В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Пора прекратить недобросовестную финансовую практику в алмазной отрасли

26 июля 2016

Автор: Эхуд Арие Ланиадо (Ehud Arye Laniado)

(ehudlaniado.com) – Одна интересная статья обозревателя затронула юридические аспекты некоторых из случаев закрытия компаний в индийском алмазном секторе. Санджай Котари (Sanjay Kothari), выдающийся участник индийской [алмазной] отрасли, бывший председатель правления Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC), выступил за принятие более решительных мер против тех, кто вовлечен в теневые сделки. Я не занимаюсь журналистскими расследованиями и поэтому не могу сказать, являются ли действия, о которых он пишет, преступными или нет. Но я являюсь бизнесменом с большим стажем и могу говорить о методах ведения бизнеса.

Я много раз раньше высказывался против практики крупного заимствования, которые мы наблюдаем во многих частях алмазопровода. Я считаю, что избыточное банковское финансирование экспортных сделок может вызвать у некоторых производителей бриллиантов и дилеров ложное ощущение эйфории и может привести к очень нездоровому и непрофессиональному принятию решений.  Такие методы ведения бизнеса могут даже привести к появлению преступных замыслов.

Профессионализм в управлении алмазами и бриллиантами

Если придерживаться ряда ключевых правил, то это поможет избежать банкротства. На прошлой неделе я утверждал, что именно соблюдение простых и здравых правил спасет нас от приближающейся катастрофы.

Истинная ценность алмаза – это ценность бриллиантов, которые мы можем получить из него. Если вы знаете цену сделки на бриллиант (которая не является просто неопределённой запрашиваемой ориентировочной ценой минус общая скидка), то вы не сможете сильно ошибиться. Возьмите стоимость бриллианта(ов), полученных из этого алмаза, вычтите из нее стоимость производства бриллиантов и прибыль, а потом разделите итог на вес алмаза. Рекомендация компании Mercury: 5% - это стоимость производства бриллиантов и 10% - прибыль. В худшем случае, если цены на бриллианты упадут на 15% после того, как вы купите алмаз, вы потеряете самое большее около 5% - пять процентов стоимости производства бриллиантов.

Цены не часто падают на 15%. Такое падение нельзя исключить полностью, но должна произойти крупная катастрофа, которые случаются, как мы знаем, лишь раз в много лет. Поскольку такая возможность все-таки существует, давайте рассмотрим такую ситуацию, чтобы я мог вам показать, что даже в таком случае бизнес, построенный на здоровых финансовых принципах, знании рынка и холодной логике, должен быть способен выжить при таком мрачном сценарии.

Давайте представим себе компанию, работающую с 50-процентным банковским финансированием, а остальные 50% - ее собственный капитал. Она является финансово устойчивым бизнесом со сбалансированным кредитом и капиталом. Для данного примера, давайте примем, что собственный и заимствованный капитал составляют по $1 млн каждый, это означает, что у компании имеется в распоряжении $2 миллиона.

Эта компания взяла всю эту сумму и приобрела алмазов на $2 млн, рассчитав, что получит в результате бриллиантов на $2,3 млн ($2 млн + 15%). Это дает маржу в $300 000, из которых около $100 000 является стоимостью огранки и полировки, и у компании остается $200 000 валовой прибыли, которую она рассчитывает получить.

Если произойдет наш редкий мрачный сценарий и цены на бриллианты упадут на 15%, как будет выглядеть финансовая ситуация нашей компании? Вычитание 15% из ожидаемой стоимости бриллиантов в размере $2,3 млн означает, что цена упадет на $345 000. Стоимость бриллиантов тогда будет $1,955 миллиона. Этот бизнес потерял $45 000 на стоимости алмазов и еще $100 000 на стоимости производства, всего $145 000.

Компания, у которой многие годы бизнес шел хорошо и гладко, не обанкротится в редком и чрезвычайном случае резкого падения цен, имея складские запасы бриллиантов на $1,955 миллиона. Они продадут товар, оплатят банку сумму $1 млн плюс проценты, и у них все еще будет на руках много капитала. Они выживут без труда.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда бизнесом управляют не осмотрительно, а банки все-таки хотят предоставить вам финансирование, превышающее ваш капитал в десять раз. Такое бывает, особенно в тех странах, где банки не полностью осведомлены о займах, которые их клиенты могут иметь у других банков.

Давайте рассмотрим компанию, у которой есть $1 млн капитала, и она берет заём еще на $10 млн у банков. Что произойдет, если она приобретет алмазов на $11 млн, ожидая продать их за $12,65 млн, но потом рынок бриллиантов упадет на 15%? Теперь стоимость полученных бриллиантов будет лишь $10,753 миллиона. После продажи бриллиантов и возврата займа банку у них останется меньше $250 000, из которых им нужно вычесть еще $550 000 – стоимость производства бриллиантов.

