно отобранных голубых, синих и фиолетовых бриллиантов с рудника Аргайл (Argyle), была выиграна одним участником прошедшего тендера...

Сегодня

Implats сделала необязательное индикативное предложение о приобретении RBPlat

Компания Impala Platinum (Implats) сделала необязательное индикативное предложение о приобретении 100% выпущенных обыкновенных акций компании Royal Bafokeng Platinum (RBPlat).

Сегодня

Petra Diamonds сократила чистый долг до 208 млн долларов

Компания Petra Diamonds снизила свой консолидированный чистый долг до 207,6 млн долларов США по состоянию на 30 сентября 2021 года с 228,2 млн долларов на конец июня 2021 года. Долг компании на 30 сентября 2020 года составлял 692,3 млн долларов.

Вчера

Пол Зимниски прогнозирует, что к 2025 году рынок ювелирных изделий с лабораторными бриллиантами почти удвоится

Ожидается, что в долгосрочной перспективе рост производства искусственных алмазов будет происходить благодаря выпуску недорогих ювелирных изделий и использованию алмазов в высокотехнологичных областях, не имеющих отношения к ювелирному делу.

Вчера

Gem Auctions DMCC в ноябре проведет тендер на алмазное сырье

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), в следующем месяце проведет свой первый в истории аукцион алмазного сырья в Дубае (ОАЭ).

Вчера

Почему прибыль от бриллиантов необычайно низкая?

29 августа 2016

Автор: Эхуд Арие Ланиадо (Ehud Arye Laniado)

(ehudlaniado.com) – Посмотрите на алмазный сектор, особенно на среднюю часть алмазопровода, где ведется бόльшая часть квалифицированной деятельности, и вы увидите сектор с очень низкими нормами прибыли и почти нулевой доходностью. Такое состояние дел постоянно держит отрасль на грани банкротства. Как дело дошло до такого состояния, которое сейчас наблюдается?

Как это возможно, чтобы отрасль, производящая предметы роскоши, работала так, будто она предоставляет недорогие изделия, обусловленные ценовыми ориентирами? Почему производственный сектор отрасли бриллиантовых ювелирных изделий всегда ищет пути для дальнейшего уменьшения затрат, например, стремится сократить затраты на оплату труда, добивается соглашений о снижении налогообложения, понижения тарифов, создания зон свободной торговли и сокращения накладных расходов?

Как это случилось с отраслью, производящей предметы класса «люкс» и обслуживающей клиентов из верхней части среднего класса, которые откладывали деньги для расходов? Неужели 5-процентная разница на самом деле будет определять, будет ли продан бриллиант? Неужели сокращение и так уже низких затрат на оплату труда на несколько процентов действительно сделает бриллианты более привлекательными? 

Или, рассматривая это с более позитивной точки зрения, неужели бриллианты перестанут продаваться, если на несколько процентов больше платить рабочим, немного больше платить на налоги и слегка повысить цены на бриллианты для потребителей? Означает ли это, что невозможно проводить огранку и полировку бриллиантов в странах мира, где зарплаты и налогообложение распределяются равномерно по бизнес секторам? Как можно этого добиться для таких предметов роскоши, как бриллианты?

Аргументы в пользу стоимости производства

Производство в течение долгого времени является сложной экономической областью. Даже со времени промышленной революции, производство двигало экономический рост и находилось под давлением, направленным на снижение затрат. Изобретение сборочного конвейера Генри Фордом (Henry Ford), например, сделало производство автомобилей более эффективным, сократило его затраты на единицу продукции и сделало автомобили гораздо более доступными для потребителей. 

Текстильная промышленность находится под большим давлением, заставляющим предоставлять недорогие товары в большем количестве, чем когда–либо раньше, что привело к переводу производства в такие страны, как Бангладеш. Мы хотим привести алмазную отрасль к этому?  В производственную зону с малейшей прибылью ради удовлетворения желания иметь недорогостоящие сезонные изделия?  На мой взгляд, это совершенно неправильно.