Эта компания находится в очень опасной рискованный ситуации. Они полностью потеряли свой капитал и имеют $300 000 долга. Такая компания находится на грани коллапса, оставляя после себя долги перед банком, а может быть и перед отраслью. Такая компания, действуя без должной осмотрительности, могла также упустить несколько других основополагающих составляющих алмазного бизнеса: например, они могли неверно оценить стоимость алмазов или не знать цены сделок на бриллианты и т. д.

Эта ситуация опасна для нашей отрасли не потому, что любая компания может оказаться в такой ситуации, а потому что есть много компаний, которые имеют невероятно избыточную задолженность! И если они упадут, они потянут за собой многие другие компании, которым они задолжали деньги, нанося при этом ущерб и банкам. Банки, пострадавшие в таком случае, могут принять решение сократить свою работу с алмазной отраслью, не просто урезав финансирование плохо управляемым компаниям, а сократив его также и для компаний, управляемых с осмотрительностью.

Неверные посылы

Я часто слышу от разных людей на рынке призывы к алмазодобывающим компаниям сократить их предложение алмазов для сектора производства бриллиантов. Их призывают действовать ответственно. Это немного странно: почему они должны требовать, чтобы крупные производители алмазов были ответственными, а сами производители бриллиантов не проявляли ответственности, покупая меньше алмазов? Если весь «мидстрим» - средняя часть алмазопровода - хочет покупать товар, почему производители алмазов должны считать, что продавать - это не мудро.

Не является ли это ответственностью «мидстрима» делать покупки с умом? Разве не должны производители бриллиантов быть первыми, кто должен знать, что им не требуются некоторые объемы алмазов – что касается вида товара или количества? Не должны ли участники средней части алмазопровода подстраивать свои уровни спроса в соответствии с их собственными объемами продаж и ценами? Поступать так - основной принцип осторожного и продуманного ведения бизнеса.

Не является ли задачей банков обеспечивать, чтобы компании, которым они дают займы, знали, как оценивать стоимость алмазов, знакомиться с направлениями рынка и действовать в соответствии с основными правилами? В конце концов, риску подвергаются деньги именно банков, как и сам банк, потому что он является основным финансистом алмазного рынка (вопреки попыткам Базеля (Basel) ограничить риск) и может потерять больше всех.

Неверно возлагать вину на поставщиков – будь это [поставщики] алмазов или те, кто предоставляет недорогое финансирование. Производители бриллиантов должны анализировать свой собственный бизнес, оценивать его честно и действовать в соответствии с тем, что является правильным для их работы. Они должны сами усвоить главную идею, касающуюся осмотрительности.

Невыдуманный сценарий

Я назвал 15-процентное падение цен на бриллианты мрачным сценарием, но, будучи ветераном этой отрасли, я, как и вы, знаю, что экономические катастрофы происходят. Легкодоступное и дешевое банковское финансирование в 2005 - 2007 годах привело к совершению ряда ошибок на рынке. Чувство, что делать деньги легко, привело ко многим неверным решениям, что в результате вызвало глубокий экономический кризис 2008 года, затянувшиеся последствия которого мы ощущаем до сих пор.

Избыточное финансирование и кредиты в плохих руках могут привести к принятию неверных решений в любой отрасли, и особенно в алмазной отрасли, которая по своей природе более абстрактная. В прошлом бывали плохие экономические времена, и мы должны понимать, что они могут снова наступить в будущем.

Большинство банков, подпадающих под действие Базельских правил, ушли из алмазной отрасли или находятся в процессе выхода. Крупнейший объем финансирования все больше поступает от банков с более простыми правилами и предоставляется производителям бриллиантов из одного географического региона, имеющих свое собственное представление о том, как вести успешный бизнес.  Нет сомнения в том, что эти производители бриллиантов являются мировыми экспертами в огранке и полировке бриллиантов размером от 1 карата до 0,005 карата, что представляет собой бόльшую часть бриллиантового бизнеса с точки зрения стоимости. 

Непредвиденным результатом этого может стать появление спекулянтов, которые будут наживаться на больших колебаниях стоимости алмазов и бриллиантов, что будет происходить несколько раз в год вместо одного раза в несколько лет.

Избыточное финансирование может вызвать другие пагубные последствия и не обязательно из-за спекулятивных компаний, которые быстро приходят и быстро уходят, оставляя серии банкротств за собой. Хорошие солидные компании, действующие с осторожностью, могут непреднамеренно оказаться вовлеченными в грязные дела безответственных компаний, втягивающих их в финансовый омут.

Избыточное финансирование пагубно для всего алмазопровода, особенно для «мидстрима», имеющего очень маленькую норму прибыли. Это разрушительно не только тогда, когда действия преступны по своему характеру, но и когда они «всего лишь» по финансовым и профессиональным соображениям.  Я присоединяюсь к г-ну Котари (Kothari) в его призыве к руководителям отраслевых организаций, а также к банкам, действовать незамедлительно и решительно в такой ситуации.