Посмотрите на все финансовые усилия, прилагаемые для того, чтобы бриллианты оказались на пальцах потребителей. Миллиарды долларов тратятся на геологоразведочные работы, разработку и лицензирование алмазов. Стоимость алмазного сырья, продаваемого алмазодобывающими компаниями, составляет около $15 млрд, а стоимость получающихся из них бриллиантов около $21 миллиарда. Прибыль может показаться приличной, но после вычета стоимости оборудования, труда, финансирования, хранения, научно-исследовательских работ и накладных расходов и после деления этой прибыли между пятью тысячами производителей бриллиантов, на руках остается очень мало. Что мы должны еще урезать, научно-исследовательскую работу? Как мы вообще будем развиваться, если сделаем это? Затраты на оплату труда? Мы уже работаем в регионах с низкой стоимостью рабочей силы. Отказаться от технологии и от движения вперед в будущее?

Если уж на то пошло, нам нужно инвестировать больше в научно-исследовательские работы, на оплату труда и в технологии с целью развития, повышения эффективности и предоставления нашим покупателям товара более высокого качества. Нам нужно найти решения в чем-то другом.

Время повышать цены

В последний год я не однократно выступал в поддержку сокращения затрат на алмазы и оплату за алмазы на основе цен оптовых сделок на бриллианты, но постоянно принимая во внимание 5-процентную стоимость производства и сохранения 10-процентной валовой прибыли. Я всегда исходил из того, что потребители готовы платить определенную цену за свои бриллиантовые ювелирные изделия, но не больше. 

Хотя я выступал за осторожность и продуманность в покупке алмазов, я также всегда призывал к повышению просвещения и увеличению инвестиций в потребительский маркетинг. Эти два шага помогут потребителям принять более высокие цены на бриллианты. Есть несколько причин для такой работы. Одной из них является доходность, как уже упоминалось выше. Другой является позиционирование. Бриллианты являются предметом роскоши, и вся алмазная отрасль к нему должна относиться соответствующим образом.

Следует сказать, что у бриллиантов есть что-то общее с текстилем, помимо того давления, которое оказывается на производственный сектор. Для многих из этих видов продукции движущей силой является цена, хотя некоторые виды товара являются дорогостоящими. Некоторые люди хотят купить футболку как можно дешевле, но есть и рынок высокой моды. И между этими двумя крайними точками есть целый ассортимент предметов роскоши, которые имеют более высокую цену для отражения их уникальности. Они не продаются на основе бюджетных цен для широких масс, они продаются главным образом на основе ценности - дизайна, удовлетворяющего ожидания, требования к качеству и поддержания престижа. 

Так как создается прибыль?

Если мы стремимся добиться прибыли, требуя налоговых соглашений, снижения затрат на оплату труда и постоянно урезая переменные затраты, то что-то пошло совсем неправильно. Это олигополистический горнодобывающий сектор или фрагментированный производственный сектор? Это потому что эта структура вызывает жесткую конкуренцию за алмазы, которая приводит к повышению цен? Это отсутствие профессионализма в приобретении алмазов? Или это, может быть, происходит потому, что затраты на сертификацию слишком высоки? Связано ли это с затратами на финансирование или, может быть, с избыточным финансированием? Может быть, алмазная отрасль слишком старомодна и не развивалась в ногу со временем?  

Это все те важные вопросы, которые отрасль должна задать себе. Отрасль слишком заполнена умными и способными людьми, и нам нужно сообща подумать о крупномасштабных рамках алмазной отрасли и разработать пути преобразования ее в жизнеспособный и прибыльный бизнес, как и всякий другой.

На мой взгляд, это означает, что мы должны действовать осмотрительно в отношении затрат в одной стороне уравнения, а с другой стороны, мы должны вернуть бриллиантам положение совершенно люксового товара. Есть место для товаров массового производства, но они должны быть не основой нашей деятельности, а только дополнительной ее частью. Основной нашей деятельностью должно быть создание предметов роскоши и использование значительной части их для сохранения капитала, позиционируя бриллианты таковым товаром и получая прибыль от них, как они того заслуживают.